Протоиерей Максим Козлов: Не вижу возможности сотрудничества с госпожой Собчак

С большим прискорбием ознакомился я с публикацией в одной из центральных газет (а потом и в различных интернет-ресурсах), в которой был размещен художественно бесконечно слабый, а содержательно – возмутительный «предмет трикотажа». На нем госпожа Ксения Анатольевна Собчак была изображена как некая кощунственная пародия на традиционные образы Пресвятой Богородицы.

При этом она держит рекламируемый и, насколько я понимаю, в какой-то мере возглавляемый ею журнал SNC, который расшифровывается как style, news, comments.

Казалось бы, чего удивительного, чему возмущаться? За последние месяцы о Ксении Анатольевне мы узнали многое: о ее мировоззрении, взглядах, об отношении к Православию и Христианству в целом. Высказываний было более чем достаточно, чтобы составить полное представление.

Поэтому повода выступать с комментарием не было бы, если не одно обстоятельство, побуждающее меня это сделать.

В конце июня - начале июля ко мне обратились представители данного издания с просьбой изложить позицию православного священнослужителя на йогические практики. И в духовно-медитативном, и в чисто физкультурном преломлении.

Взвесив плюсы и минусы, безусловно заручившись обязательствами издания о неповрежденности присылаемого им текста и познакомившись с соседствующими материалами сторонников йоги, я написал этот текст (от редакции: ниже мы опубликуем этот текст, считая, что взгляд священника на увлечение йогой не бесполезен и для наших читателей, а заодно предоставляя возможность сравнить текст, который был дан, с тем, который будет опубликован в журнале).

Журнал мне был анонсирован как некое издание, предполагающее работать в стилистике «Большого Города» и сходных по типу СМИ, как избегающее эпатажа и те характеристики, которые мы относим к желтой прессе.

Может быть, по некой наивности, а может быть, по предполагающемуся у христианина наличию благого помысла о всяком человеке, в любом случае, считая полезным высказывать православную оценку тех или иных феноменов в самых разных СМИ, я такой комментарий дал.

Скорее всего, он в журнале опубликован, я сейчас этого не знаю (от редакции: номер журнала не удалось найти ни в одном из самых популярных магазинов периодики), но, безусловно, увидев данное изображение, соединенное с рекламным продвижением журнала SNC, должен заявить о невозможности какого бы то ни было последующего сотрудничества и с данным изданием, и с любыми СМИ, к деятельному участию в которых привлекается госпожа Ксения Анатольевна Собчак. 

Протоиерей Максим Козлов об йогических практиках

Прежде всего, нужно понять, что православие, как и католическая традиция, как и ислам, иудаизм и ряд других мировых религий, настаивает на том, что в ряду множественных гипотез об истинном Боге есть гипотеза адекватная и точная. И что мы не просто метафизически рассуждаем, а что мы верим в Того, Кого знаем. Личный Бог в христианстве — это не абсолют, не набор нравственных принципов, не то, что описывается никому не понятным словом «духовность»  Это Христос, который сказал, что «никто не приходит к Отцу Моему, как только через Меня» (Ин. 14:6). Мы признаем достоинство и этическую значимость внехристианских религиозных традиций, но при этом мы помним об их ограниченности и нетождественности богооткровенной религии христианства. Это наше принципиальное настояние.

Йога — это система упражнений, нацеленных на управление психикой и психофизиологией человека, ради достижения более высокого психического и духовного состояния. И идея, будто йогой можно заниматься только ради физического здоровья — это, по меньшей мере, иллюзия. В 1970-е годы был известный православный подвижник, иеромонах Серафим (Роуз) писал: «Человек, занимающийся йогой только ради телесного здоровья, уже подготавливает себя к определенным духовным воззрениям и переживаниям, о которых он, несомненно, пока и не догадывается». Отец Серафим не понаслышке знал, что такое йога, поскольку в молодости, до прихода в православие, увлекался восточными философиями.

Вовсе не физические упражнения и позы являются сущностью йоги. Как верно указывают ее адепты, в центре йоги стоит медитация. И тело лишь помогает сконцентрировать ум. Тот же отец Серафим пишет: «Цель йоговских приемов, с этой точки зрения, сделать человека раскрепощенным (расслабленным), удовлетворенным, недумающим и пассивным, то есть восприимчивым к духовным идеям и впечатлениям». Другой подвижник XX века, архимандрит Софроний (Сахаров), который тоже в юности увлекался восточными практиками, пишет о медитации, что «в ней отсутствует сознательное предстояние Богу личному; в ней нет действительной молитвы, т. е. лицом к Лицу». Это очень важный принцип христианской молитвы — мы общаемся с Личным Богом, а не с неким абсолютом.

Архимандрит Софроний пишет также, что медитация «может привести к тому, что увлеченный медитацией удовлетворится психическими результатами подобных экспериментов, и, что хуже всего, восприятие Живого Бога, Абсолюта Персонального станет для него чуждым». А в христианском контексте нет ничего страшнее, чем стать чуждым Богу. При отсутствии личной связи с Богом человек, практикующий йогу, обращается внутрь самого себя. «Искусство йоги заключается в том, чтобы погрузить себя в полное безмолвие, отбросить от себя все мысли и иллюзии, отвергнуть и позабыть все, кроме одной истины: истинная сущность человека — божественна; она есть бог, об остальном можно только молчать», — пишет отец Серафим (Роуз). Это принципиальное противоречие с христианской антропологией, которая видит нынешнее состояние человека падшим и нуждающимся в том, чтобы из этого падшего состояния восстать и взойти ко Христу, который поднимает до жизни вечной. 

Широко популяризируемая ныне йога обещает своим адептам быстрое достижение духовных плодов. Это очень соответствует современной ситуации, настраивая на потребительский лад, вводит в эйфорию и питает гордыню. Православная аскетическая традиция предупреждает, что путь наших отцов потребует крепкой веры и долготерпения, а наши современники пытаются схватить все духовные дары нажимом и в короткий срок. Такого рода просветление за несколько месяцев и за умеренную плату – это не то, что приемлемо для православного человека и к чему мы можем отнестись даже с согласием.