Ники, но не Коля (ч.1)

Эту беседу с православным русским американцем Ники Котаром мы публиковали год назад. Сегодня, в день независимости США, мы вновь обращаемся к теме православных в Америке. Как живут те, кто родился, живет и работает в США и кого вера навсегда связала с Россией?

Николай Котар














 

 Николай Котар

Тему "О настоящей любви... к Родине" мы решили открыть интервью с человеком, чье краткое досье содержит следующие сведения: Николай (Ники) Котар , Сан-Франциско, США. Выпускник университета Беркли. Регент. Сын православного священника Сергия Котара. Беседа с ним  состоялась в августе 2008 года, в летнем лагере для православной молодежи в Казанском женском монастыре, куда Ники приезжал с группой из Русской Зарубежной Церкви.

- Слушай, а тебе принципиально, чтобы тебя называли «Ники», а не «Коля»? как императора?

- О да, я Николай III (смеется). На самом деле, у нас просто очень много Колей в Сан-Франциско. И маме не нравится «Коля», по-моему. Но я действительно назван в честь последнего императора. Я родился в 1983 году, а в 1981 году наша церковь прославила новомучеников, в том числе царскую семью. И после этого многих детей стали называть в честь новомучеников: Николаями, Александрами, Татьянами, Ольгами...

- Кстати, о «вашей» Церкви. Как вам в детстве объясняли то, что существует Русская Православная Церковь Московского Патриархата и Русская Православная Церковь Заграницей ?

- Когда мы росли, мы думали, что мы и есть - Русская Православная Церковь. А осознание «Заграницы» пришло потом. Ты правда хочешь говорить о таких неприятных вещах?

- Правда. Но можем не говорить.

- Да нет, давай. Когда я первый раз был в России, это был 1992 год, тогда об объединении еще не было и речи. Хотя, казалось бы, советская власть кончилась. Но мы все еще считали, что Патриарх - агент КГБ и так далее. Сейчас смешно об этом вспоминать...

- А когда все начало меняться?

- Думаю, лет пять назад, причем резко. Наш митрополит Лавр начал приезжать в Россию, инкогнито, как простой монах, смотреть на духовную жизнь в России. Он ездил по монастырям, молился. С людьми начал общаться. И тогда начался процесс. А раньше когда мы приезжали в Россию, ходили только в приходы зарубежной церкви. Грустно это, конечно.

- А когда ты ехал сюда в миссионерскую поездку, ты думал, что здесь будет ... как?

- Я ничего не знал. Знал, что будем петь. Ну, хорошо, петь я люблю. Потом написали, что мы будем в маленьком монастыре что-то делать. Поможем России, здорово! (смеется)

А еще я посмотрел по Интернету фильм про миссионерскую поездку в Якутию. Не вашу, это связано со Свято-Тихоновским университетом. Мне очень понравилось. Там так красиво, река Лена - замечательно! Они там плыли на корабле и пели на службах в разных местах. Мне понравилась идея.

 - Но ты же ехал не в Якутию, а куда-то неизвестно куда под Москву!

- Я люблю природу. Я знал, что будет Подмосковье - значит, надеялся, будет природа. Я люблю русскую природу - леса, поля. У нас в Америке тоже красивая природа, но другая, нерусская.

Николай Котар и о. Сергий Котар

 Николай  и отец Сергий  Котар

Об американском патриотизме

 

- Слушай, а ты служил в армии?

- Нет. В Америке это вовсе не обязательно.
 

- Хорошо...

- Не знаю, хорошо ли? В Америке патриотизм очень непопулярен, особенно среди образованных людей.

 - Судя по фильмам, каждый космонавт уходит на фоне американского флага спасать мир. На фоне этого говорить, что американцы не патриоты - как это странно.

- Это не совсем патриотизм. Это Америка против мира.

- Мне казалось, что американцы любят свою страну...

- Кто?

- Люди, которые живут в Америке.

- А да, они любят там жить, это точно. И даже американская интеллигенция, которая не любит говорить о своей любви к Америке.

- Папа твой в интервью для "Татьянина дня" говорил, что ощущает себя американцем. Цитирую:  "Так получилось, что мы оказались в Америке. Мы очень благодарны этой стране. Мы граждане Америки". Хотя он ничего не говорил о конкретных политических действиях Америки.

- Ну, мой папа эмигрант. Он родился в Германии. Америка для него действительно стала его страной, когда у него не было своей. Но я говорю о проблемах моего поколения. И это проблема самосознания. Кто мы? Русские американцы или Американские русские? Или какая-то смесь? Мне надо решить, насколько Россия важна в моей жизни. Не та Россия, из которой уезжали мои бабушка и дедушка, а та, которая сейчас. Это еще в моей голове переворачивается. Я не знаю, к какому решению я приду.

- Ты думаешь о том, чтобы  вернуться в Россию? Переехать сюда жить?

- Еще несколько лет назад об этом не могло быть и речи. Но сейчас папа считает, что когда-то скоро надо будет переезжать в Россию. Та Америка, в которую приехал когда-то мой отец, та Америка, которой папа очень благодарен, и та Америка, которая его приютила - ее больше нет. Нет больше американских ценностей.

- Что это за ценности?

- Американцы очень трудолюбивый народ. Они деятельные, предприимчивые, и это очень хорошо.

 Николай Котар  - регент хора

 Ники - регент мужского хора

- Ведь у русских такого нет...

- В Америке этого становится все меньше и меньше. Трудолюбие вообще идет на убыль. Сейчас человек может не работать. Страна всем его обеспечит. 

Когда-то, в самом начале, американцы считали себя богоизбранным народом. Они стремились быть очень высокоморальными.  Они были пуританами - и вот именно это больше не популярно.

Идея американской семьи была некогда очень важной для американского общества. Сейчас Америка переживает катастрофу. Огромное количество разводов. Особенно в городах идея семьи умирает. Идеи разного рода меньшинств становятся все более популярными. К счастью, в Сан-Франциско район, где они живут, расположен далеко от нашего собора, так что мы их нечасто видим. Но по телевизору - бывает. Современная массовая культура диктует лояльное отношение ко всем этим «странностям».

Американская мечта - это достигнуть успеха, причем успеха материального - состояться в обществе. И в начале этого не было. «Отцы-основатели» Америки не думали про деньги. Самое главное для них было...

- Создать рай на земле?

- Да, наверное, и так можно сказать.

Вот мы говорили об Америке, американцах, их трудолюбии. Надо сказать, что они еще и чаще всего добрые и приветливые люди. Глупые? Да, безусловно. Абсолютно порой не желающие расширить свой кругозор, не интересующиеся особо ничем, кроме их личной жизни, ну, и Америки. Америка для них - это все.

- Почему же тогда ругают Буша за Ирак? Он же отправил туда войска во имя  утверждения американских ценностей... порядка...

- Потому что Америке от этого стало только хуже. Все недовольство связано только с этим. Ирак и то, что с ним происходит, мало кого волнует... Даже новостей не показывают. Про Ирак уже забыли, помнят только то, что «не любят Буша за Ирак». 

С чего начинается родина...

- Где твоя родина?

- Я родился в Америке.

- Любишь ли ты ее?

- Я не разделяю ценности современного американского общества. Ведь что такое патриотизм? Это когда ты разделяешь ценности, декларируемые государством...

Это понятно?

- Да, даже очень,  просто задумываешься о своем патриотизме... чаще ведь это что-такое трогательное, с березками связанное, щемящее... Родина...

- Ты говоришь слово "Родина"... и я думаю о России. В этом смысле Родина для меня - Россия.

Николай Котар с сестрой Александрой

Ники Котар с сестрой Александрой

 

- Большая, далекая и от этого, наверное, даже призрачная

- Да...

- Но вот жить все-таки удобнее в Америке, правда?

- Ну что там скрывать! Это действительно так. Как только приезжаешь в Россию, глаз режут все эти крайности. Надо сказать, что сейчас стало лучше. Но в первый раз я приехал в 90-е годы. Я был маленьким мальчиком и сразу бросалось в глаза, что стоит храм и тут же в переходе в метро - порножурналы.

- Ну да, в Америке с этим строго... пока.

- Да нет, Америка такая страна, там всегда будет так. В этом смысле они всегда будут пуританами. Чтоб другим показать, какие они примерные.

- Ты думаешь, это только из-за тщеславия?

- Думаю да. Американцы не откажутся от себя.

Когда я в первый раз приехал в Россию, мне было 8 лет, в 1992 году, сразу после путча, я никогда не видел ее до этого: только фильмы, картины... Но когда я сошел с трапа, я сразу почему-то почувствовал, что приехал домой. Немножко странно, правда, что в восемь лет человек так думал.

Мы здесь пробыли довольно долго с мамой. Папа должен был возвращаться через две недели обратно, он все же священник. Но я помню только самые лучшие вещи, кроме той порнографии, которая была везде.

- Ну, еще бы, ведь это было время небывалых крайностей. Время бандитов в малиновых пиджаках с толстыми золотыми цепями, время разгуляя и разборок, как на уличном, так и на государственном уровне.

- Да, я помню, нас предупреждали, что везде мафия и надо быть осторожным. С Россией, в общем, у меня странные отношения. Когда я здесь - мне хорошо. Как только уезжаю домой в Америку, Россия предстает странной, далекой, кажется, что это «та земля» и не хочется «туда» опять... Мы с сестрой приезжали сюда каждые 4-5 лет, чтоб увидеться с родственниками. И раньше это было «надо», без особого желания, даже несмотря на то, что я когда-то почувствовал, что это моя Родина...

Продолжение следует...