Ректор Киевских духовных школ архиепископ Антоний: Вступать в Великий пост не с угрюмыми размышлениями, а с радостным настроением

Ректор Киевской духовной академии и семинарии архиепископ Борисопольский Антоний отвечает на вопросы "Татьянина дня" о том, как он готовится к Великому посту, что делать, чтобы исповедь не превращалась в формальность, и почему Великий пост не может быть скучным.

- Владыка, приближается Великий пост. Вы как-то готовитесь к этому периоду? С каким настроением Вы бы посоветовали православному христианину вступать в Великий пост?

- Отец Александр Шмеман как-то сказал, что пост – это «рука помощи, протянутая нам Церковью, школа покаяния, которая одна может приготовить нас к тому, чтобы встретить Пасху не только как разрешение есть, пить и отдыхать, но как действительный конец старого (ветхого) в нас, как вступление в новую жизнь».

Великому посту предшествуют подготовительные недели, каждая из которых имеет свое назначение. Церковный устав относительно Великого поста устроен очень продуманно: во время подготовительных седмиц уже поются покаянные песнопения, накладываются ограничения в пище. Церковный народ как бы постепенно вводится в пост.

Каких-то своих сугубых приготовлений к посту у меня нет. Главное - внимательно относиться к тому, что уже предписано церковной традицией. Этого вполне достаточно.  Православный христианин должен вступать в Великий пост не с угрюмыми размышлениями о тяжести поста и великопостных служб, а с радостным настроением, ведь это весна души, когда человек пробуждается от зимней греховной спячки. Этот период должен восприниматься как время, способствующее собиранию себя – своих чувств и ума – от рассеянности.

Великий пост ни в коем случае нельзя воспринимать как форму диеты. Такое вычурное мнение часто встречается, но оно абсолютно противоположно духу великого Поста. Не желудка ради Церковь установила Четыредесятницу, но в ожидании ограничения, властвующих над нами греховных привычек и страстей. Какая диета ставит перед собой те же цели?

- Великий пост - время покаяния, изменения ума. Но не всегда Таинство исповеди связывается с изменением себя, часто бывает даже непонятно, что говорить на исповеди, и приходишь и выискиваешь, что бы можно было сказать... Что бы Вы посоветовали - как увидеть грех в себе, если хочешь увидеть - и не видишь, точнее даже, не чувствуешь его остро и нет внутри искреннего желания измениться? Как сделать, чтобы это стремление не пропадало?

- Тема исповеди сама по себе значительна. Через Таинство Покаяния не только прощаются грехи: человек примиряется с Церковью, по своей воле снова оказывается под защитой соборной молитвы, ему даются благодатные силы для преодоления греховности. Поэтому искренность в исповеди очень важна. Любая наигранность, театральность не только не поможет, но и навредит, и никакой врачебной помощи от Всесильного Врача не почувствуем. Вообще, мы не должны искусственно стремиться к сильному покаянному чувству.  Зачастую под такими внешним эмоциональным переживаниями ничего нет – одна синтементальность. Это напускное.  Исповедоваться,  как и исповедовать,  нужно учиться годами. Эта большая работа над собой. И плоды ее могут быть видны не сразу, а только со временем. 

Сейчас часто говорят, что в других православных традициях приступают к Причастию без исповеди, и это, дескать, правильно. Но ведь в таком подходе может быть еще больше формальности и опасностей, чем в нашей практике обязательной исповеди перед Причащением, которую критикуют за формальность. Кстати, нашу практику, напрямую связующую Исповедь и Причащение, многие греческие иерархи, богословы считают более правильной. В Греции сейчас многие православные не видят необходимости в исповеди. Об этом с болью говорили докладчики на международной конференции в Вереи, в которой традиционно принимают участие представители всех Поместных Православных Церквей. Уж не говорю о том, что в наших исторических условиях обязательная исповедь выполняет практически функцию минимального катехизиса: именно во время исповеди впервые вступают в разговор со священником, узнают, как готовиться к Причастию, как подходить к Чаше! Представьте себе, что было бы, если бы у нас в постсоветских странах к Таинству Причащения подходили напрямую? Степень воцерковлености, глубина вхождения в православную литургическую традицию осталась бы минимальной.

Что же касается того, что говорить на исповеди, это зависит от того, как человек живет. Когда исполнение заповедей происходит походя, как придется, то, конечно, ощущения греховности, чувства своей вины не будет. Если жить, как всегда, – чуть чревоугодия, чуть тщеславия, чуть зависти, чуть гнева, чуть сластолюбия, чуть лени – и воспринимать это как небольшие «допустимые» провинности, не особо большие грехи, то, конечно, что же скажешь на исповеди, кроме тривиального  «особо ничем не грешен»… Может быть ничего «особого» и нет, а что «не грешен» - это еще большой вопрос.

А вот если попытаться прожить неделю, полностью воздерживаясь от своих дурных привычек, то явно обнаружится и слабость воли, и себялюбие, и греховность

- Для многих православных христиан наступающий пост - далеко не первый. Чтобы Вы посоветовали - как сделать, чтобы пост, который повторяется из года в год, не превращался во что-то обыденное и рутинное?

- Любое важное дело можно превратить в рутину, если к нему подходить формально. Рутиной пост становиться тогда, когда мы не способны ставить перед собой настоящей цели и воспринимаем уставные предписания просто как чьи-то запреты. Тогда он и тягостен, и обыденен, и долгожданен его конец. Ведь не зря подготовительный период к Четыредесятнице начинается с воскресенья, когда за Литургией читается евангельское зачало о мытаре Закхее,  искреннее желание увидеть Христа которого и стало причиной его внутренних изменений. Церковь этим учит, что, если не будет нашего собственного желания, то пользы от поста мало. Наоборот, он приведет к раздражительности и осуждению других.

Для воцерковленного человека Великий пост в принципе не может быть скучным и обыденным. Каждая неделя – это определенная ступень восхождения к пещере Воскресения, причем каждый воскресный день венчает наш посильный подвиг церковным торжеством:  первую неделю - торжеством иконопочитания, вторую – торжеством исихазма,  третью торжеством силы Животворящего Креста Господня, четвертую и пятую – торжеством уникальных примеров подвижнической жизни преподобного Иоанна Лествичника и преподобной Марии Египетской, шестую неделю – торжественным входом Господним в Иерусалим. Страстная седмица – особая по своим переживаниям и песнопениям.

Я очень бы рекомендовал более внимательно относиться к песнопениям постной Триоди. Уверяю, если мы будем жить согласно церковному уставу и вникать в песнопения –ведь в них содержится многовековый опыт таких же, как и мы, христиан, но только ставших святыми -  Великий пост никогда скучным и обыденным не будет.

- Пост - период, который отличается особенными богослужениями. В Киевских духовных школах как-то изменяется учебный график в период поста? И есть ли богослужения, обязательные для посещения студентами  Киевских духовных школ? Почему именно эти богослужения? 

- В Киевских духовных школах, как и в других богословских школах нашей Церкви, учебный график составлен с учетом богослужебного календаря. Что касается Великого поста, то в первую, страстную и светлую седмицы лекций нет, и все студенты ежедневно присутствуют за богослужениями. По средам и пятницам в течение всего поста перед началом лекций воспитанники молятся за Литургией Преждеосвященных Даров. Стоит отметить, что академический храм несет еще и учебные функции – как Вы понимаете, Литургика - предмет требующий практики, поэтому ход богослужений в нашем храме построен так, чтобы все студенты могли поучаствовать в службах: читать, петь, прислуживать. Великопостные службы совершаются редко, поэтому будущим священнослужителям очень полезно почаще видеть, как правильно совершать такие службы, как, например, Литургия Преждеосвященных Даров.

- Как ректор, Вы видите множество молодых людей. На что, по Вашему мнению, в первую очередь нужно обращать внимание молодому человеку,  в том числе учащемуся в духовной школе? Есть ли какие-то основные «точки»,  которые ни за что нельзя упускать?

- В молодости многое воспринимается с воодушевлением, но часто оно быстро проходит. Поэтому молодых людей надо учить ответственности и труду. Труду как кропотливому деланию того, что поручили или за что сам решил взяться, и делать это вне зависимости от настроения и прочих объективных и субъективных факторов.

В духовных школах воспитанники, прежде всего, учатся трудиться над своим образованием (в самом широком смысле этого слова). Очень существенным моментом воспитания является проживание в общежитии: ведь все пришли из семей со своим жизненным укладом, а тут -незнакомые люди, с которыми предстоит прожить несколько лет бок о бок, и у все со своими привычками. В таких условиях как раз начинаешь со вниманием относиться к другому человеку и к себе.  В молодости много искушений. Главное - не испортиться морально: не стать лицеприятным, лицемерным, а значит - лживым. Молодой человек должен поставить перед собой главную задачу - накопления интеллектуальных и нравственных сил, которые будут основанием всей дальнейшей жизни.