Молодёжный интернет-журнал МГУ
RSS Версия для печати
18/07/2018 Среда

Петр Сахаров

 
Петр Сахаров
20.04.2011
В предыдущем, предпоследнем очерке этого цикла, мы говорили о Страстной пятнице – том дне, когда завершилась земная жизнь Иисуса Христа. Великая суббота, казалось бы, должна была образовать зияние в богослужебном круге: ведь она не отмечена никакими евангельскими событиями, поскольку этот день был и субботой, и иудейской Пасхой одновременно – именно поэтому он знаменовался сугубым покоем, отсутствием каких бы то ни было дел (не случайно погребавшие Иисуса, не успев закончить в пятницу помазание Его тела, отложили завершение погребальных обрядов до утра по прошествии субботы). Тем не менее, Святая суббота в большинстве христианских традиций имеет собственное богослужение, которое по своей насыщенности, по глубине наполняющего его смысла не имеет себе равных. Суббота, составлявшая средоточие ветхозаветного культа – ибо это день покоя, в память о том, как Господь, сотворив вселенную, почил, – становится Великой субботой, когда Воплотившийся Господь покоится во гробе.
 
Петр Сахаров
15.04.2011
В предыдущем очерке мы говорили о том, что богослужение Великого четверга подводит нас вплотную к непостижимой тайне того умаления Богом Самого Себя, о котором пелось в одном из самых древних христианских гимнов, запечатленном апостолом Павлом (Флп 2. 6-10), и которое восточные Отцы Церкви называли греческим словом «кенозис»– «истощание». Для того чтобы обновить падшее человеческое естество, чтобы избавить его от порабощения диаволом, от власти зла и смерти, Самому Богу – в лице предвечно рожденного Слова Божия, равного Отцу и могуществом, и величием, – надлежало умалиться, истощить Себя, приняв образ раба. Воплотиться, восприняв нашу плоть. Родиться среди людей, став одним из нас, во всем подобным нам, людям, кроме греха. И принять на Себя все, кроме греха, последствия человеческого грехопадения – вплоть до самых мучительных душевных и телесных страданий, вплоть до ужаса богооставленности и даже вплоть до самого тяжкого следствия грехопадения – телесной смерти. И именно Страстная пятница во всех существующих литургических традициях особым образом посвящена воспоминанию этих страданий Богочеловека Иисуса.
 
Петр Сахаров
13.04.2011
Рассмотрев в предшествующей серии очерков контекст Страстной седмицы (1, 2) и ее начало (3, 4), мы приблизились, наконец, к Великому четвергу, которым открывается непосредственное воспоминание Пасхальной тайны Христа. Наступает тот короткий период, когда богослужение литургическими средствами воссоздает соответствующие этим дням главные спасительные события евангельской истории: в четверг это Тайная Вечеря, прощальная беседа Иисуса с апостолами, гефсиманское борение; в пятницу – взятие Христа под стражу, суд над Ним, поругание, крестный путь, Голгофа, смерть Иисуса и Его погребение; в субботу – пребывание тела Христа во гробе и незримое для людей сошествие Его души во ад; и в воскресенье – отверстый гроб и первые явления Воскресшего.
 
Петр Сахаров
8.04.2011
В предыдущих очерках этого цикла (1, 2, 3) мы рассмотрели некоторые общие характеристики Страстной седмицы и ее литургического контекста, приступив затем к рассмотрению ее первого дня – праздника Входа Господня в Иерусалим, или Вербного воскресенья.
 
Петр Сахаров
6.04.2011
В предыдущих очерках этого цикла (1, 2) речь шла Страстной седмице в целом, а также том, что ее предваряет. Однако пора, наконец, приступить к более пристальному рассмотрению каждого из ее дней в их прямой последовательности.
 
Петр Сахаров
21.05.2010
Попробуйте спросить у знакомых вам ценителей и тонких знатоков классической музыки, есть ли у Рихарда Вагнера произведения на библейские сюжеты. Вероятнее всего, вы получите отрицательный ответ. На самом же деле одно такое сочинение у него всё-таки есть. Волею судеб оно оказалось почти полностью забыто, очутившись в тени колоссальных оперных полотен, принесших его автору мировую славу. Даже в некоторых монографиях о жизни и творчестве Вагнера оно ни разу не упоминается.