Андрей Десницкий и игумен Иоасаф (Полуянов) в православном лектории

Являются ли брюки мужской одеждой? Как называются части облачения священника и в чем их символическое значение? Как апостол Павел велел христианам поступать со своими гонителями? Ответы на эти и другие вопросы получили слушатели православного лектория на очередной встрече в Центральном Доме Журналиста.

Вечер 20 марта выдался сырой, промозглый и метельный, но те, кто добрался сквозь снег в Центральный Дом Журналиста, не пожалели об этом. Слушателей лектория ждала встреча с игуменом Иоасафом (Полуяновым), который продолжил рассказ о православном богослужении, а библеист Андрей Десницкий вместе со своими слушателями читал главы из Послания к Римлянам.

Игумен Иосаф (Полуянов)

Открою секрет – присоединяться к занятиям православного лектория можно с любого места. «Православное богослужение: история и современность» часть 9, так называлась лекция игумена Иоасафа (Полуянова). Но это не значит, что если не слышал предыдущиевосемь частей, то ничего не поймешь. На этом занятии, если так можно выразиться, «учили матчасть». Но каждый из материальных предметов, использующихся в православном богослужении имеет духовный смысл, поэтому сугубо материальное изучать все равно не получается. Игумен Иосаф рассказывал об истории священнических облачений и значении одежды в Православии; как называются части священнического облачения; что происходит в алтаре во время проскомидии. Рассказ сопровождался показом слайдов, а на все вопросы, возникшие в ходе, слушатели получили ответы. На следующем занятии лектория, в ближайший вторник, рассказ будет продолжен.

 

Андрей Десницкий

Андрей Сергеевич Десницкий, читавший 9 часть «Основы изучения Библии», начал с того места, где остановился в прошлый раз, а именно с 12 главы Послания Апостола Павла к Римлянам:

«На прошлых занятиях, изучая 5 главу Послания к Римлянам, мы говорили о Богословии жертвы, о богословии спасения и искупления, о том, что это, на самом деле, самое главное в христианстве. Все остальное, так или иначе, служит раскрытию этого, практическим приложением, или, может быть, каким-то дополнением. Но если убрать это, то, собственно говоря, ничего в христианстве не останется, чего не было бы в других религиях, чего нельзя было бы добиться с помощью какой-то философии и аскетических упражнений. Собственно говоря, если убрать из Евангелия представления о Крестной смерти и Воскресении Христа, как о центральном событии в истории мира, спасительном для каждого человека, Евангелие становится ненужным.

Но «Послания» далеко не только про это. В прошлый раз мы говорили о том, для чего нужна Церковь и почему недостаточно прочитать Евангелие, как некий текст, и жить дальше, учитывая все то, что там написано. «Послания» обращены к Церкви и, значит, должны отвечать не только на вопрос «зачем», но и на вопрос «как».

Интересно, что когда мы открываем послание Апостолов, мы не видим никаких практических рекомендаций относительно молитвы и поста, хотя, конечно, у них было богослужение. Но мы о нем ничего не знаем. И наше богослужение оттуда, из апостольских времен родом, но мы не знаем никаких подробностей, кроме того, что у них была Евхаристия. И пост тоже упомянут, но без деталей. О чем же тогда говорит апостол Павел в Послании к Римлянам?

Он говорит о каких-то базовых вещах, об отношениях христиан друг с другом и другими людьми, которые не являются христианами. Тогда уже начинались гонения, за нежелание участвовать в языческом культе христиан уже могли объявить государственными преступниками.

Очень важно помнить, что эти послания писались не в тиши библиотек, не в ситуации благополучия, в котором мы сейчас живем. Да, у нас в Церкви есть проблемы, и серьезные, у нас есть серьезное непонимание с окружающими людьми, но нас с вами, когда мы выйдем с этой лекции, вряд ли схватят и отправят в тюрьму за наши убеждения.

А христиане в апостольские времена в такой ситуации могли оказаться, это не значит, что их всех сразу казнили, но вероятность такая существовала, как у нас при советской власти.

И при этом апостол Павел говорит не столько об этих сложных обстоятельствах жизни, сколько дает некоторые практические наставления. Что же он пишет о гонителях? Как призывает относиться к тем людям, от которых христиане могут пострадать?

Благословляйте гонителей ваших; благословляйте, а не проклинайте.

С этого он разговор о гонителях начинает. Как странно! «Терпите», «не отвечайте», это еще можно понять… но «благословляйте?» То есть не просто желайте им добра, а молитесь, чтобы все у них было хорошо. И не проклинайте!

Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими.

Вот принципы сочувствия – сорадоваться и сострадать.

Будьте единомысленны между собою…

Если вы христиане, то договоритесь между собою! Вряд ли тут имелось в виду единомыслие в советском смысле, но – согласие между собой.

Это уже об отношениях с третьей категорией людей – внешними. Есть слова об отношениях между собой, есть – о людях вообще, а есть об отношениях с враждебными вам. Им не надо сострадать, не надо пытаться разделить с ними их чувства, (допустим, они ненавидят Церковь) не нужно пытаться с ними достичь единомыслия, а вот благословлять их – нужно, говорит Павел. То есть желать им всяческого добра.

 … не высокомудрствуйте, но последуйте смиренным; не мечтайте о себе;

Ну, то есть много о себе не думайте. То что «я» – последняя буква в алфавите, это даже с маленькими детьми обсуждают…

…никому не воздавайте злом за зло, но пекитесь о добром перед всеми человеками.

«Перед всеми человеками», в том числе пред язычниками, которые приносят жертвы идолам и христиан преследуют. Просто «делайте добро», никаких тонкостей, никаких оправданий в разных ситуациях, мол, это я не о себе пекусь, это я о Церкви пекусь…

Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми.

«Если возможно». Апостол Павел – реалист, он понимает, что далеко не все будут готовы заключить мир. Может не получиться, он это сразу оговаривает. Но, вы, со своей стороны сделайте все, чтобы жить с ними мирно, если не получится, значит, это уже не ваша ответственность. И еще раз эту мысль с разных сторон повторяет:

Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь.

Что значит «мстить за себя?» Меня обидели и я имею право! Пойти в суд, причинить ответное зла. Апостол говорит: «Не делайте этого! Дайте место гневу Божию!»

В древнем Патерике говорится о монахах первых времен, которые старались всерьез жить по Евангелию, настолько всерьез, что иногда нам кажется безумием то, что они делали. И вот приходит один монах к другому, чтобы рассказать о своем обидчике, которого он хотел наказать. И тот монах, к которому пришел жалобщик, говорит: «Ну, хорошо, помолимся для начала». Встает на молитву и говорит: «Господи, нам не нужна Твоя помощь, мы сами справимся, сами за себя отомстим». И тогда первый монах упал на колени, попросил прощения и снял все свои претензии. Потому что по этой логике, если я за себя мщу, если я стараюсь восстановить справедливость, то мне Бог действительно не нужен! Мне нужен автомат Калашникова, бронежилет, свой человек в прокуратуре, тогда у меня все получится.

Обращаться к Богу и не предпринимать самому никаких попыток восстановить справедливость – это очень трудно, практически невозможно, но это – именно то, о чем говорит Христос в Евангелии, мало того, что Он говорит, Он это делает, Он не пытается себя защищать на суде. Он говорит правду, Он говорит иногда резко на этом суде, но он не мстит за себя, Он идет на крест. К этому призывает и апостол Павел. Это немыслимо с точки зрения человеческой логики – оставить справедливость Богу. Интересно, что здесь цитируется  Ветхий Завет, Второзаконие. Бог говорит, что Он отмстит за тебя, значит, ты можешь на эту тему не беспокоиться.

Говорят, что есть такая японская поговорка: «Если тебя обидели, сядь у реки и жди, пока мимо проплывет труп врага». Я не очень знаю японскую культуру, не могу сказать, насколько это утверждение близко к истине, в Посланиях не это имеется в виду. Не «сиди и жди, пока проплывет труп, который Господь тебе предоставит, чтобы ты на него полюбовался», а «Благослови своего врага и предоставь Господу с ним разобраться». Это только на первый взгляд похоже, на самом деле это гораздо более серьезное требование, чем японская поговорка. И дальше это конкретизируется:

Итак, если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его:

«Если устроил безобразие в храме, накорми его блинами» – сказал отец Андрей Кураев и многими почему-то не был понят, хотя он предлагал следовать тексту буквально.

…ибо, делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья.

Это тоже цитата из Ветхого Завета, только из Книги Притчей. Я его, врага своего, накормлю-напою, а ему потом Бог угли горящие на голову насыплет? Можно и так понять, но возможно имеется в виду древний обычай посыпать голову пеплом, раскаиваясь и признавая свое ничтожество?»

Полную аудиозапись лекции можно прослушать на сайте Патриаршего центра духовного  развития детей и молодежи.