Любовь и её тень: что такое зависимость

«Ты должен стать мне родной матерью», — такой ультиматум поставил Карлсон своему маленькому партнёру по игре. Ректор Института христианской психологии протоиерей Андрей Лоргус объясняет, что в реальной жизни такая постановка вопроса свидетельствует о страшной подмене. Место любви, отношений двух свободных личностей заняла созависимость, при которой партнёры используют друг друга, чтобы заполнить внутреннюю пустоту.

Об отличии адекватной привязанности от невротической зависимости шла речь в лекции, организованной издательством «Никея» в рамках презентации книги «Влюбленность, любовь, зависимость» в марте 2016 года в Русской христианской гуманитарной академии (Санкт-Петербург).

Зависимость ведёт к страданию

Вопрос о любви и зависимости выглядит как бы соседствующим: есть любовь, есть влюблённость, есть зависимость. Но, по моему мнению, эти понятия не могут быть рассмотрены в одной плоскости. Зависимость — это совершенно из другой области, нельзя превратить зависимые отношения в отношения любви. Может ли быть в зависимости любовь? Думаю, да, но ей там трудно выжить. В созависимых отношениях любовь либо погибает, либо созависимость окружает её таким плотным одеялом своих иллюзий, что человек теряет связь со своей любовью и страдает. Зависимость ведёт к страданию.

Зависимость — это всегда отношения, в которых все участники манипулируют друг другом. А что такое любовные отношения? Это деятельная любовь — познание, внимание, забота, уважение и ответственность — те существенные черты, которые отличают любовь деятельную от простого чувства любви. Конечно, любовь — это чувство, и в первую очередь — это сила, связывающая двух людей, мужчину и женщину. Сила, которая переживается нами как что-то небывалое, ведь нет ничего подобного любви. Любовь — это жизнь, любовь — это свет, энергия, свобода. Но как психологи мы должны понимать, что в самой любви, если она становится предметом наших отношений, должны быть упомянутые мной свойства, а не только чувство.

Пять свойств любви

Деятельная любовь — это познание, внимание, забота, уважение и ответственность: те существенные черты, которые отличают любовь деятельную от простого чувства любви

Что такое познание? Это знание себя, то, что я должен знать о себе, чтобы быть успешным в отношениях. Я должен знать не только свои индивидуальные особенности, но и себя как носителя этих мощных чувств, энергии и силы, которая зовётся любовью. Я должен знать, каковы мои эмоциональные реакции, страхи, предпочтения, ценности. С чем я могу стерпеться в отношениях, а с чем не смогу жить, даже если очень люблю человека.

Но я и про другого должен всё это знать, если я выстраиваю с ним отношения. Познание партнёра разворачивается во времени. Оно не может быть сжато, нельзя провести с партнёром «интенсив». Чтобы познать партнёра, мне нужно оказаться с ним в тех специфических ситуациях, которые нерегулярны в нашей жизни. Например, увидеть в кругу семьи, увидеть, как он общается со своими родителями, с друзьями. Я должен узнать, как он отдыхает, что читает и смотрит, как проводит время, как общается со случайными попутчиками в поезде. Я должен познать его в разные времена года, в отпуске, в будни, в походе, на даче. Надо вообще понять: он летом каждую субботу и воскресенье маму на дачу возит или нет? Если эта девушка мне нравится, необходимо узнать, умеет ли она мариновать огурцы? Я, конечно, шучу, но знание друг друга — это процесс, который не прекращается никогда, даже в браке. Зачем нам это знание? Затем, что любовь — это всегда отношения с открытыми глазами, лицом к лицу, это не игра в прятки. Я знаю её и открываю себя для нее, чтобы она могла знать меня. Мы меняемся, и познание — это еще и познание перемен, которые происходят со мной и моим партнёром.

Внимание — это не какой-то способ познать человека и вывести его на чистую воду, чтобы быстренько узнать про него всю подноготную. Даже если я здесь и сейчас, как бы под микроскопом, могу увидеть то, что таится в глубине души моего партнёра, это не избавляет меня от необходимости познания его во времени. То, что я могу узнать здесь и сейчас, характерно только для «здесь и сейчас», а мне жить с партнёром долго, и мне нужно быть внимательным к нему всегда. Внимание — это не просто некая концентрация, это встреча лицом к лицу, помноженная на постоянство. Если двое приходят в кафе и углубляются в гаджеты, они проводят время вместе? Нет. А это как раз время, стоящее в знаменателе, и оно уменьшает количество внимания, отданного друг другу.

Как психологи мы должны понимать, что в самой любви, если она становится предметом наших отношений, должны быть упомянутые свойства, а не только чувство

Заботу партнёрскую следует отличать от родительской. В ней есть забота о себе и забота о том, кого я люблю. Это забота, в которой я способен знать и понимать то, о чём меня просит партнёр, а о чём не просит. Забота не означает решения всех проблем партнёра: отныне, дорогая, я всё беру на себя, ты можешь больше ни о чем не беспокоиться в жизни. Помните, как Карлсон спрашивал: «Будешь ли ты мне родной матерью?» Вот не об этом идёт речь: в партнёрских отношениях мамочка не нужна, нужен человек, который может позаботиться о себе, обо мне, о наших отношениях, не отнимая у меня ответственности. В такой заботе есть уважение свободы и воли другого человека.

Уважение многослойно, но в основе его лежит уважение к личности человека как к образу и подобию Божию. Во-первых, это безусловное уважение, а не уважение «за что-то», это уважение вопреки всему, одинаковое ко всякому человеку, будь он алкоголик или инвалид, молодой или старый. Во-вторых, это уважение, основанное на знании или на чувстве к человеку. Без него построить свободные партнёрские отношения невозможно: если уважения нет, то передо мной уже не личность, а объект, а объектом я могу манипулировать. Трагедия Пигмалиона заключается в том, что он сделал женщину такой, какой ему было нужно. Для него Галатея была вещью, объектом, в который он влюбился, но не личностью. Уважение — некая внутренняя духовная гарантия такого отношения к человеку, где другой — личность, лицо, но не объект.

Любящий несет ответственность за себя в этих отношениях и ответственность за сами отношения, за выборы и поступки, направленные на другого человека, за свои мысли, чувства, желания и потребности. Но моя ответственность не предполагает ответственности за мысли, поступки и потребности другого человека, — за них он отвечает сам.

Мама для Карлсона

Чего нет в созависимых отношениях? Нет главного — уважения

Чего из этого нет в созависимых отношениях? Нет главного — уважения, потому что в созависимости другой является для меня объектом компенсации моих собственных проблем. В созависимых отношениях другой — это тот, кто может восполнить мои дефициты, мой комплекс неполноценности, заполнить мою пустоту, насытить меня эмоциями радости. Партнёр — это тот, кто должен сделать меня счастливым. Я сам не могу, а другой может, и мои невротические ожидания от партнёра — это исполнение моих мечтаний.

Это не что иное, как детский запрос на удовольствие. Что означает вопрос Карлсона? Он означает: «Ты будешь меня кормить вареньем и печеньем? Ты должен сделать то, что мне нужно, но для того, чтобы ты точно сделал это, я буду тебя принуждать. А принуждать тебя я буду исполнением твоих желаний. Не хочешь? Я знаю, что хочешь».

В таких отношениях нарушается адекватная ответственность. Неадекватная ответственность — это когда я беру на себя чувства, желания, потребности, мысли другого человека. Ты сейчас должен чувствовать удовлетворение, тебе это должно нравиться, не правда ли, дорогой? Ты же правда хочешь есть? Ты же действительно хочешь отдохнуть? Но и перекладывание ответственности на другого — это тоже манипуляция: это из-за тебя я расстроилась; я в плохом настроении, потому что ты…; мне грустно, потому что ты…; разве ты не видишь, что я хочу есть... В этих фразах выражена возможность манипуляции другим человеком, потому что в них есть жёсткая связь с тем, что я хочу от тебя получить.

Но человек, который хочет привязать к себе партнёра и манипулировать им, может сам обеспечивать ему всё то, чего он хочет. То есть созависимые отношения могут быть как эгоистическими, так и псевдоальтруистическими. Это так называемый невротический альтруизм: я разобьюсь в лепешку, сделаю для тебя всё, но только чтобы ты никогда от меня не оторвался. Прослеживается стремление привязать к себе другого человека так крепко, чтобы он был глубоко убежден, что без меня прожить он не сможет.

Суть созависимых отношений заключается в той фразе, которую, наверное, все слышали: я без тебя умру; мы друг без друга не проживём. В чем смысл? В том, что моя жизнь без партнёра состояться не может, или она для моего партнёра будет чревата чрезвычайной болью, несчастьем, катастрофой. Прислушайтесь, на что похожа фраза «я без тебя жить не могу». Это фраза взрослого человека? Это фраза ребенка, и действительно, в созависимых отношениях оба партнёра являются инфантильными. В созависимые отношения вступает пара несовершенных, несостоявшихся людей, которые только в паре и обретают иллюзию устойчивости. Почему «созависимые»? Потому что они зависимы друг от друга, а не так, что один зависим, а другой нет. Созависимость распространяется на всю семью, потому что такими же качествами будут обладать и те личности, которые в этой семье живут, то есть дети и родители.

Освобождение как трагедия

Корневой вопрос при созависимости — отношение к себе. Уважает ли человек самого себя, есть ли у него внутренняя опора и стержень

Что можно здесь сделать? Мне как психологу и священнику много раз приходилось оказываться в такой ситуации, когда я со смирением признавал, что ничего я сделать не могу. Я встречаюсь с такой парой, но вижу, что они ужились, приспособились, привыкли и не видят для себя потребности что-либо менять. И я могу только посмотреть на них и пройти мимо: у них нет запроса на изменение. Они каются в своих грехах, но грехи эти происходят от созависимых отношений: обидчивость, зависть, страх, стыд, манипуляция. Там же раздражительность, грубость, ссоры с унижением: почему бы не обидеть партнёра, он же средство моей жизни. Уважения и любви там нет, поэтому обидеть и унизить другого в пылу ссоры, в общем, дело обыденное.

И я как священник, принимая исповедь таких людей, понимаю, что, увы, ссылаться на то, что святые отцы говорили о корне греха или страсти, здесь неуместно. Человек на эти корни смотреть не хочет, потому что если он их увидит хоть раз, ужаснётся той жизни, которой живет. И что дальше делать, спать-то после такого трудно, совесть не даст? Поэтому приходится смириться с тем, что люди это вытесняют и даже бывают счастливы. Но если они приходят на психологическую консультацию, имеют запрос на изменение, говорят, что больше так жить не хотят, открывается возможность работать с этими особенностями поведения. Открывается возможность выйти даже на самые существенные, корневые вопросы.

Корневой вопрос при созависимости — отношение к себе. Уважает ли человек самого себя, есть ли у него внутренняя опора и стержень? Созависимый человек говорит: а как же я без него, ведь если его нет, то и я не смогу выжить, у меня внутри пусто, страшно, мрачно, холодно, чем я заполню эту пустоту? И действительно, в таких случаях люди заполняют пустоту сериалами, интернетом, алкоголем, наркотиками, сексуальной зависимостью, трудоголизмом, играми. Тогда формируется зависимость по химическому или по социопатическому типу. В этом случае мы переходим в стан тех зависимостей, для которых существует лечение и группы самопомощи.

Всегда ли психолог может помочь в такой ситуации? Как минимум, он может помочь человеку понять, что с ним происходит. В дальнейшем он может помочь человеку взять на себя ответственность за свою жизнь и снять эту ответственность с другого. Ведь если человек может удовлетворить свои потребности и отвечает за свои мысли и чувства, то он уже не ожидает этого от своего партнёра, возникают другие отношения. Но тут надо иметь в виду одну очень важную вещь: при созависимых отношениях исцеление одного партнёра — трагедия и для него, и для партнёра. Представьте себе человека, который вдруг хочет освободиться от этих оков, а другой говорит: что ты делаешь, ты меня разлюбил, ты делаешь мне больно, я боюсь, мне страшно.

Да, попытка высвободиться из созависимых отношений может привести к трагедии для семьи. Поэтому при консультировании созависимых пар мы должны с самого начала предупредить клиента, что это может стоить ему отношений и даже брака. Стоит ли оно того? Выбирать ему.

Подготовил Тимур Щукин, специально для «Татьянина дня»

Фото Марины Куракиной, ИА «Вода живая»