Святой Владимир и Крещение Руси

Христиане были на Руси и до правления Владимира. Однако именно при нем Русь официально стала православной. Как же проходило Крещение Руси?

Наша страна и Православие в сознании многих тесно связаны между собой. Если Русь, то непременно «Святая», если русский - то обязательно православный (кстати сказать, и по сей день, например, крымские татары отождествляют славянскую внешность с православной религией).

988 год - Крещение Руси. Эта дата есть во всех учебниках истории, а само событие часто воспринимается несколько примитивно: крестился князь Владимир - повелел окрестить русичей в Днепре - все окрестились и стали христианами.

Наверное, немногие смогут описать даже свой путь к вере так просто и определенно. Что уж говорить о целом народе?

Князь Владимир, крестивший Русь, был внуком святой равноапостольной княгини Ольги. Сложно сказать, насколько это повлияло на его выбор. Возможно, уже став взрослым, он вспоминал что-то из того, чему его учила бабушка. В юности же Владимир скорее подражал отцу - князю Святославу - и славным воинам - дружинникам, которые были язычниками.

Христианское мировоззрение было совершенно чуждо молодому княжичу. Запрещалось не только прелюбодействовать, но и только смотреть на женщину с вожделением, а это совершенно не соответствовало привычному Владимиру образу жизни (у князя было несколько сот наложниц!). Нельзя было убивать людей, мстить, даже гневаться - а как же иначе показать доблесть, как не на войне? Заметим, что Владимир, которого за справедливость ласково именовали Красным Солнышком, принимал активное участие в первой на Руси междоусобице. В результате этой войны в 980 г. он занял киевский престол.

Пока Владимир воевал против старшего брата Ярополка, были потеряны многие русские земли. Естественно, князь решил вернуть эти территории. Перед крымским походом (987/988 г.), согласно «Повести временных лет», княжеский двор посетили миссионеры от мусульман, иудеев, латинян и византийцев. Неизвестно, действительно ли все было так, как описано в «Повести».

Вероятнее всего, князь почувствовал, что языческая религия с ее большим количеством богов, демонов и прочих мифических существ не очень соответствовала его государственным планам. Князь стремился объединить земли вокруг Киева, централизовать власть. Важным моментом процесса централизации было изменение мировоззрение. Сначала князь решил систематизировать почитание языческих богов, впоследствии решил выбрать для государства одну из монотеистических религий.

Конечно, нельзя сказать, что религиозный выбор князя был полностью обусловлен этими прагматическими целями. Так или иначе, ему предстояло строить по религиозным канонам и свою собственную жизнь.

Как рассказывается в «Повести временных лет», магометан Владимир слушал с удовольствием, поскольку «был он такой же женолюбец, как и Соломон». Не очень понятно было князю обрезание и запрет на свинину, а особенно не понравилось то, что магометане не пьют вина. «Руси есть веселие пить: не можем без того быть», - сказал князь.

Католичество князь не принял, потому что эту религию не принимали его предки. В рассказе иудеев киевского правителя насторожил тот факт, что за грехи Бог отнял у евреев их землю ( «Как же вы иных учите, а сами отвергнуты Богом и рассеяны? Если бы Бог любил вас и закон ваш, то не были бы вы рассеяны по чужим землям. Или и нам того же хотите?»).

Византийский философ поведал Владимиру содержание книг Ветхого и Нового Заветов, рассказал о том, зачем Христос пришел на землю и как искупил первородный грех, а в заключение рассказал о Страшном суде и показал князю завесу, на которой было изображено судилище Господне. «Хорошо тем, кто справа, горе же тем, кто слева», - вздохнув, рассудил Владимир, однако креститься повременил. Посоветовавшись со старейшинами, он отправил в разные земли послов - 10 премудрых мужей, чтобы они посмотрели на обряды разных религий и посоветовали ему, какую из них все-таки выбрать.

Ни магометансткая, ни католическая службы посланным не понравились. О греческом же богослужении они рассказали следующее:

«И пришли мы в Греческую землю, и ввели нас туда, где служат они Богу своему, и не знали - на небе или на земле мы: ибо нет на земле такого зрелища и красоты такой, и не знаем, как и рассказать об этом, - знаем мы только, что пребывает там Бог с людьми, и служба их лучше, чем во всех других странах. Не можем мы забыть красоты той, ибо каждый человек, если вкусит сладкого, не возьмет потом горького; так и мы не можем уже здесь пребывать».

Надо полагать, русичей поразили и величественные храмы, и прекрасные священнические облачения, и иконы и знаменитые мозаики, и необычное, удивительно красивое византийское пение.  

«Если бы плох был закон греческий, то не приняла бы его бабка твоя Ольга, а была она мудрейшей из всех людей», - сказали бояре. И спросил Владимир: «Где примем крещение?» Они же сказали: «Где тебе любо».

Решив принять христианство, Владимир, следуя несколько необычной логике, решил, что просто так стать православным он не может, а должен непременно завоевать право на эту веру оружием. Поэтому князь пошел на Херсонес. Покорив Корсунь (как иначе называется этот город), князь отправил к византийским императорам Василию и Константину послов. Посланники передали государям, что князь Владимир взял Корсунь и если византийские императоры не согласятся выдать за Владимира их сестру Анну, он возьмет и Константинополь. 

Можно представить себе ужас девицы, которая ради спасения родного города должна была выйти замуж за незнакомого ей северного варвара, к тому же некрещеного! Однако согласие на брак было дано, но с условием, что князь крестится. Владимир только этого и ждал.

Византийская царевна отправилась к жениху в Корсунь, а когда прибыла туда, князь внезапно ослеп. Владимир начал сомневаться, а мудрая девиц объяснила, что ослеп он временно и исключительно для того, чтобы Господь показал ему свою неизреченную славу.
Князя крестил епископ Корсунский. Едва только он возложил руку на голову князя и стал погружать его в купели, как Владимир прозрел. «Ныне познал я Бога истинного», - с радостью воскликнул князь. Навсегда останется тайной, что было явлено Владимиру в момент крещения. 

Дружина князя и бояре дивились чудесному исцелению своего повелителя, и многие из них, уверовав, крестились.

Вскоре после крещения Владимир повенчался с Анной, которая больше не страшилась стать женой русского князя, видя, что над ним и над его землей пребывает Божия благодать.

Перед тем как покинуть Херсонес, князь поставил церковь в честь святого Василия (это имя он получил при крещении) и в благословение испросил себе от местного епископа честную главу Климента Папы Римского (пострадал в Херсонесе в I веке) и часть мощей его ученика Фива.

Заметим, некоторые историки полагают, что князь крестился в Киеве, и получается, что рассказ из «Повести временных лет» не совсем правдив.

Вернувшись в Киев, князь отпустил всех прежних жен и наложниц.

Тогда же произошло знаменательное событие - Крещение Руси. Князь повелел всем жителям в назначенный день войти в Днепр. Сотни людей вошли в воду, и князь со священниками вышли на берег и крестили русский народ. «И была радость на небе и на земле по поводу стольких спасаемых душ», - говорит предание.

Почему вдруг сотни людей без предварительной подготовки, фактически без осмысления сущности христианства, вдруг взяли и приняли эту веру. Не совсем ясно. Конечно, крещение очень важно. Вот только настоящие его причины были, думается, менее благочестивыми, чем может показаться. С одной стороны, исполняли княжий приказ. С другой (как замечал в своих лекциях Н.И. Либан) при крещении выдавали крестильную рубаху. А новая рубаха - вещь очень нужная. Вот люди и шли креститься. Кто по два. А кто и по три раза. Разве ж можно было это проконтролировать?

Крестики наши предки часто воспринимали как обереги (их даже не всегда клали в могилу, хотя при этом не забывали про языческих идолов). Необходимо было провести большую просветительскую работу, чтобы люди стали мыслить по-христиански.

Стали переводить книги, строить школы, обучать людей грамоте. Так крещение послужило началом просвещения Руси. Именно началом, а не завершением, великих перемен, которые не завершились и сегодня.

Святой Владимир умер 15 (28 н. ст.) июля 1015 года.

«То новый Константин великого Рима; как тот крестился сам и людей своих крестил, так и этот поступил так же... Удивления достойно, сколько он сотворил добра Русской земле, крестив ее. Мы же, христиане, не воздаем ему почестей, равных его деянию. Ибо если бы он не крестил нас, то и ныне бы еще пребывали в заблуждении дьявольском, в котором и прародители наши погибли»», - написано о Владимире в «Повести временных лет».