Какой бы я хотел видеть газету «Татьянин День»? (1997)

После летних студенческих каникул 1997 года газета «Татьянин День» начала работу с рассказа о том, чего члены редакции хотят от этого издания. А поскольку — при всем единодушии редакции в главной идее «Татьяниного Дня» — каждый из нас видел будущее газеты чуть-чуть по-своему, мы решили предоставить слово самим себе по отдельности.

Каким хотела бы видеть издание нынешняя команда Taday.ru, читайте ЗДЕСЬ

Владислав ТОМАЧИНСКИЙ, главный редактор «ТД», аспирант филфака МГУ:

Студенческой. Православной. Высокоэстетической. Газетой. Которую бы я сам покупал, не жалея стипендии.

Одной из главных задач газеты мне кажется обсуждение «запретных» в либеральной прессе тем, а также разрушение многочисленных мифов о Церкви и мире, которые навязываются той же прессой.

Александр ЕГОРЦЕВ, зам. главного редактора «ТД», аспирант философского ф-та МГУ:

День Татьяны — это, с одной стороны, праздник Университета и вообще науки. Потом, это шумная студенческая гулянка, безудержный карнавал юности и свободы. С другой стороны, это торжество Церкви, прославляющее подвиг веры и верности римской девушки-христианки, мученицы III века.

Так и «Татьянин День», единственная в своем роде студенческая православная газета, совмещает церковность со студенческой непосредственностью и светскостью. Стиль и лексика должны быть доступны современному молодому человеку. Однако не нужно стесняться сохранять серьезную церковную веру, незамутненную угождением толпе. Бывают ситуации, когда «постесняться» означает предать, отречься.

Повторяя слова Апостола Павла о том, что он «стал всем для всех, чтобы приобрести хотя бы некоторых», не мешает помнить, что при этом он оставался самим собой, верным свидетелем Христовым. И наконец, самое важное — чтобы все наши студенческие прибамбасы не заслоняли от читателя основную цель газеты, отраженную на фасаде Университетской церкви: «Свет Христов просвещает всех»!

Дарья ХОМЕНКО, студентка истфака МГУ:

Всех нас, студентов Московского университета, — и бывших, и нынешних — объединяет не здание Казакова или высотка на Ленгорах, не зачетка или дипломная корочка, а нечто большее. Это можно было бы назвать «университетской традицией». Когда я поступила в МГУ, то ощутила себя пусть очень маленькой, но все же частичкой того огромного целого — исторического целого, которым был и остается по сей день Московский университет в русской культуре. Главное, на мой взгляд, чему учила и учит нас наша alma mater — это свобода мыслить. Свобода, для которой авторитет не становится идолом, а учебник — шорами. И, может быть, именно поэтому именно в стенах нашего Университета появилась первая студенческая православная газета.

Работа редакции — это прежде всего коллективный труд. И чтобы эта работа была творческой — пусть даже кто-то делает очень много, а кто-то очень мало — должна быть работой единомышленников. Вера в Бога, ее созидающее начало дает нам это единомыслие, а университетская «закваска» помогает отличить единомыслие от одинаковомыслия. И дай нам Бог сил и мудрости воспользоваться той свободой, которую дарует нам Господь.

Ксения КОРЕНЧУК, студентка журфака МГУ:

Хотелось бы печатать побольше информации о жизни на факультетах, причем желательно, чтобы она не успевала устаревать к моменту выхода номера.

Я люблю «Татьянин День» за то, что здесь работают люди молодые, студенты; тебя не ставят в жесткие рамки, заставляя писать строго определенным образом. Но, несмотря на то, что пишут все по-разному — есть то, что нас объединяет — ведь издание православное. А так как «Татьянин День» — газета Московского Университета, то работа в редакции помогает быть в курсе того, чем живет родной ВУЗ.

Хотелось бы, чтобы газета выступала также организатором разного рода встреч, выставок, конференций, особенно в Университете.

Юрий БАЖЕНОВ, аспирант геофака МГУ:

Я хотел бы видеть газету интересной для широкого круга читателей. Для тех студентов, у кого на уме не только музыка и пьянки «от сессии до сессии», но и что-то более фундаментальное (в т. ч. фундаментальные научные исследования). Для всех умеющих думать читателей. Во-вторых, нужно шире освещать проблемы Университета и студенчества вообще, не скатываясь при этом до уровня «Студенческого меридиана», «Студня "МК"» или газеты «Латинский квартал». С другой стороны, газета не должна превращаться в арену для богословско-философских или литературно-филологических диспутов. В газете, имеющей статус студенческой и университетской, должны быть представлены и «естественные» факультеты. Именно поэтому я здесь.

Алексей САГАНЬ, студент Литинститута:

Я вижу в «ТД» газету, которая в будущем может сделаться серьезным молодежным изданием. Ее серьезность опирается на церковность, которая составляет как бы подводную часть. Таким образом читателю предоставляется возможность самому сделать вывод о том, что существование русской культуры и государственности немыслимо без Церкви.

Помимо чисто молодежных проблем, которые необходимо всерьез поднимать в газете, значительную часть печатной площади необходимо отвести под осмысление взаимных отношений Церкви, государства и культуры в ее разнообразных проявлениях. Осмысление этих отношений должно вести к разрешению взаимных недоумений и облегчению сотрудничества этих трех сил. При этом хорошо бы избежать крайностей как либерализма, так и псевдопатриотизма, Сам я пришел в «Татьянин День» потому, что мне, как церковному человеку, поэту и философу, легче всего встретить понимание именно здесь.

Сергей СЫСОЕВ, аспирант филфака МГУ:

Я бы хотел видеть газету интересной. Это значит (если мы хоть немножко думаем о читателе), что если кто ищет, например, серьезного — тот должен это здесь найти, если кто ищет веселого — и этот пусть не зря раскроет газету et cetera.

Нужно начинать разговор с того, что у всех на устах: новости студенческой жизни, политики, медицины, науки, культуры, религии, литературы, музыки, кино, моды, спорта. В противном случае, газета поддержит существующее мнение о том, что Православие и его адепты просто неспособны понять то, что делается вокруг них, что они как бы слепы и глухи ко всему «несвоему». Другое дело, если получится разговор на понятном языке, разговор, в котором не начинают с изложения готовых рецептов, как жить, да для чего жить.

Если человеку интересно, то у него есть, наверное, и надежда, что это будет полезно. Ну, хоть кому-нибудь.

Татьяна МОСКВИНА-ЯЩЕНКО, отв. секретарь «ТД», киновед:

«Татьянин День» — это вернувшаяся ко мне юность, то, о чем я в свои застойно-атеистические годы студенчества даже мечтать не могла — так как не знала, о чем мечтать. «Татьянин День» для меня — это творческое общение с молодыми коллегами, авторами, поиск новых тем, материалов, общей концепции издания, аналога которому я пока не вижу. Здесь каждый человек нужен, ценен, незаменим, здесь умеют слушать и слышать. Спорить и не ссориться. Здесь идет живой процесс с колоссальной самоотдачей во славу Божию.

Какой бы я хотела видеть газету? Во-первых, регулярной. Во-вторых, находящей своего читателя — такого, как я в годы студенчества, — который не подозревает, чего просит его душа, пока не возьмет в руки один из номеров «ТД». Газета может занять свою нишу в разливанном море демократической прессы, если будет писать о ярких политических, социальных, культурных явлениях нашей жизни с православной точки зрения. Но как писать современно, живо и православно, не отталкивая морализаторством, а увлекая «сорадоваться истине»? Возможны ли эдакие «Аргументы факты» на православный лад или «Молодежные вехи» в конце XX столетия? Поживем — увидим.

Елена ЛЕБЕДЕВА:

Газета существует уже больше двух лет и нашла своих читателей. Теперь нужно, чтобы их круг расширялся.

Газета должна быть в гуще жизни и не бояться никаких «запретных», «скользких» вопросов — если они действительно возникают — как бы печальны и неприятны они ни были. Самое главное, она должна стать доступной и интересной для ещё более широкой аудитории, сохранив свое идейное содержание. Чем меньше у нас будет «элитарности» и чем больше подлинной культуры, тем лучше.
Все, что рождается под сводами храма святой Татьяны, прекрасно. К тому же здесь у нас есть уникальная возможность экспериментировать и учиться работать профессионально.

Игорь ПАЛКИН, фотограф «ТД», студент МПУ:

Начать ответ на этот вопрос удобнее всего с предыстории наших с газетой отношений. А начались они так:

а) Ко мне зашел приятель, подарил пару номеров и заметил, что «им, наверное, нужен фотограф».

б) Я эти номера посмотрел, почитал, отложил. Опять полистал.

в) Узнал адрес, взял фотографии и пошел знакомиться. Слово «православная» было для этого очень желательным, а приписка «студенческая» несколько обнадеживала и придавала смелости, так как абсолютно никакого опыта работы в прессе я до этого не имел.

…я) У газеты действительно не было фотографа и меня приняли. В промежутке от а) до я) уместилось всего четверо суток.

Теперь «ТД» для меня — это не просто работа, а, скорее, способ смотреть на вещи, некоторое увеличительное стекло, через которое можно подробнее изучать и себя самого, и окружающий мир. Поразительно видеть, как самый простой снимок, сделанный намного раньше и по другой причине, в соседстве со статьей вдруг приобретает неожиданную наполненность совершенно новыми характером и смыслом, и как бесконечно много в наших ежедневных бытовых событиях глубины и мудрости.

В заключение можно добавить, что газета является одним из тех изданий, в которых репортер избавлен от необходимости охоты за политическими зрелищами или шокирующими кадрами — громкими, а по сути своей пошлыми и незначительными, как хлопушки.

Все фотографии, кроме Т. Москвиной (в студенческие годы), — Игоря Палкина (ТД-фото)

Фото на главной из архива Александра Егорцева, фото на слайдере — Иван Джабир

Впервые опубликовано в газете «Татьянин день», № 14, сентябрь 1997 года