Героическое свидетельство первых христиан

Незадолго до празднования Дня всех святых стоит вспомнить о первых христианских героях, отдававших жизнь за Христа. Речь идет о мучениках, которые своей жизнью засвидетельствовали правоту христианства.

Почитание мучеников началось довольно рано — уже в Деяниях Апостолов описывается смерть первомученика архидиакона Стефана. С момента основания Церкви до Миланского эдикта 313 года христиане периодически подвергались более или менее жестоким гонениям, которые приводили как к появлению новых героев, на чьей крови воздвигалась Церковь, так и предателей, отступников, к которым по канонам применялись самые разные санкции. Интересно и отношение к мученикам в древней Церкви. Блаженный Августин в сочинении о «Граде Божием» проводит прямую параллель между христианскими святыми и античными героями, противопоставляя одних другим: «Не таков путь, указываемый истинной и истинно святою религией; не так побеждают Юнону, т. е. завистливые к добродетелям благочестивых воздушные власти, наши мученики. Наши герои, если бы можно было назвать их этим именем, преодолевают Геру (Юнону) не “дарами, являя покорность”, а божественными добродетелями». В этом отрывке важно само употребление слова «герой». Блаженный Августин показывает, что для христиан подвиг мучеников значил не меньше, чем для грека — подвиг Геракла, а для римлянина — Ромула и Рема. Такое отношение к святым было свойственно не только для Августина, но и для многих раннехристианских авторов, так или иначе говоривших о том, что кровь мучеников есть семя Церкви.

Героизм мученика состоял не только в том, что он мужественно претерпевал жестокие пытки, но и в том, что христиане бросали вызов могущественной Римской империи. Гонения на христиан имели под собой не религиозную, а политическую подоплеку. Для римского чиновника было важно не то, верит ли человек во Христа, Митру или Юпитера, а то, что в определенные дни года он приносит жертву за здоровье императора. Во все остальное время человек волен верить в то, во что ему хочется, но он должен доказать свою лояльность империи. Это подтверждают и сохранившиеся подлинные мученические акты.

Допрос христианина, как и любого другого обвиняемого, строился по стандартной схеме. Чиновник должен был узнать имя, возраст, социальный статус обвиняемого, а затем перейти к формальному доказательству вины или невиновности подозреваемого. Впервые юридические основания для преследования христиан были сформулированы около 112 года в переписке Плиния Младшего с императором Траяном. Траян в ответ на вопросы о том, за что нужно преследовать последователей новой религии, требует не рассматривать анонимные доносы, наказывать за саму принадлежность к христианству и миловать тех, кто доказал свою невиновность, принеся жертву богам или похулив Христа. Ответ императора давал большой простор для судей, которые могли вести допрос подозреваемого более или менее жестко.

Читая мученические акты, можно увидеть, как римский чиновник подвергает мученика пыткам за фразу: «Я — христианин». В причинении страданий не было садизма — это был формальный способ наказания за нарушение протокола. Некоторые судьи могли вести дело так, что оправдывали христиан, подсказывая им правильные ответы. Если человек не назвал себя христианином, то ему могли предложить осудить безбожников и на этом основании вынести оправдательный приговор. Дело в том, что для римского законодательства христиане были безбожниками, то есть людьми, которые подозревались в различных тайных сборищах, непотребных поступках. В свою очередь христиане под безбожниками могли подразумевать толпу, которая призывала их казнить.

Сложнее обстояло дело, если христианам предлагалось публично отречься от Христа. Выполнить это требование могли лишь явные отступники, а потому ядро мученического жития составлял протокол допроса, где серия пыток чередовалась с повторным предложением отречься от Христа. Целью пытки являлось не убийство христианина, а желание выбить из него правильный ответ и закончить процесс. Поэтому жестокость страданий увеличивалась постепенно, и после каждого круга мучений следовало предложение отречься.

Константин Флавицкий. Христианские мученики в КолизееКонстантин Флавицкий. Христианские мученики в Колизее

Говоря о мучениках, нельзя не упомянуть и о тех людях, которые тем или иным способом избежали гонений. Вообще преследование христиан чаще всего касались руководителей общин и тех, на кого были сделаны доносы. Римский судья мог жестоко допрашивать подозреваемого и при этом терпеть в доме рабов-христиан, поскольку на них не было обвинения, и они не являлись участниками судебного разбирательства. Если не рассматривать случаи публичного отречения от Христа, которое было сделано добровольно или под пытками, то у христиан оставалось в запасе еще пара не слишком законных способов. Можно было подкупить чиновника, который за деньги внесет ваше имя в список тех, кто принес жертву богам. Многие римские чиновники сами практиковали подобный способ заработка, а потому наряду с героями и отступниками среди христиан было довольно много людей, которые избежали преследований за веру с помощью бегства или подкупа. Церковь по-разному смотрела на этих людей. Высоко ценя подвиг мученичества и, безусловно, осуждая отрекшихся, Церковь не призывала учеников Христовых самим идти на смерть за Христа и объявлять себя христианином, но в то же время говорила о том, что человек, вставший на стезю мученичества, не должен отрекаться от Христа.

По прошествии веков и тысячелетий мы уже можем смело говорить о том, что раннехристианские мученики не просто стали героями, но и составили основу для празднования дня памяти всех святых. Мало найдется христиан, у которых не было бы тезок среди мучеников, мало найдется дней в календаре, когда Церковь не вспоминает о свидетелях веры Христовой. Предстоящий праздник — прекрасный повод вспомнить обо всех известных и неизвестных страдальцах, благодаря подвигу которых Церковь продолжает жить. У мученика не может быть учеников, этот подвиг не может быть массовым, но его значение для Церкви невозможно переоценить.