Здравствуй, племя молодое!

Преподаватель, пусть вузовский, пусть даже МГУ — не самая престижная сегодня профессия. Однако поток молодых людей, стремящихся встать за университетскую кафедру, не иссякает. Что побуждает их заниматься этой благородной, творческой, но не такой уж прибыльной работой?

Я бы в преподы пошёл!

Дарья Соколова окончила факультет журналистики в 2013 г., учится там же в аспирантуре.
На журфаке ведёт Основы журналистики (конвергенция), Медиасистемы, творческую практику и выпуск учебных СМИ

Две одинаковые истории сложно встретить даже на одной кафедре — у каждого свои причины туда устроиться. Но на любом факультете есть педагоги, которые умеют вдохновлять и заражают своим примером.

- На пятом курсе я пришла на лекцию к Андрею Вадимовичу Раскину, полюбила его предмет — международное гуманитарное право и освещение в СМИ вооруженных конфликтов — и поняла, что хочу дальше заниматься этой темой, — рассказывает аспирант факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова,сотрудник кафедры новых медиа и теории коммуникации Дарья Соколова. — Я слушала его с открытым ртом и поняла, что тоже хочу быть таким классным преподавателем, как он.

Не менее распространённый способ найти призвание — пройти педагогическую практику в аспирантуре. При этом выбор профессии часто становится неожиданным для самого человека.

- Никогда раньше не думал, что буду заниматься преподаванием языка, но в аспирантуре предложили, — вспоминает аспирант Института стран Азии и Африки (ИСАА) Сергей Белоусов. — Согласился попробовать… и мне понравилось.

Многими движет желание передать опыт и знания, а иногда — ещё и стремление сделать университет лучше. «Я стал преподавать, потому что хотелось поделиться наблюдениями о прочитанном, а главное — было очень интересно общаться со студентами, видеть, чем они интересуются и что для них является значимым», — говорит бывший преподаватель филологического факультета Фёдор Ермошин.

- Параллельно с ИСАА я училась на факультете педагогического образования (теперь он называется факультетом глобальных процессов), там была отличная творческая тусовка, и хотелось применить полученное на практике, — поясняет преподаватель ИСАА Александра Полян. — Когда мне предложили остаться на кафедре — с радостью согласилась: в тогдашнем преподавании многое мне не нравилось, хотелось улучшить.

Анастасия Шишова окончила филологический факультет в 2010 г., там же защитила диссертацию в 2014 г.
Преподаёт французский язык на историческом факультете

Лишь для некоторых преподавателей профессиональный путь выстраивается органично, сам собой, как будто бы и не было альтернативы. «Французский был моей специализацией во время обучения в университете. Когда возникла необходимость подработки, начала заниматься репетиторством, занятия нравились и мне, и ученикам. После окончания университета получила предложение работать на кафедре иностранных языков исторического факультета, решила попробовать себя в более серьезном преподавании, тоже понравилось, поэтому там и осталась», — перечисляет преподаватель исторического факультета Анастасия Шишова.

Ох, нелёгкая это работа...

Когда оказываешься в новом для себя качестве — не учащегося, а учащего — неизбежны неудобства и сложности. Например, как сделать так, чтобы студенты тебя слушали.

- В преподавании сложно сейчас найти универсальный ключ, чтобы всем было интересно. Может, это всегда так было: есть те, у кого «глаза горят», а есть те, кому наплевать, — отмечает Фёдор Ермошин.

- Самое сложное — переломить сопротивление ленивых студентов, которые не хотят воспринимать вещи, которые пригодятся им на практике, да и вообще что-либо делать, — добавляет Дарья Соколова.

В то же время преподавать — не только призвание, но и ремесло: многие навыки можно освоить только на практике. Как внести в программу что-то новое, при этом успев дать необходимую базу? Для Сергея Белоусова самым сложным было научиться соотносить скорость изложения со скоростью восприятия и оценивать нужный объём материала. «Сейчас на каждой паре приходится решать какие-то вопросы — не могу сказать, чтобы была какая-то главная сложность», — говорит он.

Анна Гущина окончила факультет журналистики в 2009 г., училась в аспирантуре в 2009-2013 гг.
Преподавала на журфаке курсы Современные зарубежные СМИ, Медиасистемы и История зарубежной журналистики, вела спецкурс Информационные иллюстрированные журналы Германии

С ним соглашается преподаватель факультета журналистики Анна Гущина — ей тоже было непросто контролировать время, умещая весь материал в полтора часа. «Не всегда просто заставить себя придумать что-то новое и интересное вместо того, чтобы взять уже проверенный шаблон, — обращает внимание она. — До сих пор учусь, как расшевелить студентов и заставить их мыслить творчески».

Ещё один тонкий момент — молодой преподаватель и студенты почти ровесники, к тому же у первого сказывается отсутствие педагогического опыта. «Было сложно установить одновременно дружеские доверительные отношения со студентами, но и соблюсти грань, так как многих я старше всего на четыре года была. Сложно ставить плохие оценки, если симпатизируешь студенту как человеку», — подчеркивает преподаватель факультета фундаментальной медицины Маргарита Белоусова.

А вот Анне Гущиной страшнее всего было перепутать или забыть материал, выглядеть перед студентами «несерьёзно». Но оказалось, что это неважно: главное — любить свой предмет.

- Стало ясно, что если мне самой интересно то, что я рассказываю, то и студентам становится интересно. Как-то по-особому себя вести не нужно, — резюмирует Анна.

Ольга Рождественская окончила филологический факультет в 2011 г., училась в аспирантуре с 2011 по 2014 гг.
Преподаёт русский язык как иностранный в Институте русского языка и культуры МГУ

Достоинство работы педагога — приложенные усилия дают возможность ощутить «обратную связь» и убедиться, что твой труд востребован. «Самое приятное в преподавании — наблюдать прогресс своих учеников, — приводит пример преподаватель Института русского языка и культуры Ольга Рождественская. — Особенно интересно, когда в начале года студент не мог произнести ни слова по-русски, а к Новому году он уже поддерживает диалог, рассказывает о себе и своей будущей профессии».

На своих ошибках

Через несколько лет начинающий сотрудник кафедры становится опытным преподавателем, к которому за советом приходит новое поколение аспирантов.

- Нужно не бояться признавать незнание ответа на какой-то вопрос, говорить: «Я уточню и отвечу вам в следующий раз», — уверена Маргарита Белоусова. — Не бояться ставить заслуженно плохие оценки — мол, «иначе любить студенты не будут».

Маргарита Белоусова окончила факультет фундаментальной медицины в 2012 г.,
с того же года учится в аспирантуре и преподаёт фармакологию на родном факультете

Не стоит ждать, что вся аудитория будет заинтересована: преподаватель — не медный рубль, чтобы всем нравиться, продолжает Дарья Соколова.

- Нужно придумать, как заинтересовать своим предметом, даже если это теоретическая дисциплина вроде медиасистем, — приводит пример она. — Представьте, что вы — студент на вашей же паре. Вам было бы интересно? Плюс нужно иметь запасной вариант, если пара пойдет не по плану, чтобы вы могли говорить, а не молчать.

Чтобы не попасть впросак, стоит относиться к себе трезво. «Лично я считаю, что если человек говорит "я хороший преподаватель, мне уже нечему учиться", то это профессиональная катастрофа, — не стесняется в выражениях Анастасия Шишова. — Всегда необходимо быть в курсе того, что нового происходит в твоем предмете, быть впереди на несколько шагов, чтобы потом не оказалось, что плетешься где-то в хвосте!»

- Нужно, не ограничиваясь учебниками, привлекать как можно больше разнообразного материала, в том числе визуального, не бояться экспериментировать, приглашать знакомых экспертов, придумывать креативные задания, — дополняет Анна Гущина.

Фёдор Ермошин окончил филологический факультет в 2006 г., аспирантуру - в 2009 г.
Около года преподавал на филфаке историю русской литературы XVIII и XIX вв., историю русской критики

Непростым испытанием для молодого преподавателя становится экзамен: если чего-то не знаешь, списать, как несколько лет назад, уже не получится. По мнению Фёдора Ермошина, студенты ждут немногого — чётких критериев при оценке успеваемости, единых для всех.

- Можно и нужно заранее эти принципы «провозгласить» и потом их придерживаться, чтобы ни у кого не возникло ощущения, с одной стороны, произвола, с другой — излишней мягкотелости. Невозможно заставить прочесть «всего Тургенева» и «всё о Тургеневе», — делится наблюдениями Фёдор. — Есть некий разумный предел, и он должен быть задан, это нужно проговорить — тогда легче будет и спрашивать.

Почему они уходят

И все же многие молодые преподаватели покидают университет через несколько лет работы. Самая частая причина — финансы. Фёдор Ермошин честно признается, что платили ему «со скрипом». Большое количество бумажной работы тоже утомляет и снижает мотивацию. «Мне очень трудно работать, когда к преподаванию добавляются бюрократические обязанности, связанные с бумажками и организацией мероприятий. Я это честно не люблю и не очень к этому приспособлен», — рассказывает Ермошин.

Непросто работать на фоне непрерывных образовательных реформ. В прошедшем 2014 году Министерство образования и науки спустило директиву сократить всех «почасовиков» — специалистов, которые сотрудничали с университетом по совместительству. Пострадали многие кафедры, в том числе кафедра иудаики, где работает Александра Полян: она была единственным штатным преподавателем иврита.

Александра Полян окончила ИСАА в 2007 г., сейчас учится в аспирантуре Российской академии наук.
Преподаёт в ИСАА студентам кафедры иудаики иврит, лингвистические дисциплины, историю литературы на идише и на иврите

На атмосферу в вузе влияет и обострившаяся международная обстановка — нередко студенты расколоты по политическим взглядам. «Раньше всем было очевидно, что США — это просто такая страна, и можно было обсуждать, что там и как. А сейчас многие уверены, что американцы — главный враг России, — объясняет Александра. — Приходится об этом разговаривать, но при этом так, чтобы не сказать ничего чрезмерного». Впрочем, на необходимость самоцензуры жалуются и критики США — вспомним недавние вступительные экзамены на журфаке, где нескольким абитуриентам, по их утверждению, занизили оценку за «идеологически неправильные» ответы.

Помимо внешних факторов, молодых преподавателей тревожат субъективные обстоятельства, включая пресловутый «синдром внутреннего выгорания». С годами человек привыкает к своей работе, а то, что вдохновляло, становится рутиной. «Раньше преподавание нравилось очень, теперь просто нравится. Боюсь, что может вообще разонравиться, — признается Александра Полян. — Я видела нескольких перегоревших преподавателей, которые на моей памяти преподавали хорошо, а сейчас делают это только по инерции — довольно печальное зрелище».

Анна Гущина пока не планирует связывать жизнь с университетом, но по более счастливой причине: совсем недавно она ушла в декретный отпуск перед рождением второго ребёнка.

Однако в любое время есть педагоги, готовые трудиться на своём месте до последнего. «Я при любом раскладе постаралась бы работать в университете и буду работать здесь всегда», — не сомневается Ольга Рождественская.

Нам целый мир чужбина...

«Святое место! помню я, как сон, Твои кафедры, залы, коридоры, Твоих сынов заносчивые споры: О Боге, о вселенной и о том, Как пить: ром с чаем или голый ром», — писал Михаил Лермонтов, учившийся в Московском императорском университете в 1830-1832 гг.

Для его нынешних собратьев МГУ — тоже целый мир.

Сергей Белоусов окончил магистратуру ИСАА в 2013 г., ныне учится в аспирантуре.
Преподаёт иврит как основной восточный язык в ИСАА и его же как второй иностранный язык на отделении теоретической и прикладной лингвистики филологического факультета

- Университет, в частности журфак, — это буквально второй дом. Как и для моих коллег по кафедре. У нас уютная, доброжелательная атмосфера, — рассказывает Дарья Соколова.

- Это полжизни, всё мое взросление, — объясняет Фёдор Ермошин. — Университет, в том числе, дал мне много «табу», даже в частностях. Читаю новости — понимаю, что источник надо перепроверять, что любая гипотеза должна быть научно обоснована. За это университету всегда буду благодарен.

Несмотря на то, что Фёдору пришлось покинуть университет, он уверен, что все его надежды оправдались. «В начале пути больше веришь в абсолютное бескорыстие ученых, больше веры в поддержку коллег. Но в целом это до сих пор сохранилось. Просто не стоит возлагать на университет какие-то сакральные функции», — замечает он.

- Когда начал преподавать, я сомневался в успехе всей этой затеи, но понимал, что всё-таки кое-что могу; реальность оказалась лучше ожиданий, — заключает Сергей Белоусов.

Комментарий эксперта

Чем сегодняшние молодые преподаватели МГУ отличаются от предшественников? Больше или меньше студентов стремится остаться в alma mater? Для «ТД» комментирует заведующий кафедрой общего и сравнительно-исторического языкознания филологического факультета профессор Александр Волков.

Александр Александрович Волков окончил филологический факультет в 1969 г., аспирантуру — в 1972 г.
Защитил кандидатскую диссертацию в 1975 г. С 1975 по 1993 гг. преподавал на кафедре общего и сравнительно-исторического языкознания филфака.
С 1994 г. — заведующий этой кафедрой

- Я могу говорить только о факультете, на котором работаю. Молодые преподаватели ничем не отличаются от нас. Оканчивая институт или аспирантуру, мы решали остаться преподавать в университете, потому что очень любили науку, считали ее очень важной и считаем так до сих пор. Молодые люди, которые сегодня идут в аспирантуру, тоже любят науку. Среди этих людей встречаются не только лингвисты, но и, например, геологи, которые решили поступать в магистратуру к нам.

Сегодня желающих остаться в университете примерно столько же, сколько было и в наше время. Смотрите: мы создали магистратуру для тех, кто приходит из других вузов, и для тех, кто продолжает свои занятия филологией. В обе магистратуры пришли 145 человек. Это очень много.

Остаться — большая проблема. После защиты и раньше, и теперь поступали на факультет преподавать далеко не все. Более того, сейчас защищают диссертации тоже далеко не все. Я бы не сказал, что это мировоззренческая проблема — проблема в том, что человеку надо есть и пить. Если я в свое время мог прожить в Москве на 70 или 100 рублей в месяц, стипендии нынешних аспирантов такого не позволяют, поэтому многим приходится работать. Некоторые из них получают столько, сколько я сейчас не получаю. Понятное дело, что за эти деньги с них требуют работать много и писать диссертацию просто некогда. Бывает, своих лучших аспирантов я вижу раз в месяц или в два месяца. Это беда. Как с ней справиться, я не знаю.

Наши аспиранты занимаются фундаментальной наукой, то есть интересуется абсолютно абстрактными проблемами, не связанными с коммерческой выгодой. Раньше, когда человека брали в аспирантуру, потенциально для него была на будущее ставка в университете. А сейчас даже после защиты я не могу взять на кафедру талантливого человека: ставок нет.

Так что вопрос не в людях, а в условиях, которые им ставит — я не скажу «общество» — социальная система. Она препятствует занятиям наукой. А без занятий наукой социальная система развиваться не может.

Фото — из личных архивов Игоря Говрякова, Дарьи Соколовой, Сергея Белоусова, Фёдора Ермошина, Александры Полян, Анастасии Шишовой, Анны Гущиной, Маргариты Белоусовой, Ольги Рождественской, а также Анны Даниловой

Фёдор Ермошин окончил филологический факультет в 2006 г., аспирантуру - в 2009 г. Около года преподавал на филфаке историю русской литературы XVIII и XIX вв., историю русской критики