Русский иконописец строит храм преподобного Серафима на Кипре

Множество храмов по всей России и за ее пределами посвящены преподобному батюшке Серафиму. На Кипре, в митрополии Морфу, с 2002 года действует маленькая церковь в его честь, а сейчас строится скит. С его настоятелем, художником и иконописцем из Орла архимандритом Амвросием мы беседуем о «византийском» искусстве, древнем и современном, на Кипре и о храме преподобного Серафима.

Кипр

Первое знакомство с Кипром

—  Отец Амвросий, какими судьбами Вы оказались на Кипре? 

— Десять лет тому назад по приглашению архимандрита Симеона я приехал для того, чтобы расписать иконостас в монастыре Мавровуни (там есть храм Оптинских старцев). Мы познакомились с духовным чадом отца Симеона — митрополитом Морфу Неофитом, который предложил расписать храм и у него. Эта работа затянулась на год, тем временем у нас упрочились добрые отношения, я решил остаться и работать на Кипре.

— Вы помните свое первое впечатление от кипрских храмов в художественном отношении?

 — Меня поразило обилие древних памятников. В России древние памятники рассеяны на огромном пространстве, а здесь эти сокровища сконцентрированы. Храмы XII века, с росписями того же времени, для России — чрезвычайная редкость... ну, Мирожский монастырь в Пскове, несколько храмов в Новгороде, а здесь  они — сплошь и рядом. Для меня было большой радостью видеть такие храмы и служить в них. В них никогда не прекращалась живая церковная литургическая жизнь.

Кипр

Пафос. Мозаика пола базилики. IV век

Кипр 

Като Лефкара. Храм архангела Михаила. XII век

Кипр 

Педулас. Храм архангела Михаила. XV век

Кипр

Келлиа. Жертвоприношение Авраама. XII век

Кипр 

Асину. Успение Богородицы. Конец XI века

  — Вы чувствуете себя иначе, когда служите в древнем храме?

 — Конечно, сегодня встречаются такие росписи, которые просто мешают молитве. А в древних храмах вы видите глубокие образы, настраивающие на молитву. Там совсем иначе переживается Литургия.

 Отступление от византийского канона и возвращение к нему

 — В России и в храмах, и в музейных коллекциях мы видим множество неиконописных образов XVIIIXX вв. Какова ситуация здесь? Был ли на Кипре такой период отступления от иконописного канона?

 — Может быть, не такой, как в России, но был. Во времена  правления турок, в XVII–XIX вв., возникло огромное влияние западного искусства на традиционную византийскую иконопись. Оно отлично от того, что было в России, но все равно, имеет тот же самый западный дух барочной иконы, перегруженной деталями до того, что образ уходит на второй план.

Западное влияние и здесь имело разрушительное действие на искусство. Сознательное возвращение к иконописному канону началось на Кипре совсем недавно, где-то в 50-е гг. У нас в России — раньше, еще до революции устраивали выставки древних икон. В искусствоведческой и церковной среде существовал интерес к древней иконе (сщмч.Сергий Мечев, М.Н.Соколова, В.А.Комаровский), а староверы всегда хранили уважение к древним иконам. Здесь такого не было.

— С чьими именами связано возвращение к византийской иконе на Кипре?

 — Во всем греческом мире возвращение к византийскому образу связано с именем иконописца Фотия Кондоглу, который первым после Второй мировой войны, в 50-е годы, стал писать иконы и заговорил о ценности древней церковной живописи. Здесь, на Кипре, одними из первых стали ориентироваться в написании икон на древние образцы архимандрит Калинник из Ставровуни и архимандрит Симеон из Мавровуни. Большинство других иконописцев  — это ученики отца Симеона.

Кипр

Архимандрит Симеон в своей мастерской в Мавровуни

 Он смиренно называет себя  неудавшимся иконописцем (он мало пишет, потому что занят исповедью и церковными делами). Но, несмотря на это, у него есть особая харизма передавать любовь к иконописанию и уважение к древней традиции ученикам.

— Когда греки говорят о «византийской иконе», что они имеют в виду?

 — Это сложный вопрос. Для многих византийская традиция ограничивается «палеологовской Византией», то есть XIV–XV вв.. Но в последние годы я замечаю возрастающий интерес к более древней, «комниновской», традиции, т.е. к XII в., и более ранним образцам. Я думаю, это связано с возрождением литургической жизни. За минувшие 15 лет коренным образом изменилось отношение киприотов к Литургии и к Причастию. Так же, как и в России, здесь еще век назад нормой было приступать к Святым Тайнам два раза в году. Интерес к реальному участию в Литургии появился не так давно, и ему способствовало в том числе и знакомство с житиями русских святых, святых Иоанна Кронштадского и Серафима Саровского, с книгами русских богословов (протопресвитера Александра Шмемана и других). И именно это привело к более углубленному познанию церковной традиции, в том числе и иконописной.

http://www.art4.ru/ru/news/news_detail.php?ID=8343&block_id=29

Современное «византийское искусство» Кипра

http://www.art4.ru/ru/news/news_detail.php?ID=8343&block_id=29

http://www.art4.ru/ru/news/news_detail.php?ID=8343&block_id=29

http://www.art4.ru/ru/news/news_detail.php?ID=8343&block_id=29

http://www.art4.ru/ru/news/news_detail.php?ID=8343&block_id=29 

 Две Панагии – Аракас и Мутуллас

 — Какой Ваш любимый византийский памятник на Кипре?

 — Мои любимые храмы — это два совершенно разных памятника «Панагиа Аракас» и «Панагиа Мутуллас».

Первый храм — маленькая церквушечка, затерянная в горах. Она выстояла все исторические бури, стершие с лица земли многие центры византийского искусства.  В ней сохранились чудесные фрески XII века иконописца Феодора. По легенде, в этих местах охотился сын одного византийского императора. Он выстрелил из лука, и стрела вонзилась в дерево. Для того, чтобы извлечь стрелу, он приказал срубить дерево. Дерево срубили, и когда оно рухнуло, явился образ Богоматери. Юноша воспринял это как знак для основания храма Богоматери. Он распорядился построить небольшую церковь и расписать ее, для чего сам привез из Константинополя иконописца, который украсил храм замечательными фресками.  

Кипр

Лагудера. Храм Панагиа Аракас. XII век

Кипр 

Господь-Вседержитель

Кипр 

Панагиа Аракиотисса

Ангел 

Ангел из сцены Благовещения

 Это константинопольская школа. Фрески писал человек, тонко чувствующий образ и глубоко понимающий его. Посмотрите на лик Пантократора, на эти пластичные силуэты пророков, которые как бы танцуют вокруг купола. Создается впечатление настолько цельного образа, что мне невольно приходит в голову мысль: «Зайди в этот храм какой-нибудь человек, который никогда не читал Евангелия, не молился, не знает ничего-ничего-ничего о вере, он здесь ощутит радость. Радость, которая сквозит во всем: в этих сочных красках, в этой законченности композиции, в этих образах, емких и взаимно дополняющих друг друга. Тут каждый невольно ощущает, что Церковь — это место присутствия Бога на земле, присутствия Святой Троицы в зримых образах.

Второй памятник, о котором я говорил, храм «Панагиа Мутуллас», — совершенно иной. Это базилика «сараеобразного типа», с фресками XIII века. Вероятно, писал их местный иконописец. Он не имел такой школы, как Феодор, но, несмотря на наивность техники, его фрески передают то же самое чувство радости.

кипр

Панагиа Мутуллас. XIII век

кипр 

Рождество Христово

кипр

Мученик Христофор

 — И, конечно, особая радость служить в этих храмах!

— Да! Когда я жил в Мирожском монастыре в Пскове, мы часто ходили в Преображенский собор и видели прекрасные фрески в музейной экспозиции. Ощущение от церковной живописи вне литургического пространства — абсолютно другое, чем живое общение с ней во время Литургии, когда в храм собирается вся деревня и молится среди этих дивных образов на протяжении вот уже девяти веков.

 

Возможно ли возродить византийскую живопись?

— Почему мы сегодня не можем создать образ, равный по высокому художественному качеству византийскому?  

—  Понимаете, это прекрасное искусство, которое нас радует, — византийские фрески, мозаики, древнерусские фрески, иконы — они не на пустом месте создавались. Под ними — множество слоев, каждый из которых питал людей и их творения. Мы, современные иконописцы, тоже питались предыдущими веками, которые сознательно отрывались от церковной традиции, не только иконописной. Сейчас нам необходимо глубокое знание не только византийской, но и всей церковной традиции в целом, и стяжание Духа Святого, который все расставляет по местам.

Мне рассказывали, как известный реставратор В.О.Кириков, верующий человек, делал копию с «Троицы» Андрея Рублева. Два стола, на одном — рублевская «Троица», на соседнем — «Троица», которую создавал он. Икона была закрыта холстом и оставлен маленький кусочек 10 на 10 см. И он кропотливо копировал каждые 10 см: каждую трещинку, каждый гвоздик, каждую потертость. И так, кусочек за кусочком он скопировал всю поверхность «Троицы». Когда две иконы, Рублева и его, были поставлены рядом, мгновенно вы могли распознать, где настоящая икона, а где ее копия... То есть, понимаете, жизнь в Духе, о которой говорил преподобный Серафим, наполняет смыслом все, в том числе и церковную живопись. А если просто следовать канонам, то этого, думаю, мало.

Возрождение церковного искусства — не может быть целью иконописцев или историков искусства. Это задача, которая решаема в масштабах общества и его сознания. Я думаю, нам необходимо расти духовно. На одном искусствоведческом интересе невозможно возродить византийское искусство. Здесь, на Кипре, еще рано говорить о каких-то значительных произведениях. Очень мало времени прошло для их созревания. А в России — больше. Фотий Кондоглу появился в 1950-е гг., а у нас еще до революции были люди, которые писали иконы замечательно. Раньше в Третьяковке в экспозиции древнерусских икон была выставлена небольшая иконка «Спас в силах», помните? Она приписывалась Андрею Рублеву. Во всех советских изданиях она есть. А потом ее убрали. Оказалось, что научным путем было доказано, что это не Андрей Рублев. И более того, образ написан в начале XX века. То есть были люди, способные так написать!

— Раньше иконописец не ставил на иконе своего имени. Почему современные иконописцы, как греческие, так и русские подписывают свои иконы?

— Я это объясняю непониманием. Люди не понимают сущности иконописания. Почему никакому иконописцу раньше не приходило в голову поставить свое имя под своей работой? Да по той простой причине, что он не ощущал себя единоличным творцом. Он входил в церковную традицию — и духовную, и литургическую, и живописную — и становился ее частицей.  Иконопись и вообще любое церковное творчество — это, прежде всего, творчество литургическое. А «Литургия» — это «общее дело». И иконопись, и архитектура, и все-все-все, что окружает богослужебную нашу жизнь, никак нельзя назвать индивидуальным творчеством. Когда человек ставит свое имя, то значит он воспринимает иконопись как искусство и способ самовыражения, то есть не понимает сущность иконописания. Я думаю, одним из главных качеств церковного искусства должна быть его литургичность, конгруэнтность нашей литургической практики.

 

Особые кипрские иконографии

— Можно ли выделить какие-то особые иконографии, характерные именно для византийских памятников на Кипре?

— Кипрские памятники по многом напоминают греческие памятники или даже некоторые кавказские памятники. Но есть и свои отличия. Например, здесь часто изображают святого Маманта. Этот мученик пострадал в Малой Азии, но на Кипре он очень почитается, потому что в кафедральном соборе митрополии Морфу хранились его мощи. В XIII веке крестоносцы забрали их и увезли во Францию. Очень любим древний святой Стилиан, почти неизвестный в России. А здесь он почитается  как хранитель детей.

— И поэтому всегда изображается с младенцем на руках…

— Да. Но древние изображения —  без младенца, например, XIII века, в храме «Панагиа Мутуллас». Часто изображается святой Лазарь Китийский. Кстати, в «Панагии Аракас» есть древняя фреска, по-моему, лучший его образ. А вообще на Кипре так часто сменялась власть: ромеи, арабы, турки, венецианцы, французы, что все тесно сплелось, и трудно выделить какие-то именно местные, кипрские, особенности.

кипр 

Какопетриа. Храм свт.Николая. Свт.Лазарь. XII век

кипр 

Галата. Церковь св.Созомена. Мч.Мамант. XVI век

кипр 

Като Лефкара. Фрагмент службы Св.Отцов – свтт.Иоанн

Златоуст с Иоанном Милостивым и Епифанием. XII век

кипр 

Панагиа Мутуллас. Прп.Стилиан. XIII век

кипр 

Галата. Храм св.Созомена. Слева св.Кириаки (Пасха),

с днями Страстной седмицы на ораре. XVI век

 

Древние иконы – наши учителя

— Какие византийские памятники нельзя обойти стороной на Кипре?

— Несколько храмов непременно надо посетить. Это «Панагиа Аракас», «Панагиа Асину», «Николай тис Стегис» в Какопетриа, храм архангела Михаила в Като Лефкаре, монастырь Иоанн Лампадиста в деревне Калопанайотис, «Панагиа Мутуллас», церковь святого Созомена в Галате. Все эти церкви находятся под эгидой Юнеско. Кроме того, в Калопанайотисе, в Киккском монастыре и в Архиепископии Никозии есть замечательные Музеи византийских икон. Отдельная тема — прекрасные памятники на турецкой стороне, например, храм Антифонитис XII века.  

Кипр

Като Лефкара. Спас нерукотворный. XII век

Кипр

Калопанайотис. Вход Господень в Иерусалим. XII век

Кипр 

Кити. Церковь Богородицы Ангелоктисти. VI век

Кипр

Асину. Севастийские мученики (фрагмент). XII век

Кипр 

Кити. Церковь Ангелоктисти. Поклонение ангелов Богородице. VI век

Кипр 

Какопетриа. Храм свт.Николая. Рождество Христово. XII век

- Что лично Вам как художнику, иконописцу дало общение с древними памятниками Кипра?

- Мой учитель отец Зинон (Теодор) часто напоминал всем, кто хотел у него учиться, что учителями для нас должны быть древние иконы и фрески. Они учат смирению и правильному отношению к образу. В России мое обучение происходило по книгам и репродукциям, а здесь я более живо стал воспринимать искусство, видя древние образы ежедневно в храмах и совершая богослужения среди них.

 

Русский скит на греческом острове

 Отец Амвросий! Сейчас Вы не только расписываете храмы, но и строите скит во имя преподобного Серафима Саровского. Кто решил посвятить греческий храм на Кипре русскому святому Серафиму?

 — У меня была мысль, чтобы домовый храм, в котором я служу с 2002 года, освятить в честь преподобного Серафима. Но митрополиту я этого не предлагал, думал: русский святой, вряд ли мое желание найдет отклик. И вдруг он сам говорит: пусть храм будет — преподобного Серафима. В его словах я почувствовал благословение Божие.

Меня поразило, сколько местных жителей приехало к нам на первый престольный праздник! Долгое время перед нами стоял вопрос — а нужен ли большой храм. И вот нас пригласил Патриарх Алексий ΙΙ в Россию с мощами святых Киприана и Иустинии. Мы посетили Москву, Владимир, Суздаль, Нижний Новгород. В Дивееве мы оставили икону с частицей мощей святых Киприана и Иустинии и как ответный дар от сестер получили икону преподобного Серафима, с вставленной в нее частичкой мощей. Вопрос о строительстве большого по кипрским масштабам, на 100 человек, храма был решен.

В прошлом году на наш престольный праздник, 2 января, мы совершили закладку фундамента. Постепенно Господь молитвами святого все устраивает, находит людей, которые помогают нам. Я прошу поддержать нас молитвенно в России!

Кипр

Кипр

Кипр

Кипр

Кипр

Кипр

Кипр

Строительство храма прп.Серафима Саровского на Кипре

 

А если кто-то имеет благое расположение внести свою лепту в строительство храма преподобного Серафима на Кипре, наш счет в Банке Кипра:

 

BANK OF CYPRUS

IERA MITROPOLIS MORPHOU.

AGIOU SERAPHIM TOU SAROF.

2831 EVRICHOU

Account number: 0152-05-005053-00

IBAN: CY03 0020 0152 0000 0005 0050 5300

SWIFT BIC BCYPCY2N

 

Телефон архимандрита Амвросия: + (357) 99524283.

 

— Я знаю, что на Кипре, кроме прп.Серафима, очень любят святителя Луку (Войно-Ясенецкого), оптинских старцев, блаженную Матрону. Почему именно их?

 — Почему они? Понимаете, судьбы наших православных народов схожи. Мы в России пережили период семидесятилетнего попрания христианства. Здесь, на Кипре, этот период длился столетия. Киприоты постоянно находились под кем-то: турки правили 300 лет, до них —  венецианцы 100 лет и франки — 300 лет... Велось полное подавление Православной Церкви, все епископы были изгнаны со своих кафедр. Вот здесь, в Скуриотиссе, в небольшом монастыре проживал архиепископ Кипра, который не мог находиться в столице. Поэтому я думаю, нам и киприотам достаточно просто понять друг друга. Нас объединяют страдания и труд души за сохранение веры.

 

Фотографии архимандрита Дометия, Александры Никифоровой, из архивов скита прп.Серафима на Кипре.