Сергей Чесноков о «живой» и «мертвой» воде и о школьных учебниках

Президент фестиваля «За жизнь» рассказал Ирине Ахундовой о невидимой миру войне с нерожденными детьми.

- Сергей, 13 ноября в храме Христа Спасителя на соборном совещании по вопросу законодательной отмены абортов в России Вы говорили о запрете абортов как лишь об одном из проектов движения в защиту жизни. Почему?

- Мне хотелось своим выступлением снять небольшой перекос, который, возможно, есть и у меня самого, и у всех, кто отстаивает полный запрет абортов, последовательную законодательную защиту жизни. Когда-то я работал в Синодальном отделе по благотворительности, куда пришел как представитель движения в защиту жизни. На первых порах меня немного напрягало то, что рядом работают сотрудники направления по противодействию наркомании, по утверждению трезвости, по помощи инвалидам, которые предлагают свои проекты, а мне все время хотелось выпятить нашу тему, ведь она самая главная, ведь убивают детей! Но работая в команде, все время приходилось прислушиваться к чужому мнению, потому что на самом деле и другие проблемы тоже важны. Как говорили наши предки, нужно и это делать и то не оставлять. Сейчас очень важен тот посыл, с которым мы разъедемся по своим городам, по своим приходам после соборного совещания по запрету абортов из Москвы, из главного храма Русской Православной Церкви.


- Часто говорят, и я согласна с этим, что одного запрета абортов недостаточно. Что Вы отвечаете в таких случаях?

- Это действительно правильно. Помимо полного законодательного запрета абортов, нужен весь спектр той деятельности, которой многие годы занимается широкое движение в защиту жизни, которое ведет многочисленные проекты. Запрет – это «мертвая вода». Защита жизни – это «живая вода», это много направлений. Один из примеров того, насколько широко движение в защиту жизни, которое не сводится только к одному запрету, мы видели даже на совещании по запрету абортов, которое местами очень напоминало наш фестиваль «За жизнь». Мы видели, как на сцену совершенно стихийно вышли активисты, чтобы прорекламировать свои футболки, которые стоят не очень дорого, но заставляют задуматься над надписью «Мама, не делай аборт!» За пять лет своей работы наш фестиваль собрал около трехсот проектов (заявок рассмотрено было на порядок больше). Среди девяти основных и наиболее ярких проектов назову, например, демографическую стратегию, которая подразумевает работу по 150-ти показателям в одном отдельно взятом регионе, а также выставку «Человеческий потенциал России», получившую сегодня высокую оценку выступавшего демографа Белова, который сказал, что надо рекомендовать ее во все школы и вузы страны. «Запрет абортов» – «ЗА!» – это еще один из девяти главных наших проектов.

- Каковы основные направления движения в защиту жизни?

- Это «просвещение», «помощь» и «защита». Наше движение в защиту жизни часто воспринимается по направлению «защита», поскольку оно массовое, связанное с активной демонстрацией своей позиции перед обществом. Очень часто для многих оно заслоняет всю остальную работу. И тут важно то, с каким посылом, какими словами мы будем отстаивать запрет абортов, будут ли в наших словах любовь и уважение к оппоненту, понимание позиции другого человека. Повторюсь, от этого зависит и восприятие всего движения в целом. Неправильно сказанные в полемике слова, брошенное обидное слово могут все испортить, бросить тень все движение в целом. Я недавно участвовать в одной такой полемике, которую потом сам же удалил из социальной сети. Общаясь с одним человеком, много ему обидного наговорил, потом попросил у него прощение, но до сих пор остался на душе осадок. Запрет абортов наступит, мы его приближаем, но уже сейчас есть люди, которые стоят у «мясорубки» и реально спасают жизни живых детей, занимаются предабортным консультированием. Поэтому нам нужно очень хорошо осознавать, что удар, нанесенный по направлению защиты, оказывается ударом по всему движению, по тем, кто, например, отговаривает от абортов. Не менее важное требование – это введение в школьные учебники данных современной науки. Ведь на самом деле, если в школьных учебниках напишут, что жизнь ребенка начинается с момента зачатия, по сути, это будет равносильно запрету абортов. Одно без другого немыслимо. Это качественный скачок, это переворот в сознании.

- Очень часто в направлении защиты жизни выступают мужчины. А многие мои подруги не готовы обсуждать отмену абортов.

- Это тоже момент, из-за которого нас воспринимают не совсем правильно. Когда мужчины говорят: «Мы за запрет абортов», это выглядит не столь выигрышно как, когда женщины выступают с таким же требованием. Показателем кардинальных изменений настроений общества будет, когда о запрете абортов заговорят именно женщины. Но, слава Богу, что уже заговорили мужчины.

Также следует сказать, что движение в защиту жизни занимается лоббированием не только закона о запрете абортов, но и интересов центров защиты материнства, в которых в основном трудятся женщины. В рамках проекта «Геолокация центров защиты материнства» мы договорились о сотрудничестве с Павлом Астаховым. Необходимо, чтобы наше общение закончилось какими-то конкретными договоренностями о лоббировании интересов этих центров. Не менее важно и оказание помощи семьям с детьми.

- Вы довольны итогами совещания?

- Да. Оно прошло продуктивно. Это было открытое соборное совещание, собравшее более 400 участников из 40 субъектов Российской Федерации. Каждый из присутствовавших, даже если он не выступал у микрофона, внес свою лепту в выработку единодушного мнения по поводу внесения изменений в ряд федеральных законов «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», «Об обращении лекарственных средств», «Об обязательном медицинском страховании», «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», а также в Уголовный кодекс Российской Федерации и Конституцию России. Причем, каждый участвующий внес лепту не путем голосования, а тем, что благодаря соборной молитве (а многие присутствующие молились) было достигнуто подлинное единомыслие по фундаментальным вопросам. Конечно, кто-то не досидел до конца этого семичасового совещания, кто-то остался со своим мнением, а кто-то ушел именно потому, что был не согласен. Но это означает, что он либо не нашел таких аргументов, которые бы могли перевесить мнение остальных, либо его мотивация была не достаточна, чтобы свое мнение донести (все желающие в результате высказались).

- Вы можете назвать конкретные результаты совещания?

Помимо тех принципиальных пунктов, которые вошли в резолюцию, и по которым было достигнута соборная позиция православной общественности (а это очень важные сами по себе, повторюсь, фундаментальные пункты), были достигнуты договоренности о сотрудничестве с такими представителями субъектов законодательной инициативы, как Федеральное Собрание Совета Федерации, Государственная дума, аппарат Уполномоченного по правам ребенка П.Астахова. В частности, есть договоренности о презентации на базе данных структур повестки движения в защиту жизни. Параллельно с совещанием в Храме Христа Спасителя проходил Высший церковный совет, на котором присутствовали руководители всех синодальных структур Русской Православной Церкви. В кулуарах, как нам стало известно, обсуждалось и совещание по запрету абортов, на котором от имени Патриарха выступил о. Всеволод Чаплин. Можно сказать, что на совещании собрались все заинтересованные представители православной общественности, которые выражают позицию всех православных граждан по данному вопросу, в данном конкретном смысловом сегменте, касающемся вопросов законодательной защиты жизни нерожденных детей.

- Расскажите о планах на будущий год.

- В марте и мае 2015 года мы готовим две международные научные конференции на базе Московского государственного института международных отношений, где будем вырабатывать светскую аргументацию, направленную на все наше общество по законодательной защите жизни, согласно плану старца Паисия Святогорца. Просим всех подключиться к этой работе и приглашать ученых самых разных дисциплин, касающихся данной темы: медиков, биологов, цитологов, пренатальных психологов, историков, демографов, культурологов, социологов, философов, всех тех специалистов, без которых нам проблему абортов не решить. Прошедшее 13 ноября соборное совещание – это поистине судьбоносное событие. От того, как оно будет воспринято в обществе, какой оно вызовет резонанс, зависит то, как дальше будет развиваться ситуация в нашей стране. Нам всем нужно об этом молиться. Ведь на сегодняшнем совещании обсуждались судьба жизни и смерти миллионов, миллионов убиваемых детей – вопрос спасения их жизни преступно откладывать «на потом». Пока длилось наше заседание, в Одессе у Инны Райчевой, помощницы Надежды Клименко, которую все хорошо знают, родился ребенок, мальчик. Хочется пожелать друг другу, чтобы наше движение стало таким многочисленным и массовым, чтобы, какое бы мероприятие мы ни проводили, обязательно у кого-то из его участников в этот день рождался ребенок, и тогда действительно у нас будет не только «мертвая», но и «живая вода».

 

ИТОГИ СОБОРНОГО СОВЕЩАНИЯ ПО ЗАПРЕТУ ИСКУССТВЕННЫХ АБОРТОВ

Соборно были приняты следующие решения:

- Человеческая жизнь возникает в момент зачатия. Соответствующие поправки необходимо внести в национальное законодательство России.
- Право на жизнь с момента зачатия должно быть гарантированно Конституцией Российской Федерации, процесс изменения которой может быть инициирован путем референдума.
- Искусственный аборт является убийством, причинением смерти ребенку в период от зачатия до рождения.
- Необходимо запретить производство, оборот и применение средств контрацепции с абортивным действием.
- Совершение искусственного аборта должно повлечь уголовную ответственность для врачей, матери и лиц, склоняющих или принуждающих женщин к искусственному аборту.
- Доработать с учетом предложений участников совещания законопроект «О внесении в отдельные законодательные акты Российской Федерации изменений, направленных на надлежащую правовую защиту детей до рождения», включающий запрет на применение вспомогательных репродуктивных технологий, предполагающих заведомое уничтожение зачатых эмбрионов человека, и содержащий положение о том, что искусственное прерывание беременности может быть допустимо при согласии супруга лишь в случаях, когда оно является неизбежным следствием медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни женщины, при этом врачи под угрозой уголовного наказания обязаны рассматривать ребенка как второго пациента, прилагать усилия и использовать все имеющиеся возможности для сохранения его жизни.
Участники совещания поддержали:
- законодательный запрет использования эмбриональных стволовых клеток и фетальных тканей человека;
- имеющиеся законодательные инициативы, направленные на прекращение финансирования искусственных абортов за счет программ обязательного медицинского страхования;
- проведение проверки на соответствие Конституции России и международным соглашениям статьи 56 «Искусственное прерывание беременности» федерального закона «Об охране здоровья граждан».
Участники совещания считают необходимым принятие мер государственной поддержке материнства, упрощение процедуры усыновления детей, создание благоприятных социально-экономических условий для рождения и воспитания детей в семье.