Время выйти из танка

Написать эту колонку заставил меня случай, рассказанный в Facebook. Некий православный молодой человек Рождественским постом отправился в гости к дочке священника. Радушная хозяйка сделала для него вкусную жареную рыбу, но наш герой отказался ее есть. Православный постник сослался на постовые рекомендации, размещенные на одном из самых популярных ортоСМИ. Потом оказалось, что на сайте была ошибка, и в этот день можно было есть рыбу.

Но дело даже не в этом. Девушка предложила своему гостю кушанье, сославшись на благословение отца, сама готовила, старалась, но молодой человек не поддался страшному «искушению» и с гордо поднятой головой отправился к себе домой, предварительно поев более постных блюд на хозяйском столе.

История эта показывает, что в наших христианских головах существует какой-то удивительный беспорядок, иногда не позволяющий нам посмотреть на себя со стороны. За последний год мы слишком увлеклись разговорами об информационной атаке на Церковь, о том, что веру нужно защищать от кощунников, но совершенно забыли апостольское выражение «из-за вас имя Божие хулится». Поспешив стать христианами, мы забыли сперва сделаться людьми, а потому рядом с нами бывает очень неприятно находиться.

Мы потрясающе умеем портить праздники и настроение другим. Скоро наступит Новый год, и каждый декабрь люди обречены читать многочисленные статьи о том, что истинные христиане не должны отмечать этот светский праздник. Авторов подобных рекомендаций совершенно не смущает то обстоятельство, что православные живут не на Луне, а среди людей. У каждого из нас есть родственники, коллеги по работе, друзья, которым бывает очень обидно, что их старания по подготовке праздничного стола, их желание поделиться своими радостями и надеждами с другим человеком, могут наталкиваться на холодную стену неофита.

Этот «юноша бледный со взором горящим» из всего богатства христианской культуры и веры взял лишь систему запретов. Конечно, Рождественским постом нельзя наедаться до отвала и напиваться до положения риз, но делать это не стоит 365 дней в году, а не только 1 января. Разумеется, новогодние каникулы для многих наших соотечественников превращаются в неделю поклонения Бахусу, но это не повод для нас, верующих, замыкаться в собственном небольшом домике и распространять вычитанные в Типиконе или в популярных книжках правила поведения на всех окружающих.
И уж совсем не дело приходить в гости к единоверцу и заниматься изучением его праздничного стола или книжных полок на предмет обнаружения крамолы.

У митрополита Сурожского Антония есть замечательный рассказ о своей молодости. Как известно, владыка пришел к вере подростком и первое время после обращения страдал некоторыми болезнями неофита. Однажды во время его молитвы бабушка зашла к нему в комнату и попросила почистить морковку. На возмущенную реплику юноши, чью молитву прервали столь «низкой» просьбой, женщина ответила: «Я думала, что молиться ― это значит быть в общении с Богом и учиться любить. Вот морковка и нож». Эти слова гораздо четче указывают нам, верующим, на наши недостатки, чем пространные проповеди и статьи о том, как важно хранить Православие. За 20 лет церковного возрождения нами уже написано такое количество благочестивых текстов, что для их чтения не хватит человеческой жизни. Однако среди нас все еще мало людей, готовых чистить морковку.

Так получилось, что я крестился в подростковом возрасте и период моего неофитства пришелся на старшие классы. На переменах я демонстративно читал книгу правил святых апостол на славянском языке, знакомых священников называл «аввами» и пару месяцев даже хотел уйти в монастырь. К счастью, моей маме хватило сил перетерпеть это псевдохристианство, на моем пути встретились хорошие люди, объяснившие мне, что не стоит становиться святым, не сделавшись человеком. Надеюсь, что их старания не пропали даром.

Находясь в Церкви, я видел людей, демонстративно выкидывавших на помойку очень хорошие библиотеки, поскольку они были собраны до «воцерковления» и состояли не из святоотеческих текстов. Я знал верующих, приходивших в больницу навестить друга и объяснявших человеку после сложной операции, что ему не стоит читать романы Владимира Набокова. У них никто не просил совета о том, что можно почитать на больничной койке, но они охотно делились глубинами своей мудрости. С другой стороны, я знаю людей со сложными отношениями к Церкви, которые в буквальном смысле слова ставили человека на ноги, принося в палату диск битлов. Удивительное дело. Джон Леннон, Пол Маккартни, Джордж Харрисон и Ринго Старр подарили надежду не меньшему числу людей, чем духовные песнопения Валаамского монастыря, но вряд ли об этом знал юноша, отказавшийся съесть рыбу в гостях.

Это незнание уже приводит к тому, что верующих начинают не без оснований упрекать в том, что они плохо знают рассказы Чехова или стихи Маяковского. Наши обличители иногда грешат снобизмом, но мы сами дали им в руки это оружие, браня одного из самых великих поэтов ХХ века за то, что у него были антицерковные стихи. Да, Владимир Маяковский писал стихи против святителя Тихона, а Оскар Уайльд отсидел в тюрьме за «непристойное поведение», но при этом «Сказки» Уайльда и его «Портрет Дориана Грея» не просто талантливые тексты, но и очень поучительные истории для нас, православных христиан. А «безбожник» Маяковский в своих стихах обнаруживал такое знание евангельских текстов, до которого многим современным еще очень и очень далеко.

Одним словом, нам очень нужно оглянуться по сторонам, выйти из своего приятного мирка и обнаружить, что человечество создало множество прекрасных вещей помимо Типикона, что человечество состоит не только из православных нашего прихода и врагов Церкви. Гораздо сложнее постом распахнуть окно в мир, чем отказаться от скоромного кушанья. В этом как раз и состоит главная тайна христианства. Пришла пора выйти из танка и понять, что слухи о войне всех против всех сильно преувеличены.