473 страшных греха, или Как покаяться, не приходя в сознание

«387. Проводила время в мирских играх и развлечениях: шашки, нарды, лото, карты, шахматы, скалки, рюхи, кубик Рубика и другие».
Как преподаватель и журналист я уверен, что перечень больше пяти-семи пунктов совершенно бесполезен

Только не спрашивайте меня, что такое «рюхи». Я этого не знаю. Зато теперь я прекрасно знаю, что человеческих грехов пока насчитали 473. Говорят, что где-то существует ещё более полный список, в котором счет проступков идет на тысячи, но он пока не раскопан журналистами.

Впрочем, и почти 500 «женских» грехов — чтение хоть и бессмысленное, но крайне увлекательное. Мне как журналисту сразу хочется добавить 474 пункт — «Впадала в уныние от чтения идиотских списков».

Как историк Средневековья я представляю себе Страшный суд. Представьте, выходит человек, и праведный судия после реплики: «Огласите весь список» зачитывает перечень проступков, которые тот совершил на протяжении всей своей жизни. Ну там: «Рвал сирень на кладбище» или «Покупал лотерейные билеты в надежде на выигрыш» (интересно, кстати, зачем ещё их покупают?). Грешники стоят, ждут очереди и обсуждают перипетии судебного процесса.

Как христианин я уверен, что список из 500 грехов — это профанация таинства исповеди. Вот пришёл я в гости и говорю приятелю: «Петя, я тебя подвёл и сделал плохо», — и дальше начинаю зачитывать список своих проступков. Я полагаю, что на втором десятке мой знакомый либо вызовет «Скорую помощь», либо попросит уйти и протрезветь для начала.

Если так поступает человек, то Богу уж совсем нельзя приписывать мелочное желание осудить за то, что ты «нежил себя в ванне, душе или бане». Не верю я в то, что Христос — это злая воспитательница в детском саду, которая ловит воспитанников на мелких проступках. Если бы Новый Завет содержал большие списки грехов, то эта книга оказалась бы куда толще Ветхого. В житиях святых можно найти истории о покаянии подвижников, но нельзя представить себе исповедь какого-нибудь египетского отшельника на четырёх листах формата А4, которую тот зачитывает священнику. Ежедневное откровение помыслов у монаховэто совсем другая традиция.

 Для тех, кто собирается пойти на исповедь, есть качественная литература, а не списки грехов

Как преподаватель и журналист я уверен, что перечень больше пяти-семи (ну хорошо, десяти) пунктов совершенно бесполезен. 100 произведений может быть в списке литературы, но из них не может состоять задание к семинару. Не может быть рабочего плана из ста главных пунктов или инструкции с пятьюдесятью запретами. Человеческий мозг это не осилит.

В любом случае получается профанация. Скверная игра. В религиозность, в покаяние, в веру. Не говоря о том, что это сбивает с толку молодых людей, стремящихся в Церковь, а некоторых — и вовсе отталкивает от неё.

Никто в здравом уме не будет всерьез каяться, например, в таком «проступке»: «Читала больше, чем молилась». Любой студент понимает, что во время учёбы он должен больше читать, чтобы меньше молиться. Это шутка, конечно, но выучить китайский язык за три дня невозможно при любой молитве.

Точно так же невозможно научиться исповеди по списку. Так что перечень из 500 грехов, гуляющий по Интернету, будет интересен фольклористам и психологам, а не людям, собирающимся пойти на исповедь. Для последних есть куда более качественная литература — от «Исповеди» блаженного Августина до бесед митрополита Антония Сурожского.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции