Нуждается ли в защите наша Церковь?

Читая ленту друзей в Живом журнале, наткнулся на пост одной из лучших студенток первого курса журфака МГУ: «Я тут поняла, что официальная РПЦ не имеет ко мне никакого отношения. Она всё сделала, чтобы я хоть как-то не отождествляла себя с ней. Это грустно».

Мне захотелось понять мотивировку этой девушки. Я написал к записи комментарий, и у нас завязалась переписка. Привожу её полностью:

Я: Боже мой, что же она такого сделала против Вас??

Студентка: Как бы так сказать, чтобы без мата. Церковь – институт, который претендует на большое влияние на поведение людей. Значит, она должна подавать какой-то пример. Она этого не делает, выбирая своими представителями каких-нибудь Чаплиных и патриархов с дорогими яхтами и часами. Мне такой пример не нужен.

Я: Спасибо, что написали без мата. Вы умнейший человек, а находитесь во власти пропагандистских стереотипов, внедряемых в массовое сознание. Если Вы вдруг узнаёте, что ректор МГУ и проректоры ведут неблагочестивый образ жизни, то это не повод бросать университет.

Студентка: Ректор МГУ не говорит мне, как жить, как поступать и не говорит голосовать за Путина. Представители церкви претендуют на большее, чем ректоры и президенты.

Я: Почему же, Вы просто не следите за выступлениями ректора. Любая церковь, независимо от конфессии, по сути своей и должна претендовать на большее, чем ректоры и президенты.

Студентка: Ну, если она претендует, то должна вести себя соответственно. Я не во власти пропаганды. Мне одного Чаплина хватило.

Я: Понимаете, если человек ходит регулярно в церковь, исповедуется и причащается, то ему совершенно безразлично, что говорит Чаплин.

Студентка: Нет, это одна организация.

Я: Ну, Вы же не пробовали. У Вас только внешний взгляд. А полное впечатление о предмете можно составить, имея взгляд на него не только снаружи, но прежде всего изнутри.

Студентка: Нам с Вами бесполезно спорить!

Я: Ну да, конечно, бесполезно: у Вас мало фактов и пока недостаточно жизненного опыта. Отношение к Церкви – Ваше личное дело, и я ничуть не посягаю на него. Но только не будьте, пожалуйста, жертвой пропаганды!

Студентка: Бесполезно, потому что Вы меня не переубедите, а я не хочу никого сама переубеждать. И я больше верю «пропаганде» «Новой газеты», чем Вам, потому что Вы здесь сторона заинтересованная.

Я: Уверяю Вас, что «Новая газета» здесь - гораздо более заинтересованная сторона, чем я.

Итак, мы имеем дело с достаточно типичным случаем: молодой человек или девушка верит в Бога, носит крестик, но по тем или иным причинам отрицательно относится к Русской Православной Церкви. И это отрицание связано, в первую очередь, не с личным опытом церковной жизни (хотя и таких случаев немало), а с плодами той масштабной информационной войны, которая развернулась в средствах массовой информации против Церкви и её предстоятеля. И главная мишень здесь – не церковные люди, а именно молодёжь, студенты, новое поколение, которое входит во взрослую жизнь и ищет себе нравственную, духовную опору, а о Церкви имеет представление, как правило, из газет и телепередач.

Что же можно ответить «первому непоротому поколению», склонному в силу своей молодости к максимализму? Прежде всего, ни Церковь, ни Святейший Патриарх не нуждаются в защите и оправдании, и все эти разговоры о квартирах, часах Патриарха и т.п. – второстепенны. И дело не в том, что Святейший Патриарх по своему статусу не может жить в деревянном домике на окраине Москвы, а всё-таки должен иметь нормальное жильё. Главное – вот в чём: если даже вдруг завтра неожиданно выяснится, что Патриарх по утрам пьёт кровь иудейских младенцев, то для моей веры это не будет иметь ровно никакого значения. Я хожу в церковь ко Христу, а не к тому или иному священнику и патриарху.

Недостойные люди в Церкви были всегда, начиная с первых веков христианства. К сожалению, есть они в немалом количестве и сейчас. Впрочем, это относится не только к православной, но и к католической, и к протестантской церквам. Вспомним хотя бы скандалы с католическими священниками-педофилами, за которых то и дело извиняется Римский Папа. Однако любой священник, рукоположенный правильным, каноническим образом, независимо от своих личных качеств, имеет благодать от Христа и апостолов. И таинства, ими совершаемые, в любом случае являются таковыми. Поэтому личное недостоинство священнослужителей не может затмевать в глазах верующих людей главного – Христа.

И наоборот: если человек выбирает себе церковь и юрисдикцию по тому, насколько там приятные священники, или патриархи, или прихожане, то это значит, что он ищет в церкви не Христа, в первую очередь, а чего-то другого.

Впрочем, «юноша, обдумывающий житьё», зайдя в храм, сталкивается, в первую очередь, не с патриархом или священниками, а с прихожанами. Наверное, каждый по опыту знает, что именно агрессивные миряне могут отвратить от Церкви человека, впервые переступившего её порог, так, что он никогда больше не решится туда прийти. Поэтому нам надо не объяснять неуспехи миссионерской работы антицерковными и антипатриаршими заговорами внешних сил (которые, несомненно, существуют), а, прежде всего, обратить взор на себя, вычистить храм своей души от грязи и распахнуть его для наших невоцерковленных ближних.