«Ломоносов» готовится к взлёту

На космодроме «Восточный» идет активная подготовка к старту, намеченному предположительно на 25 апреля. В этот день в небо устремится ракета-носитель «Союз-2.1а», которая выведет на орбиту целую плеяду университетских космических аппаратов: «Аист-2Д» с наноспутником SamSat-218 Самарского государственного аэрокосмического университета и «Ломоносов» — детище МГУ.
«Ломоносов» уже доставлен на космодром, сейчас его готовят к полёту

У самарской космической флотилии большое будущее, но главный герой этой тройной миссии — безусловно, «Ломоносов». Эта космическая обсерватория уникальна хотя бы уже по весу — более 600 килограммов, больше половины которых приходится на комплекс научной аппаратуры. Один из разработчиков этой аппаратуры, заместитель главного конструктора «Ломоносова», научный сотрудник НИИ ядерной физики МГУ Василий Петров, вместе со своей командой уже находится на «Восточном», где занят предполетной подготовкой спутника. В телефонном разговоре с «ТД» он рассказал о месте «Ломоносова» среди вузовских спутников нашей страны.

— Много ли университетских спутников в России? Чем уникален «Ломоносов» по сравнению с ними и с предыдущими спутниками МГУ — «Татьяна» (2005 г.) и «Татьяна-2» (2007 г.)?

— Таких спутников пока немного, но это только начало — планы, насколько мне известно, в этом смысле большие. Такого, как «Ломоносов», среди них и близко нет, даже если сравнивать со всеми отечественными спутниками. На нём стоят детекторы и гамма-излучения, и рентгеновского, и оптические в ультрафиолетовом диапазоне — такие спутники не только в России, но и во всём мире даже можно по пальцам пересчитать.

Наш космический аппарат уникален и по количеству задач, которые он может решать. Есть три основные научные задачи: исследование комических лучей предельно высоких энергий, наблюдение за гамма-всплесками и наблюдение за околоземным космическим пространством — а это и радиационные измерения, и локальная дозиметрия. В комплект аппаратуры входит также микроакселерометр — прибор, изучающий различные эффекты микрогравитации. Заодно «Ломоносов» будет проводить мониторинг космического мусора и вообще всяких мелких тел, пролетающих над Землей.

Космических аппаратов с такой совокупностью задач, думаю, вообще не запускалось. По крайней мере, на орбите их сейчас нет. Если говорить о гамма-всплесках, то, наверное, самый к нему близкий аналог — американский спутник SWIFT, и хотя кое в чём аппаратура у них чуть получше, по большинству характеристик «Ломоносов» его превосходит. А уж если говорить о наблюдении космических лучей, то их из космоса ещё никто никогда не исследовал. Мы будем смотреть на ночную атмосферу Земли и изучать происходящие в её верхних слоях быстрые и сверхбыстрые вспышки, которые обусловлены столкновением мощных частиц космических лучей с атомами ещё разреженного воздуха и происходящими в результате ядерными реакциями.

Такого университетского спутника, как «Ломоносов», в России и близко нет. Фото — «Чердак»

— А в зарубежных университетах тоже есть свои спутники?

— Да, у них есть довольно большое количество университетских спутников. Но я не слышал, чтобы даже у американцев было что-то подобное. Не потому, что они хуже — им просто выгоднее заказывать в НАСА под каждую задачу небольшие аппараты. Зато мы смогли собрать большой и серьёзный аппарат с громоздкой и массивной аппаратурой, которая требует большой степени стабилизации, большой точности наведения и прочего. Вместо одной конкретной задачи у нас три основных плюс целый ворох дополнительных, и в этом заключается уникальность «Ломоносова» не только по сравнению с нашими, но и по сравнению с западными университетскими спутниками.

— Студенты и преподаватели принимали участие в разработке и строительстве «Ломоносова»?

— Разумеется! В основном там работали преподаватели физического факультета МГУ и их студенты — в частности, студенты ядерного отделения, которые работают и учатся у нас, в Институте ядерной физики и Государственном астрономическом институте имени П. К. Штернберга. Работали также студенты из Института механики МГУ. Также у нас есть прибор, сделанный в коллаборации с американцами; там работали ребята постарше, постгрэдуэйты — по-нашему, аспиранты и постдокторанты. Совместная работа была и с корейцами. Оттуда к нам приезжали студентки корейского вуза, настраивали у нас свою электронику, мы им помогали, помогали даже паять…

— Сейчас много говорят об импортозамещении. Какое оборудование на борту спутника произведено в России, а какое — за границей? Есть ли среди отечественных комплектующих такие, у которых нет аналогов?

— Поскольку наш бюджет был ограничен, мы в основном использовали уже наработанные индустриальные сборки электроники, которые в большинстве работают, конечно, на зарубежных комплектующих. Но были приборы, куда входили и отечественные комплектующие.

Василий Петров: У нас много планов, как можно улучшать аппаратуру, находящуюся на «Ломоносове», как её расширять, сделать больше, сложнее, дороже. Фото — nomad-gps.com

— На какое время работы рассчитан «Ломоносов»?

— Заявленный срок активного существования у него три года. Если за это время с ним ничего не случится и спутник сможет работать дольше, то через три года будет приниматься решение о продлении эксплуатации.

— Планируются ли в дальнейшем ещё какие-нибудь спутники МГУ, по масштабу подобные «Ломоносову»?

— Знаете, для Московского университета этот проект проходил в нынешних условиях, я бы сказал, на грани фола. Очень тяжёлый, очень крупный, очень сложный и для нас достаточно непривычный. Скажем, в Институте ядерной физики мы давно делаем самую разнообразную аппаратуру — и громоздкую, и миниатюрную. Но так, чтобы делать целиком весь комплекс, завязывая его напрямую на космический аппарат, который делался только под нас, такое было впервые.

Пока мы ждём запуска. Надеемся, что он будет успешным и аппаратура не подведет, и по результатам первых лётных квалификационных испытаний, по первым включениям научных приборов будем решать, что делать дальше. У нас, конечно, есть много планов, как можно улучшать аппаратуру, находящуюся на «Ломоносове», как её расширять, сделать больше, сложнее, дороже. Но об этом мы подумаем завтра.

Беседовал Валерий Камнев