По одежке встречают или как узнать патриарха?

Уже недалек день интронизации (возведения на престол) нового Предстоятеля Русской Православной Церкви. Во время этого торжественного богослужения новоизбранного патриарха облекут в особые патриаршие одежды и вручат ему главный символ патриаршей власти - патриарший посох (жезл). Впрочем, наиболее отличительные части облачения патриарха за богослужением не надеваются.
 

 Впрочем, наиболее отличительные части облачения патриарха - особый головной убор, ку́коль, и зеленого цвета мантия (у митрополитов она голубая, а у епископов и архиепископов фиолетовая) - не являются богослужебными. Т.е. во время службы патриархом не носятся. Однако на торжественных, официальных мероприятиях, на официальных портретах, а также на иконах (см. например икону святейшего патриарха Тихона) патриарх носит этот древний головной убор, куполообразный, состоящий из шапочки в виде шлема и покрывала, прикрывающего плечи и спину (она называется наметкой); на передних концах куколя и на лобной части вышиты изображения шестикрылых серафимов, а на вершине находится крест. В дораскольные времена (до патриарха Никона (правил с 1652 г.)) куколь был общепринятой формой монашеского головного убора, клобука[1], а белый цвет его - византийская традиция. Истоки белого клобука - в уборе византийского императора, а затем Римских пап; Московские митрополиты стали носить белый клобук с 1564 г., до того это была прерогатива новгородских архиереев.


Мантия патриарха - общее со всеми архиереями (епископами, архиепископами и митрополитами) одеяние в виде плаща, без рукавов, застегивающееся у горла, которое при входе в храм снимается, так как за богослужением всякий архиерей облачается в особые, архиерейские богослужебные одеяния. Мантия - одежда для торжественных церемоний и лишь некоторых служб. Отличает патриаршию мантию теперь только зеленый цвет; современные мантии появились в XVIII в., до того мантии разных степеней архиерейства отличались между собой и цветом, и разными знаками. Вообще же мантия появилась в Византии в качестве почетного дара императора Константинопольским патриархам - император как бы делился своей властью с патриархом, поскольку мантия была царским облачением - а с XV в., перестав быть царским даром, мантия вошла во всеобщее употребление епископов.


Богослужебное же облачение патриарха в наши дни отличается от прочего архиерейского ношением не одной, а двух панагий и креста. Такой обычай появился в середине XVII в. В повседневной обстановке патриарх, как и епископ, носит только панагию. Панагия, в переводе с греческого «всесвятая», - древнее именование Божией Матери, а также просфоры в Ее честь, из которой при поминовении на проскомидии вынимали частицу. Эту часть просфоры в Средние века и греческие, а потом русские монахи и миряне часто носили для защиты от жизненных напастей на груди в особых крестах, называвшихся энколпионами (букв. по-греч. «на груди»); носили также и частицы св. мощей, и тогда кресты назывались еще мощевиками. Энколпионы обычно носили под одеждой, и лишь император в Византии или великие князья, а позже цари в Московской Руси могли надевать нарядно украшенные мощевики поверх парадной одежды. С панагией связан также древний чин возношения панагии (Богородичной просфоры) с особыми молитвами и раздача ее частиц братии, совершавшийся в восточных монастырях после завершения братской трапезы, для чего просфору переносили из храма к трапезе: в обычных условиях - в специальном сосуде, панагиаре, а в походных (а епископы, как и князья, большую часть времени вынуждены были проводить разъездах) - в специальном энколпионе, который со временем также стал называться панагией. Позднее панагия вошла в обязательное облачение епископа, сначала на Востоке, а потом и у нас, и со временем утратила свое функциональное назначение, превратившись, как и епископский крест, в знак высшей власти в Церкви. Сейчас панагия представляет собой образ Богоматери, круглой или овальной формы, с различными украшениями, без мощей.

Все остальное богослужебное одеяние на патриархе общее всем архиереям.


Несколько отличается от рядового архиерейского патриарший жезл, парадный вариант посоха, а также его ношение. Посох вообще заметнейшее отличие архиерейского сана при богослужении; это «знак власти над подчиненными и законного управления ими». Кроме того, он сочетает в себе пастушеское (пастырское; древне «пастырь» и значит «пастух») и царское происхождение. По мнению церковных историков, когда Господь трижды говорит ап. Петру: «Паси овец моих!», - Он вручает ему пастушеский посох. Каждая из частей посоха (жезла) имеет и прямое, функциональное назначение, и символическое, богословское: согласно латинской пословице «загнутый верх привлекает, собирает; прямая часть правит, держит; наконечник казнит». В Византийской империи свой посох новоизбранный Константинопольский патриарх получал вслед за панагией во дворце из рук императора. И по устройству, за исключением верхней части, он был похож на царский: гладкий, серебрянновызолоченный, украшенный. Парадные посохи, жезлы, стали у нас в XVII - XVIII вв. настоящими произведениями искусства, в то время как повседневные посохи - гораздо более скромные, обычно длинные палки с утолщением в верхней части из резного дерева, кости, серебра, другого металла. Изогнутые змеи на архиерейском посохе появились со времен патриарха Никона, почитателя всего греческого, в подражание греческому Востоку, где змий или дракон, попираемый Христом (святыми) или пронзаемый крестом, - распространенный символ. Новшеством Русской Церкви с сер. XVII в. стал сулок - четырехугольный, вдвое сложенный кусок ткани, прикрепленный к верхней части посоха. Происхождение его имеет в своей основе, скорее всего, религиозно-психологические причины: с развитием чувства святости в отношении к богослужебным предметам брать посох голой рукой стало казаться таким же святотатством, как брать диакону или священнику рукой святое Евангелие. (Интересно, что со временем, когда сулки сами сделались произведением искусства, а иногда - Высочайшим пожалованием иерарху, к ним стали относиться бережнее, чем к самому посоху, и иподиаконы[2], носящие архиерейский посох во время службы, именно его не дерзали касаться рукой). Жезл без сулка - исключительная привилегия патриарха. Также особенностью патриаршего богослужения является право патриарха входить с жезлом в алтарь через Царские врата, тогда как другие архиереи, входя в алтарь, отдают жезл специальному иподиакону, который держит его в руках, стоя справа от Царских врат.

Кроме особенностей облачения есть также и патриаршии инсигнии (знаки власти)[3]: предносной крест - изображение распятия Христова, прикрепленное к древку, которое носят перед патриархом во время богослужений (обычай носить украшенный крест перед патриархом возник еще в IV в. в Константинополе, Риме и др. городах), орлец - круглый коврик с изображением града и парящего над ним орла, подстилающийся под ноги архиерею в местах, где он останавливается для совершения каких-либо действий во время богослужения; в средневековой Руси правом пользоваться орлецом имели сначала только митрополит Московский, а позже патриарх и избранные митрополиты; сейчас это принадлежность архиерейской службы вообще; патриарший жезл, о котором мы уже говорили, и иерусалимы - особые сосуды, с которыми патриаршие диакона совершают каждение.

В обычной же, повседневной жизни патриарх одевается как любой монах - в черном подряснике и рясе, подпоясанный поясом, в мягкой шапочке - скуфейке на голове и монашескими четками в руках.

Использованные материалы:

Настольная книга священнослужителя (М., изд-во Московской патриархии, 2001 г. Т. 4)

http://st-sobor.belnet.ru/New_proekt_nariad3.html

http://www.bogoslov.ru/text/376191.html#_ftnref18

 

 



[1] Клобук - головной убор, отличающий монашествующих от белого духовенства; сейчас состоит камилавки - цилиндрической, слегка расширяющейся к верху шапки и длинного покрывала (наметки), разделяющегося внизу на три конца.

[2]Иподиакон - букв. тот, кто ниже диакона; церковнослужитель, в современной Православной Церкви следит за чистотой священных сосудов; до и во время богослужения прислуживает архиерею - подает ему воду для омовения рук, полотенце, предметы облачения, трехсвечник и т. п.

[3] Инсигнии (Insignia) - изначально внешние знаки царской власти в древнем Риме: золотая корона, кресло слоновой кости и свита из 12 ликторов.