Красный «угодник»

24 января 1924 года в газете «Правда» выходит статья члена президиума ЦК Емельяна Ярославского, в которой можно найти строки о недавно умершем Ленине: «Милый, родной Ильич! Мы скроем твое тело — смертное тело твое — скроем в землю; это все, что есть в тебе смертного. А дело твое, твои мысли останутся с нами, в нас».

Оставим в стороне восхищенные эпитеты и обратим внимание на то, что высокопоставленный партиец еще не знает, что телу Ильича уготована совсем другая судьба. Решение о сохранении тела вождя мирового пролетариата  было принято в столь узком кругу, что даже не все  высокопоставленные чиновники об этом знали. 23 января профессор Абрикосов  впервые поставил перед похоронной комиссией вопрос о том, стоит ли забальзамировать останки Ленина и сохранить их хотя бы  на месяц, чтобы все желающие могли успеть с попрощаться с покойным.  

Большинство советских вождей поначалу отвергли идею захоронения тела Ленина, опасаясь, что это может привести к возникновению культа, похожему на почитание мощей. Многие предлагали захоронить Ильича в закрытой гробнице или кремировать его тело, но постепенно идея мавзолея становилась все более привлекательной. Оставалась самая большая сложность – категорическим противником мумификации тела мужа была Надежда Крупская, а также две сестры и брат Ленина.  Чтобы уговорить вдову Ильича, к ней отправилась делегация из видных партийцев, среди которых были Зиновьев и Бухарин. Первоначальный компромисс  состоял в том, что Надежда Крупская не настаивала бы на немедленном погребении или кремации Владимира Ульянова, а  Политбюро приняло бы окончательное решение о судьбе тела  через один месяц.

26 января 1924 года в «Известиях» и «Правде» выходит  текст «постановления Президиума ЦИК СССР», где  говорится о том, что гроб с телом Ленина помещается в склеп у Кремлевской стены, и трудящиеся смогут проститься с ним и после официальных похорон. В это время еще не называлось никаких сроков сохранения тела Ильича,  и не поднимался вопрос о создании мавзолея. Предполагалось, что останки Владимира Ульянова будут доступны для прощания до тех пор, пока на трупе не появятся признаки разложения, после чего прах покойного будет захоронен в закрытом склепе. 

Казалось бы тема с мавзолеем была закрыта, и вскоре ленинский прах постигнет такая же участь, как и всех остальных смертных, но 27 января в «Известиях» выходит статья главного редактора газеты с размышлениями о том, что ученые должны найти способ навсегда сохранить человеческие останки.  Этот тезис отражал позицию Феликса Дзержинского, который был одним из самых активных сторонников  сохранения тела Ленина. Сразу же после этого «Известия»  стали цитировать просьбы народа из разных регионов СССР о необходимости оставить  прах вождя  доступным для народа с помощью бальзамирования. В первое время после похорон  в сотнях писем содержались рецепты использования   ленинских останков – от помещения его тела в стеклянном гробу, наполненным спиртом и глицерином, до предложения кремировать Ленина, положить пепел в урну в форме гранаты, а гранату передать в ЦК для назидания его преемников. 

Буйство народной фантазии, которая была уже заражена культом Ильича, не знало границ, и членам комиссии по захоронению  Ленина приходилось отсеивать самые экстравагантные идеи памятников и склепов. В эти дни раздавались голоса о том, что тело гения надо подвергнуть всестороннему исследованию на благо человечества, но  вскоре стало понятно, что большинство  предложений  представителей власти и народа так или иначе вертелись вокруг идеи бальзамирования. Уже 29 января новый член комиссии по похоронам Красин  активно занялся вопросами строительства временного склепа и с этого момента вопрос о мавзолее был практически решен. Впереди еще были конкурсы на  проект здания мавзолея, героические усилия ученых, которые должны были спасти труп Ленина от появившихся в начале весны признаков тления, разработка специального состава для бальзамирования и долгая история мавзолея на  Красной площади. Все это имеет для нас лишь второстепенное значение.

Остается ответить на главный вопрос: кто первым подал идею о сохранении тела Ленина? Долгое время считалось, что это был Иосиф Сталин. В октябре 1923 года, когда было понятно, что дни Владимира Ульянова сочтены, Сталин на одном из заседаний политбюро выступил со следующим предложением: «Наука обладает возможностями сохранять тело покойного в течение долгого времени, во всяком случае, до того момента, пока мы не сможем смириться с мыслью о том, что Ленина нет среди нас».  Сразу же с критикой этой идеи  выступил Троцкий, заявивший, что Сталин хочет создать культ нового «угодника». В последние годы ряд исследователей сомневаются в том, что именно Сталин сыграл основную роль в истории появления  мавзолея, но эта версия до сих пор имеет право на существование. Так или иначе большевикам удалось построить в центре древней столицы России  фактически религиозный объект, в котором находятся останки  человека,  не  верившего ни в какого Бога, кроме собственной власти. Нужно сказать, что судьба с самого начала была не слишком благосклонна к красному «угоднику». 

Существует история о том, что Патриарх Тихон так прокомментировал  прорыв трубы в мавзолее и загрязнение гроба Ильича потоком фекалий: «По мощам и елей». Разумеется, это всего лишь апокриф, который невозможно проверить, но очевидно одно – помещение Ленина в мавзолей имело под собой политическую подоплеку, оно было сделано против воли покойного и его родственников. Вероятно, настало время очистить Красную площадь от этого сооружения. Вынос тела Ленина из мавзолея станет лишь актом восстановления исторической справедливости.  Во всяком случае очевидно, что время массового паломничества к останкам Ильича прекратилось, и их можно спокойно предать земле, не опасаясь того, что это вызовет новую революцию.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Впервые опубликовано 17 сентября 2012 года