Про футбол

Должен сразу признаться — я не люблю футбол и плохо в нем разбираюсь. Из игроков российской сборной по фотографии я уверенно узнаю только Аршавина. Я не отличу Шванштайгера от Хави и не знаю, имя это или фамилия - Хави. На проходящем сейчас чемпионате Европы по футболу я полностью не видел ни одного матча, но знаю прекрасную примету, работающую в эти дни: если поздним вечером в моем дворе раздаются истошные крики, то российские футболисты кому-то забили гол.

Я не люблю футбол, но понимаю чувства болельщиков. Раз в год, в конце апреля – начале мая в нашей квартире обостряется проблема телевизора. Начинается чемпионат мира по хоккею, и ваш покорный слуга прилипает к экрану. Я смотрю на прекрасных мужчин, которые с легкостью забивают шайбы в ворота. Во время Олимпиады в Ванкувере я после лекции и работы, проспав два часа ночью, в наушниках смотрел матч Россия–Канада, потом будил жену и рассказывал ей все детали этого захватывающего поединка. Моя супруга уходила на работу, я тоже начинал трудиться, но мысленно был в Ванкувере. Я сам кричал из окна, когда мы становились чемпионами мира по хоккею, испытывал несколько секунд счастья после победной шайбы и чувствовал, что это моя победа, хотя я сам, наверное, никогда не встану на коньки, не возьму в руки клюшку и не забью ни одной шайбы даже в пустые ворота.

Многие жители России также радуются победам футболистов, и никто не имеет права запретить им выражать свои эмоции, если при этом не разбиваются витрины магазинов, стекла машин, не страдают люди. Конечно, крики иногда мешают сну, но бывают ситуации, когда от избытка сердца, но не алкоголя, уста глаголят. Большой спорт тем и прекрасен, что он дарит чувство радости и единения для миллионов. Никакие разговоры о том, что спорт — развлечение для масс, что христианин не должен быть сильно к чему-то привязан, не могут запретить человеку испытывать секунды, минуты или часы счастья. Напротив, все эти надменные реплики через губу о том, что условный Овечкин или Аршавин постоянно жрут допинг, шутки про 22 мужика с мячом на поле, и твердое убеждение в том, что «я бы не промахнулся с двух метров по пустым воротам», не делают противников спортивных состязаний лучше болельщиков.

Наша проблема состоит в том, что спорт для нас — не просто игра. Это политика (как можно болеть за хоккеистов, если у власти находится Путин), возможность напиться у телевизора или подраться с фанатами другой сборной, это возможность посчитать деньги в чужом кармане, но никак не восхищение от того, что Овечкин, Ковальчук или Малкин могут на пустом месте создать шедевр, от которого у зрителя откроется рот, а сам он на секунду лишится дара речи.

Между тем систематическое занятие спортом даже на любительском уровне требует постоянной дисциплины, а вкус от победы в настольный теннис на городских или областных соревнованиях, думаю, не менее сладок, чем ликование хоккеистов, только что выигравших Кубок Стэнли.

Смотря по телевизору футбол, мы можем не сокрушаться из-за возраста, большого живота, а встать со стула и отдать ребенка в спортивную секцию или самим позаниматься любимой подвижной игрой. Мы можем стать лучше, поскольку существует великая сила подражания. Я не буду играть в хоккей до 48 лет как Крис Челиос, но могу выглядеть в свои 20-80 лет вполне достойно, могу испытывать радость от того, что научился делать какое-то движение или прием, который раньше никогда не делал. Если хоть один мальчишка захочет играть в футбол во дворе, то этот чемпионат Европы прошел не зря.

Конечно, у чемпионата есть недостаток: женам или мужьям приходится выслушивать разговоры о том, кто как кому и куда забил, но это небольшая расплата за возможность ощутить положительные эмоции.

Мы должны быть благодарны спортсменам за то, что они ценой своего здоровья дарят нам праздник. Конечно, делают они это не совсем бескорыстно, но спорт — достаточно справедлив. Если у тебя нет таланта, работоспособности и желания добиться победы, ты не выйдешь на лед, защищая цвета национальной сборной.

Жизнь спортсмена — это во многом аскетика: постоянные упражнения, спортивный режим, огромная целеустремленность. Еще апостол Павел сравнивал спасение с победой на соревнованиях и напоминал о том, что на ристалищах бегут многие, но только один поучает приз. Сейчас часто вспоминают о том, что христиане запретили Олимпийские игры, но мало кто помнит о том, что отношение к телу, как к темнице души, — идея совершенно не христианская. Напротив, в Новом Завете можно найти немало мест о том, что нужно заботиться о теле, не осквернять его грехами и поддерживать его силы. Даже суровые египетские отшельники говорили, что они умерщвляют страсти, а не тело.

Конечно, большой спорт — это не тихий и прозрачный ручеек, а жестокий мир со своими подковерными играми и жестокими законами, но разве болельщик виноват в своих чувствах любви к какой-то команде или сборной? Не стоит относиться к спорту жестче, чем к Церкви. Как известно, священник, имеющий серьезные личные грехи, но правильно рукоположенный, может совершить таинство Евхаристии, и люди, которые причащаются из рук недостойного пастыря, причащаются Тела и Крови Христовой за свою веру в Бога и Церковь. Так не будем же лишать болельщиков права переживать за свою команду, не думая при этом о допинге, больших деньгах и интригах. Не будем превращаться в унылых старичков, от которых шарахаются даже собственные внуки. 

Фото из открытых интернет-источников