Московская книжная ярмарка: издатели против кризиса

7-го сентября закрывается 22-я Московская книжная ярмарка. В её рамках Леонид Парфёнов познакомил читателей с книжной версией «Намедни», Василий Ливанов и Вячеслав Вс. Иванов представили свои мемуары, Юрий Лужков вступил в борьбу за народные промыслы, а Дмитрий Быков открыл миру очередное забытое произведение 20-х годов. О ярких моментах выставки рассказывают наши корреспонденты.
русский первопечатник Иван ФедоровЧиновничья дань первопечатнику

    Третьего сентября с утра московские книжники пришли в Театральный проезд к памятнику Ивану Фёдорову, чтобы отметить столетие со дня его открытия.

    Праздничной церемонией руководил глава Роспечати Михаил Сеславинский, который изо всех сил пытался представить себя не только чиновником, но и живым интеллигентным человеком. Коротко напомнив историю памятника первопечатнику (раньше за его спиной находился известный букинистический магазин «Книжная находка», а теперь - автосалоны Ferrari, Bentley и Maserati), Сеславинский раскрыл некоторые планы своего ведомства. В преддверии ярмарки Роспечать пыталась «выкупить эти замечательные магазины», но ни продать, ни сдать в аренду офис в самом центре Москвы автомагнаты не согласились. Нынешнему главному печатнику страны осталось не без горечи иронизировать о том, что когда-то главред «МК» покупал здесь букинистические редкости, а сегодня главред «Коммерсанта», похоже, обзаводится предметами роскоши.

    После Сеславинского к микрофону вышел один из заместителей мэра. Волевым жестом сжав руки ниже пояса, помощник градоначальника поведал собравшимся, в чём же состоит особая выразительность монумента: Иван Фёдоров держит «в одной руке продукт своей деятельности, а в другой - то, с помощью чего этот продукт был создан». Следующий оратор читал текст с листа и оказался ещё красноречивее, заметив, что «книгопечатание облегчило процесс зрительного распознавания символов».

    Оживлять  обстановку пришлось депутату Московской думы Евгению Герасимову. В отличие от остальных выступавших, он всё время размахивал руками, а вместо заготовленных фраз выдавал чистую импровизацию. «Подожди, Иван Фёдоров, - взывал он к памятнику, - недолго тебе осталось!» Оказывается, депутаты городской думы написали закон о том, что памятники должны «находиться в подобающем окружении». Проще говоря - недолго ждать осталось не только знаменитому диакону, но и владельцам автосалонов. Радостно сообщив об этом, известный актёр перешёл к внешней политике: «Такого уникального человека совершенно бескорыстно отдали украинцам и полякам!» - сокрушался Герасимов, вспоминая спешный уезд первопечатника из Москвы в Острог во время гонений на его типографию.

    Развлекались  слушатели недолго - на смену  Герасимову опять пришли любители протокольных речей. А потом директор полиграфического колледжа и ректор университета печати вручили своим лучшим абитуриентам студенческие билеты, грустный Сеславинский ещё раз поздравил всех «с праздником», и народ поехал на ВВЦ. Веры в то, что наши чиновники спасут дом за памятником от всесильного капитализма, после этого митинга не прибавилось - как и вообще надежды на сохранение исторической Москвы. 

    Книги против кризиса

    Состояние московской архитектуры вряд ли кого-то обрадует, а вот то, что осенью мы стали больше читать, - приятный факт. Когда наступают трудные времена, людям хочется порой побаловать себя немногим - например, подсластить горечь серых будней шоколадом. То же самое с книгами: когда познается цена хлебу насущному, человек начинает думать о высоких вещах и понимать их значимость. Наплыв читателей в первые же дни работы ММКВЯ - тому доказательство. Кто-то целенаправленно передвигался между презентациями книг, кто-то неспешно осматривал все, что попадется на пути, кое-где были очереди и толчея за покупками. Окружающее явно говорило в пользу прозвучавшего на открытии ярмарки заявления Сергея Степашина о том, что «кризис в головах», и если «быть умным и больше читать, то и будешь успешным».

          «Антикризисный час», который на выставке организовало издательство «ЭКСМО», был посвящен актуальной литературе о кризисе, путях выхода из него и прогнозах на будущее. В обсуждении участвовали ведущий эксперт-экономист, автор книги «Чем закончится кризис» Михаил Делягин и генеральный директор агентства «Комьюника», Михаил Умаров, написавший «PRописные истины». Из их уст прозвучали традиционная критика в адрес российского правительства и констатация зависимости нашей экономики от цен на нефть. Прогноз в целом неутешительный: «Дальше будет только хуже», - обнадежил слушателей Делягин, однако тут же призвал «бороться», «не плыть по течению» и «работать, не уставая». Перспектива для тех, кто желает остаться в стороне от будущих событий, лишь одна - «забвение» и «отказ от продолжения рода», предупредил экономист, ссылаясь на опыт кризисных 90-х годов.

    

Мусульманский лидер на ММКВЯ 2009
Советы  о том, как себя вести в кризис, продолжили давать мусульмане: на стенде «Исламская книга» рассуждали об актуальности традиционных принципов ислама в современном мире. Экономист Гульнара Ковешникова отметила повышение социальной значимости закята (обязательного пожертвования) в ближайшие годы, в том числе и в России. Мусульмане, как и православные, видят в современном глобальном кризисе цивилизационные причины: кризис мыслится как отсутствие смысла жизни. Одной из ключевых проблем для личностей западной цивилизации становится вопрос: «А зачем мы живем? Ради того, чтобы приплюсовать к нашим доходам очередной ноль? Ради того, чтобы превратиться в социальных автоматов?» Закят позволяет восстановить некую базовую социальную инфраструктуру, атмосферу человеческой солидарности и взаимопомощи. Экономический, социальный, финансовый коллапсы в рамках кризиса приведут к тому, что появятся десятки, а может быть, сотни миллионов пострадавших людей, которым будет нужна помощь. Ковешникова, написавшая книгу «Расчёт закята в России по бухгалтерскому балансу», отметила обязательность пожертвований даже в условиях понижения стоимости предприятия и прибыли, поскольку так «велит Коран» и без милостыни «мусульманин не мусульманин».

 

    Стоит отметить, что стенд с исламской литературой собрал немного людей. Возможно, из-за того, что современный успешный человек невосприимчив к основной мысли исламской экономики: успех и богатство лишь даруются Богом, а не становятся результатом личных усилий. Тем не менее, истина остается прежней: знание спасет мир, в том числе от кризиса. Будет ли оно знанием новых социальных закономерностей, новых научных достижений, или, наоборот, знанием религиозным, действительно покажет только будущее. 

    Пот и опыт свидетеля  эпохи

    А вот о том, какой след оставила советская эпоха, мы можем говорить довольно уверенно. В среду на выставке книгу своих мемуаров, изданную Библиотекой иностранной литературы, представил выдающийся лингвист академик Вячеслав Всеволодович Иванов, недавно отметивший 80-летие.

    Иванов  - из тех учёных, которые сильно повлияли на науку и общественную жизнь, пользуются авторитетом среди коллег, но «непосвящённому» человеку известны мало. Между тем он активно участвовал в событиях 60-х - 80-х годов, публично защищал Пастернака, водил близкое знакомство с теми, кого сейчас называют легендой - например, академиком Сахаровым. Вклад же его в науку, заключённый более чем в тысяче работ, вообще трудно оценит по достоинству.

    «Когда  прошла довольно длинная жизнь, хочется  сказать что-то об этой жизни кратко», - заметил учёный о книге «Потом и опытом», буквально накануне вышедшей из типографии. Некоторым текстам этого сборника пятнадцать, тридцать или сорок лет, а вместе они составляют не только образ автора, но и образ его эпохи. «Всякий портрет оказывается автопортретом, - рассуждает Иванов, - поэтому я выбрал таких полярных поэтов, как Мандельштам и Маяковский». Первая часть книги - это стихи и переводы («Небрежный плод моих забав, бессонниц... не знаю насчёт вдохновений»1), вторая - очерки о писателях и учёных, научные статьи и просто размышления о России, русской истории, нашем будущем. «К жизни надо относиться серьёзно - это и есть твоя религия», - повторяет Иванов мысль академика Сахарова. Небесспорное утверждение, но оно заслуживает уважения на фоне постоянного стёба и цинизма. «Мы зря думаем, что всё время происходит прогресс, - говорит академик. - Урок истории - как бы ни была велика наша техника и культура, она вся может погибнуть».

    «Потом и опытом» отзывается жизнь учёного и для тех, кто его давно знает. Директор Музея кино Наум Клейман назвал Иванова «шкатулкой с сюрпризом», а один из редакторов книги вспомнил о своей учёбе у него: «Вячеслав Всеволодович объяснял так, чтобы даже таким тупым людям, как я, было всё понятно». Это умение говорить просто о сложном - одна из самых характерных черт Иванова, которая и стала главным достоинством его книги. 

  

Василий Ливанов. ММКВЯ 2009
Через испытания - к победе над собой

 

    В пятницу одним из самых интересных событий обещала стать презентация  воспоминаний Василия Ливанова -  «Ваш Шерлок Холмс». Но «Карлсон, который  живёт на крыше», повёл себя неожиданно. На просьбы что-нибудь рассказать о своей книжке Ливанов узнаваемо прохрипел: «Здесь много интересного, вы можете купить всё и прочитать», - раздал десятки автографов и ушёл, оставив журналистов несолоно хлебавши.

    Зато  на высшем уровне прошло представление  фотоальбома «Испытание севером» об экспедициях на Северный полюс; книга издана, ни много ни мало, ФСБ России. Люди, которые способны в полярную ночь при температуре -30 градусов на лыжах идти по океанским льдам - настоящие герои, без всяких оговорок и кавычек. «На Севере человек не может существовать сам по себе», - говорит известный полярник Дмитрий Шпаро о необходимых для его профессии взаимопомощи и взаимовыручке. В экстремальных природных условиях человек волей-неволей открывает в себе крайние качества, преодолевает всё то, что мешает ему выжить. Поэтому с Дмитрием Олеговичем невозможно поспорить: мы можем и должны гордиться людьми, которые живут, работают, служат на крайнем Севере - полярниками, пограничниками, лётчиками.

    С выходом книги её составителей, а  также участников последней лыжной экспедиции на Полюс - Бориса Смолина и Матвея Шпаро - поздравляли и военные, и путешественники, и актёры. Сочетание романтического стремления к северной природе, героики борьбы с самим собой и неподдельной любви к Родине даёт людей, на которых действительно можно надеяться. Даже если ты сам никогда не попадёшь на Полюс, мысль о том, что кто-то до сих пор туда приходит и не прогибается перед всеми тяжестями путешествия, всегда очень укрепляет. 

 

Олег Лекманов. ММКВЯ 2009         ММКВЯ 2009
 

 

    Народные  промыслы против сувениров

    В числе самых необычных новинок  Московской книжной ярмарки в этом году оказалась книга мэра Москвы Юрия Лужкова и главы ЗАО «Народные художественные промыслы» Семёна Линовича «Искусство, которое нельзя потерять». В книге рассказывается... нет, не о московской архитектуре - об упадке народных ремесел в последние два десятилетия и перспективе их возрождения.

    Как рассказал Линович утром в субботу на презентации книги, в советское время  для традиционной ремесленной продукции была создана налаженная система мастерских, артелей, фабрик, система сбыта и так далее. В  начале 90-х годов всё это развалилось. Народные ремесла пришли в упадок, старые мастера постепенно уходили, молодые не желали работать за нищенскую зарплату. Рынок наводнили дешевые сувениры, низкокачественные подделки.

    В 2000 году правительство Москвы  разработало программу поддержки развития народных ремесел. В её рамках недавно  был открыт  Национальный культурный торгово-выставочный центр «Российский подарок».  Концепция создателей центра - встраивание традиции в современность: например, выпущены письменные приборы, расписанные  в хохломской  технике, или современная школьная форма с использованием русского кружева.  Другая, не менее важная цель - противопоставить  настоящие ремёсла дешевым подделкам, которыми завалены сувенирные магазины в центре города, воспитывать вкус покупателей, причем не только иностранцев, но и наших сограждан, многие из которых не умеют отличать настоящий товар от фальшивки, наскоро сработанной в ближайшем подвале.

    Однако  главная мысль, которую хотят  донести до читателя авторы книги - это то, что народное искусство является неотъемлемой частью национальной культуры и национальной самоидентификации. Если потеряем ремесло - то потеряем самих себя.  

 

Александра Маринина. ММКВЯ 2009                    Андрей Малахов. ММКВЯ 2009

 

    Леонид  Парфенов: «Советская цивилизация никуда не делась»

    В час дня 5 сентября известный журналист и автор документальных фильмов Леонид Парфенов представил читателям на ярмарке свою новую книгу «Намедни: 1961-1970» и её продолжение «Намедни: 1971-1980».  В этом году серия стала лауреатом конкурса «Книга года».

    Главное, на что Парфенов старался обратить внимание собравшихся, - СССР  развалился, но советский человек как общественный и психологический тип никуда не исчез. «Мы все делаем по-советски: ездим отдыхать, лежим в больнице, ходим по магазинам и делаем ремонт», - размышлял Парфёнов. Советская эпоха ушла, но с ней надо попрощаться - таков был смысл серии телепередач. Потом  возникла идея сделать книгу, в которой можно было бы вспомнить всё то, что окружало советского человека: людей, вещи, события, явления. В каждом году, утверждал журналист, можно было насчитать около 25 знаковых феноменов, определявших жизнь и сознание граждан Советского Союза. С другой стороны, Парфёнов хотел собрать воедино сопровождавшие людей предметы материальной культуры. Ведь до сих пор, говорит автор «Намедни», нет музея, в котором бы хранились болоньевый плащ, партбилет, квитанция из медвытрезвителя, телевизор «Рекорд», автомат по продаже газированной воды...

    Во  второй части встречи собравшиеся задавали журналисту вопросы; например, спросили, кто «приносит» ему вещи из советской эпохи. Ответ был простым и несколько неожиданным - блогеры Живого журнала. Два  раза Парфенова спрашивали о том, почему он больше не работает на ТВ и не собирается ли туда возвращаться (ответ отрицательный), была и непродолжительная дискуссия о пакте Молотова-Риббентропа. Но основная часть вопросов оказалась все же посвящена самой книге и наследию советской эпохи в стране, во власти и в нас самих.

    По  сути, вышедшие тома «Намедни» - это энциклопедия образа жизни и сознания советского человека за два десятилетия - 60-е и 70-е годы. Перед читателем разворачивается сама обыденная жизнь во всем ее многообразии и яркости, которых мы иногда не замечаем.  Это повод вспомнить прошлое для тех, кто тогда жил. А для молодежи, незнакомой с реалиями, в которых росли, взрослели, учились и работали их родители, -  хороший способ совершить путешествие во времени на несколько десятилетий назад, узнать что-то об эпохе, свидетелями которой они не были, и о своих родных. 

 

Дмитрий Быков. ММКВЯ 2009
  Большой пожар 25-ти «поджигателей»

 

    Книжный клуб 36'6, издатель Виталий Бабенко  и писатель Дмитрий Быков представили  на Московской книжной ярмарке  роман «Большие пожары» - необычную книгу с удивительной судьбой. Написанная 25 лучшими писателями  20-х годов и 70 лет бывшая в полном забвении, эта книга может по праву считаться одним из самых необычных произведений русской литературы ХХ века.

      «Большие пожары» - редкий в нашей литературе пример коллективного романа. Первоначальная идея  принадлежала Михаилу Кольцову. Первой главой послужил фрагмент незаконченного произведения Александра Грина «Мотылек медной иглы», в ней же содержалась и основная идея романа - бабочки, по вине которых начинаются пожары. А дальше каждый из авторов писал  по одной главе - всего их 25. Авторы  пользовались полной свободой  в развитии линии сюжета, формы, стиля, количества героев; единственное, что объединяло все главы - сами пожары и место действия - вымышленный город Златогорск.  У каждого из  писателей он получился совершенно разным:  и маленьким провинциальным, и приморским, и большим промышленным.

    Виталий Бабенко, представляя книгу, сетовал, что многие из  ее авторов совершенно неизвестны современному читателю, например, Константин Федин, Ефим Зозуля, Феоктист Березовский, Иван Никулин, Юрий Лебединский. Некоторые же, наоборот, хорошо всем знакомы: Алексей Толстой,  Исаак Бабель, Вениамин Каверин. Написавший предисловие к новому изданию Дмитрий Быков рассказал, что 6 авторов из 25 были репрессированы. Конкретно за эту книгу роман преследований не было - скорее всего, писатели просто попали в одну из волн массовых репрессий. Но сам роман вполне могли счесть антисоветским: большие пожары - земля горит под ногами большевиков.

    «Большие  пожары»  были напечатаны всего один раз в номерах с января по июль 1927 года крупнейшего в те годы литературного журнала «Огонек». Ни одна из глав никогда не включалась в собрания сочинений авторов романа - тех, у кого они выходили.  По словам Быкова, это был не открытый террор, а просто «бетонная плита забвения».

    Издатель отметил, что идея выпустить весь роман целиком возникла у него после того, как он случайно обнаружил одну из глав в провинциальной газете. Бабенко считает, что книга должна быть интересен современному читателю сразу с нескольких точек зрения: это и срез эпохи в виде фантасмагории, и портреты писателей, и сатира, и повод для размышления над судьбами авторов. 
 

    ММКВЯ заканчивается, чтобы вернуться  к нам через год. Каким будет  этот год, такими будут и книги, о  которых будут вновь рассуждать в 75 павильоне ВВЦ. Доживём - увидим.