Святейший Патриарх, писатели и ученые - о Патриаршей литературной премии

26 мая Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил торжественную церемонию избрания и награждения первого лауреата Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. За значительный вклад в развитие русской литературы лауреатом за 2011 год в ходе тайного голосования был избран Владимир Николаевич Крупин. Мы предлагаем вам слово Святейшего Патриарха о пророческом служении русской литературы и мнения Алексея Варламова, профессора МГУ Михаила Голубкова, сотрудника ИМЛИ Николая Котрелева о присуждении премии и о возможности выделения в современном литературном процессе "православной литературы".

Слово Предстоятеля Русской Церкви на церемонии вручения Патриаршей литературной премии имени свв. Кирилла и Мефодия

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства! Все высокое уважаемое собрание!

Сегодня мы собрались для того, чтобы стать участниками и свидетелями важного события в церковной и общественной жизни: члены Палаты попечителей Патриаршей литературной премии должны прямо здесь, при нас, избрать того писателя, который и станет первым лауреатом. Но прежде чем начнется эта торжественная церемония, мне хотелось бы сказать несколько слов о том, почему Русская Православная Церковь выступила с инициативой учреждения этой премии.

Любая премия в области искусства призвана задать в общественном сознании определенную систему координат, в рамках которой оценивается то или иное художественное произведение. За основной критерий при выборе номинантов на данную награду был принят их писательский вклад в утверждение духовных и нравственных ценностей в жизни человека. В современных условиях, когда мировая цивилизация переживает глубокий духовный кризис, вызванный размыванием границ между добром и злом и, как следствие, разрушением традиционных моральных ориентиров, особенно важно свидетельствовать миру о непреходящих нравственных ценностях. Это свидетельство необходимо нести в буквальном смысле слова словом и делом, твердо отстаивая свои мировоззренческие принципы и подавая личный пример в поступках. «Слова учат — примеры влекут», как говорит народная мудрость.

Убедительное и меткое слово побуждает человека к действиям. Именно поэтому столь высока мера ответственности за духовное и нравственное состояние наших современников тех, кто сделал словесное творчество делом своей жизни. Учрежденная Патриаршая литературная премия призвана поощрять начинания писателей, которые стремятся в своих произведениях доносить до сознания людей важность следования высоким нравственным идеалам.

 

Одной из отличительных особенностей русской классической литературы является ее ориентированность по большей части на осмысление вечных проблем. Писатели ставили перед аудиторией различные общественно-нравственные вопросы, ставили так, как сейчас мало кто умеет ставить — не морализируя, не давая готовых ответов, которые претендовали бы на истину в последней инстанции, но призывая читателя задуматься и с вместе автором решать предлагаемые житейские головоломки. Выражаясь словами покойного академика Д.С. Лихачева, русская классическая литература — это диалог с народом, обращение к совести читателя.

Этим огромным творческим потенциалом наша словесность обязана в первую очередь — и нужно ясно и прямо об этом сказать — православной вере, православной традиции, ставшей камнем основания русской культуры, ее прочным духовным стержнем. Православие стало мощным импульсом для культурного развития нашего народа на века, во многом определившим его сознание и систему ценностей. В советскую эпоху при практически полном запрете на приобщение к церковной традиции именно через русскую классическую литературу, аккумулировавшую в себе христианские ценности, народ имел возможность познавать свои исторические духовные корни. Сегодня для многих из нас стало очевидным: уникальная русская цивилизация уже в ХХ веке могла прекратить свое существование, если бы у нее не было созданных национальным гением сокровищ литературы, да и вообще культуры, предыдущих эпох.

 Номинанты Патриаршей литературной премии

Современная литература выросла, без сомнения, на основе классической русской литературы. Важно только, по совету уже упомянутого академика Лихачева, усваивая все лучшее, что нам оставила словесность золотого века русской культуры, не пропустить, не забыть, не упростить. В этих традициях — все самое ценное.

Российская словесность сегодня пытается самоорганизовываться разными способами. Так, в качестве центров литературных школ и направлений выступают некие издательства, как правило, небольшие и не очень богатые. Однако сегодня таким издательствам очень сложно, практически невозможно конкурировать с огромными фабриками книг, где, к сожалению, в большинстве случаев к художественным произведениям подходят исключительно как к товару. И в этой ситуации особое значение приобретают литературные премии, которые являются своего рода фокусами притяжения, объединяющими вокруг себя писательские сообщества.

Мне очень бы хотелось, чтобы учрежденная недавно Патриаршая премия стала одним из авторитетных центров организации современного литературного процесса, чтобы она стала в первую очередь фактором моральной поддержки для тех писателей, которые осознают своею духовное преемство по отношению к традициям классической русской литературы. Святой апостол Павел писал: «Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные» (Евр. 4:12). Но ведь не только слово Божие, но и слово человеческое способно совершить переворот в сознании. Литература — источник, от которого человек питается духовно и интеллектуально. Будем помнить о том, что именно книга, книжная культура во многом формирует духовное и нравственное состояние общества.

Русские поэты и писатели всегда осознавали свое служение как пророческое. «Поэт в России больше чем поэт» — эта поэтическая строка стала крылатой фразой. Русская литература и дальше должна возгревать тот пророческий дар, которым с избытком обладали ее лучшие представители.

Верю, что в XXI веке произойдет, наконец, возвращение нашей литературы к подлинным духовно-нравственным истокам русской культуры, берущей начало в апостольских трудах Кирилла и Мефодия. Мы надеемся и мы молимся, чтобы было так. Но это возвращение станет возможным только в том случае, если общество осознает, что и Церковь, и литература призваны делать одно общее дело — свидетельствовать миру о вечном, возвышать ум и душу человека, приобщать к мудрости и опыту предшествующих поколений. Очевидно, степень причастности к этому делу и должна стать основным критерием при избрании лауреата Литературной премии.

 

* * *

Протоиерей, писатель Николай Агафонов, член жюри премии, назвал Патриаршую премию по литературе «самой честной», отметив, что лауреат выбирается очень значимыми людьми. «Святейший Патриарх настаивал на прозрачности и честности – самое главное, чтобы это действительно был выбор тех, кому доверено, на глазах у всех. Это очень оригинально, такое происходит впервые». Конечно, как отметил священник, кулуарно члены попечительского совета все обсуждали и советовались о выборе, причем дискуссия была очень глубокой.

Писатель Алексей Варламов отметил, что если собрать мнения всех соискателей о премии, то получится полная картина – для кого-то это чудо, для кого-то закономерность. «Действительно, эта премия заполняет пространство от чуда до закономерности и обратно». Что касается выбора лауреата, Варламов назвал его достойным: «Владимир Крупин – человек очень горячий, очень искренний, глубоко верующий и воцерковленный человек, который прошел путь, пройденный многими людьми его поколения и более младших поколений: в молодости они были достаточно далеки от Церкви, но пришли к ней в зрелом возрасте; эта тема росла в них и постепенно осознавалась ими». Энергия писателя, по мнению Алексея Варламова, может заражать окружающих и пробуждать общество от сна и апатии.

Премия имени Кирилла и Мефодия присуждается в области литературы, а не «православной литературы», но явно ставит вопрос о существовании такого явления. Алексея Варламова термин «православная литература» всегда смущал. «Я его не понимаю. Все же своего апогея русская литература достигла в XIX веке, и вряд ли он будет перекрыт. Не принято называть Пушкина, Гоголя. Достоевского православными писателями, хотя они, безусловно, таковыми являлись. Если выделение православной литературы произойдет, это будет искусственная вещь. Я вывел для себя формулу: русская литература по природе христианка, как Тертуллиан говорил про душу человека. Все лучшее, что есть в русской литературе, — православно».  Патриаршая премия, по мнению Алексея Варламова, будет присуждаться не за «православную литературу», а тем писателям, которые продолжают лучшие традиции русской духовности. С термином «православная литература» не вполне согласен и научный сотрудник Института мировой литературы Российской академии наук Николай Котрелев.

Профессор кафедры истории русской литературы ХХ века МГУ Михаил Михайлович Голубков считает, что премия может иметь очень высокий авторитет – она вызывает огромный интерес и поднимает литературу. «Современная литература, конечно, нуждается в том, чтобы она заняла то место в обществе, которое имела раньше», и освященная авторитетом Патриарха премия будет этому способствовать. Однако что касается включения современной литературы в учебные программы МГУ, Михаил Голубков отметил, что стабильной программы нет, и все зависит от личных предпочтений преподавателя. Сам он не включил бы в программу произведения Владимира Крупина – «просто в силу того, что мне кажется, что есть более яркие литературные явления». Из сегодняшних соискателей Голубкову более интересны повести Юлии Вознесенской, в особенности «Мои посмертные приключения». Произведения Крупина и Ганичева скорее стали явлением в литературе 1970-90-х годов, но не в литературе в ее современном состоянии.

Михаил Голубков также считает, что нужно делать дистанцию между религиозностью писателя и тем, является ли он светским или духовным писателем. Скажем, Достоевский был очень религиозен, но был светским писателем. Солженицын – очень религиозный писатель, но при этом светский писатель. «Я думаю, что эта премия ориентирована на светских писателей – но при этом религиозных, то есть людей, которые воспринимают действительность, как Божие творение. Конечно, в современной литературе есть такие авторы. А из ушедших я бы назвал Солженицына. Равного ему явления в современной литературе просто нет». Михаил Голубков предлагает в будущем включить в число номинантов, например, Проханова: «Это очень спорный писатель, но тем он и интересен». Алексей Варламов, сегодня включенный в жюри, может в будущем оказаться номинантом.

 Члены жюри с бюллетенями для голосования

Научный сотрудник Института мировой литературы Российской академии наук Николай Всеволодович Котрелев вспоминает давнее знакомство с одной из повестей Александра Сегеня еще в журнальной публикации. «Это была книга о жизни, о той утлой, скудельной, но той правильной теплой Божией жизни, которая была вокруг меня всю мою жизнь». Сегодня Николай Котрелев стал членом жюри Патриаршей премии по литературе.

Вопрос о том, «како веруеши», в современной ситуации, когда очень много не только неправославных, но и антиправославных, а равно и антикатолических и антипротестантских явлений в литературе, кажется Николаю Котрелеву очень сложным для России и Европы. Главное в такой ситуации, по мнению ученого, — оставаться самими собой и твердо помнить, по-евангельски: «мы вам пели, и мы вам играли, а вы не слушали и не хотели. Тогда все становится понятно. Лучше бы не заниматься коллективными перековками всего. Для православия характерен не спор, а предъявление истины. Хорошо, что находится инстанция, которая поддерживает то, что несомненно православно, что сегодня оказывается проповедью не с амвона, а от сердца православных ценностей. Но бессмысленно будет затевать «культурную политику» в пользу православия».