Куда уходит наше время?

Мы часто искренне не понимаем, куда же уходит наше время? Как организовать себя так, чтобы времени хватило и на учебу, и на работу, и на досуг, и на... сессию. А как это удается нашим преподавателям? Мы поговорили об этом с Ольгой Пановой, преподавателем кафедры зарубежной литературы филологического факультета МГУ. В перерыве между лекциями, конечно же.

Когда Бог создавал время, он создал его достаточно (ирландская пословица).

О.Ю. ПановаО.Ю. Панова

Ольга Юрьевна Панова (Сурова) — кандидат филологических наук, доцент кафедры истории зарубежной литературы филологического факультета МГУ. Работает в МГУ с 1991 г. Лекционные курсы: история зарубежной литературы рубежа XIX-XX вв., история зарубежной литературы первой половины XX в., история зарубежной литературы второй половины XX в. Спецкурсы: литература США первой половины ХХ века. Проза США после 1945 года. Рок-поэзия и категории массовой и альтернативной культуры.

— Темой нашего интервью будет тайм-менеджмент, то есть как вы организуете своё время? Первый вопрос: удавалось ли вам совмещать работу с учебой в студенческое время?

— Это было совсем другое время, другая эпоха, поэтому всё тогда выглядело иначе, чем сейчас, и тогда не было принято, чтобы студенты имели постоянную регулярную работу, потому что всё-таки родители могли себе позволить их поддерживать, пока они учатся. Тем не менее, мы всё-таки работали. Пока я училась на ромгерме[1], я много работала переводчиком с разными организациями вроде КМО (комитет молодежных организаций), в международном отделе ВЦСПС[2] (профсоюзы), с международным отделом ЦК партии... Вот это было не столько источником зарабатывания денег, — хотя это тоже было приятно, когда у тебя есть какие-то свои деньги, не стипендия, и не то, что дали родители, — но главной была, конечно, языковая практика, возможность поговорить с носителем языка и некая филологическая профессионализация. Но это было временной, а не постоянной работой, поэтому можно было иной раз пропустить занятия, допустим, недельку для того, чтобы поработать на переводе. Нужно сказать, что наши преподаватели всегда с пониманием к этому относились и даже прощали, ну если это не было уж слишком часто.

Да, и так, чтобы это не влияло на процесс обучения. Тогда было иначе, чем сейчас.

— А сейчас, когда вы уже преподаете, как Вам удается организовать свое время в сессию и не уставать от экзаменационной нагрузки?

— Сессия вообще тяжелое время не только для студентов, но и для нас, во-первых, потому что лекции напоминают парадные обеды, которые ты изготавливаешь тщательно и кормишь с удовольствием всех, но они быстро съедаются, эти обеды, а экзамен часто напоминает плохо переваренную массу, так что в этом психологическая трудность сессионного периода. А также, конечно, нагрузка возрастает, потому что экзамены день за днем, и нужно сидеть и слушать это, но главное, ничего нельзя поделать. Уже поздно, ты уже совершаешь то, что есть, в этом главная трудность, а не в организации времени, потому что ты знаешь, в десять ты пришёл, к часу, к двум-трем, дальше у тебя свободных полдня, завтра то же самое, но это уже трудности психологические, а не тайм-менеджмент...

— А есть какой-то способ расслабиться в сессию для преподавателя?

— Почитать что-нибудь хорошее, умную, тонкую и приятную книжку и подумать, что все-таки не зря ты этому студентов учишь, а то совсем пропадает всякое желание учить ...

— На все ли вам хватает времени в сессионный период?

— Нет.

— А на что же оно уходит?

— В качестве терапии я повторяю себе заклинание, что когда Бог создавал время, он создал его достаточно, и если ты чего-то не успел, значит, оно, наверное, так и нужно. Но стараешься выполнять наиболее важные задачи. Я вообще пишу себе списки дел.

— Получается ли выполнить все пункты списка?

— Почти никогда не получается, всегда остаются, как минимум, две или три позиции незакрытых. Но все-таки это организует и день, и волю; ты более осознанно движешься в этом хаотическом мире, когда есть список дел, которые нужно выполнить. А главное, и память уже подводит, с годами-то... Так что я списки пишу.

— А что бы вы посоветовали студентам, чтобы лучше организовываться?

— Я думаю, что писание списков «что мне нужно сделать» — это полезная вещь. Еще когда мне довелось поработать переводчиком в начале девяностых годов, я видела там такие распространяемые формы, которые так и назывались — time management — со строчками для разных дел, с квадратиками. Причем два ряда квадратиков — это дела, которые ты вспомнил, а второй ряд квадратиков — это нумерация по степени их важности и плюс указание времени, когда и что ты должен сделать. Я думаю, что ежедневники тоже вещь хорошая, главное, — не забывать в них заглядывать.

— Понятно, да. И последний вопрос. Верите ли вы в «тайм-тренинги», которые сейчас проводятся, то есть тренинги по организации своего времени?

— Я не думаю, что это объект веры, я не думаю, что это астрология или религия. А просто, если ты чувствуешь, что ты человек неорганизованный и тебе этого не хватает, может, нужно попробовать. О пользе этого дела нужно судить по плодам. Если тебе это принесло пользу, если ты находишь, что учат хорошо, то значит хорошее дело, а если нет, всегда можно отказаться, сказать, «ерунда на постном масле». И не ходить больше туда, самому как-то справляться. Так что, я думаю, стоит попробовать, прежде чем судить. Я на таких тренингах не была, ничего сказать не могу. Может быть, зря не была, не знаю...

— Спасибо большое.

— Спасибо вам.


[1] «Ромгерм» - отделение современных западно-европейских языков и литератур филфака МГУ

[2] Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов (ВЦСПС) - орган профессиональных союзов СССР, осуществлявший руководство всей их деятельностью в промежутках между съездами профсоюзов СССР. Избирался съездом сроком на 4 года в составе, им определяемом, и состоял из членов и кандидатов в члены ВЦСПС.

Беседовала Екатерина Верещагина

Впервые опубликовано 10 октября 2008 года