«Шумбрат!» - по-мордовски «здравствуйте»

Патриарх Кирилл посещает Саранск. Здесь он совершил богослужения в праздник Казанской иконы Божией Матери, открыл паломнический центр и освятил храм, помолился на могиле своей бабушки и возложил цветы к мемориалу воинам Великой Отечественной. И - стал почетным гражданином Мордовии. Тем временем наш корреспондент рассказывает, почему Мордовию называют «экономическим чудом».

Город веселых памятников

Саранск – трехсоттысячная столица республики Мордовия – очень сильно изменился за последние пять-десять лет. Об этом говорят все – от главы республики до таксистов и священников. Город стал чистым, оживилось сельское хозяйство, в магазинах у холодильников объявления: с  января 2011 года продукция такой-то марки изготавливается на местном молокозаводе. Цены, слава Богу, пониже московских: например, свежая саранская ряженка стоит 34 рубля за литр. Иначе она была бы недоступна даже работникам того же завода, которые производят ее за 10-15 тысяч рублей в месяц.

Кафедральный собор во имя святого праведного воина Феодора Ушакова
 Кафедральный собор во имя святого праведного воина Феодора Ушакова

В центре города в 2006 году открыли огромный собор во имя святого воина - адмирала Федора Ушакова, канонизированного в 2001 году. В этом храме 20 июля служил Святейший Патриарх Кирилл. На площади вокруг собора стояла плотная стена народа – многие пришли семьями. Среди людей из плоти и крови затесалась металлическая: напротив храма стоит «памятник семье», и фигуры словно застыли по пути не то на службу, не то в парк с аттракционами, расположенный чуть подальше.

 Памятник семье

В Саранске вообще немало забавных монументов – особенно в парке для семейных прогулок. Памятник дворнику, памятник водопроводчику, памятник старухе Шапокляк с крыской Лариской. Как и в Москве, та или иная деталь всегда натерта до золотого блеска: полагается взяться за рукоять метлы дворника, за нос мультяшной крысы, - то ли на удачу, то ли чтобы вернуться.

- Говорят, тот же скульптор хотел поставить еще памятник мягким тапочкам с подписью «будьте как дома». Удалось? – спрашиваю ожидающих приезда Патриарха у гостиницы.

- Не знаю, - от неожиданности теряется женщина. – Можно мэра нашего спросить – вон он стоит.

- Зачем же дергать аж целого мэра?

- Он у нас очень досягаемый, - с гордостью отвечает моя собеседница. Она журналист, но день ее начался в пять утра на огороде, где она копается «не ради прожитья, а ради удовольствия».

Памятник дворнику
 Памятник дворнику

«Досягаемый мэр» Владимир Сушков – по национальности мордвин-мокша, как и глава республики Николай Меркушкин. Протоиерей Виктор Сардаев, тоже мокша, отличает мордвинов от русских не в лицо, а по говору. Правда, он говорит, что молодежь уже не разберешь: даже если в совершенстве владеют мокшанским или эрзянским (две разновидности мордовского языка), то и по-русски говорят без акцента. Мордовский в том или ином варианте изучают в школах даже русские дети – во 2 и 3 классах. «Кельгома ялгат» значит «дорогие друзья», - берется обучать меня отец Виктор. Ударение в мордовском всегда на первый слог, только в «шумбрат» («здравствуйте») – на второй.

Почетные граждане Мордовии

В Мордовии все говорят по-русски, границ и таможенных постов нет, но вдруг местные спрашивают меня: «Вы из России приехали?»

- Разве здесь не Россия?

- Оно так, но здесь морда-цемент, морда-пиво, морда-водка… - перечисляют продукцию еще нескольких открывшихся в регионе заводов, словно ее существование делает аналогичные российские товары импортными.

 

В республике высоким гостям не только показывают, как колосятся поля, но и присваивают звания: Патриарх Кирилл стал почетным гражданином Мордовии. Предстоятеля Русской церкви с этой землей связывают семейные корни: на городском кладбище Саранска лежит его бабушка, в селе Оброчном невдалеке от города – дедушка, священник Василий Гундяев. На их могилах Патриарх Кирилл будет молиться 21 и 22 июля. Будучи митрополитом Смоленским и Калининградским, Святейший Патриарх уже бывал в Саранске с официальными и неофициальными визитами, здесь прошла и часть его детства. Был почетным гражданином Мордовии и покойный Патриарх Алексий II – он приезжал в Саранск в 2000 и 2006 годах. На досках возле Дома правительства в ряду больших портретов «почетных граждан» как раз есть пустая ячейка для нового лица.

Есть в Мордовии и менее торжественные проявления гостеприимства: например, традиционные мокшанские блины - втрое толще обычных русских, из нескольких видов муки. «Такие без старой печи и не сделаешь», - объясняют женщины в традиционных костюмах. Говорят, что мокшанский костюм от эрзянского отличался только орнаментами, а какими именно – никто не помнит. Якобы в деревнях и сейчас можно встретить народное платье как предмет гардероба, а не реквизита: в повседневном варианте по дому ходят, праздничный – разве что на свадьбу наденут.

- А в церковь?

- Это зачем же? В городе - только внимание на себя обращать.

Например, внимание Патриарха Кирилла: 20 июля его всюду встречали девушки в ярко-красных уборах.

Жнущий серп всегда блестит

Здесь гордятся олимпийскими чемпионами по спортивной ходьбе и чемпионом мира по боксу, и даже торжественный акт в честь 20-летия образования Мордовской и Саранской епархии проходит в спорткомплексе, который по этому случаю украшается растяжками «Русь святая, храни веру православную» и «Мордовия приветствует нашего Патриарха». Подобные билборды встречаются и на улицах Саранска: «Ваше Святейшество, благословите нас». Патриарх уверен, что благословение здесь втуне не пропадет: «Мы знаем, что инвестиции можно проесть и пропить, а технологии разрушить. Но на этой благодатной земле все это работает и дает свою отдачу – потому что здесь благополучный человеческий фактор, трудолюбивый народ», - сказал Предстоятель Русской Православной Церкви 20 июля.

 

Мордовию с зарплатами по 10 тысяч, с разъезжающейся на заработки в столицы молодежью называют «экономическим чудом»: пусть невысокие зарплаты, но на своих заводах. «Жнущий серп всегда блестит», - говорит местная пословица. Здесь даже алкоголизм всего лишь «бывает», а массово «некому пить: либо уехали, либо умерли, либо работают, времени нет на водку». Мокшанский мордвин от эрзянского на русский взгляд и слух не отличается ни видом, ни акцентом – зато каждый из этих народов помнит свои корни. Так и получается «Мокшэрзянь мастор» - полная сегодня энтузиазма Мордовская земля.