Критский собор: что дальше?

С 17 по 26 июня на острове Крит прошёл собор, в котором участвовали 10 из 14 общепризнанных Православных Церквей. Его организаторы настаивают на том, что собор имел всеправославный статус, а принятые решения обязательны для всех. С этим не согласны четыре Церкви, не приславшие свои делегации. Почему Русская Православная Церковь отказалась ехать на Крит и как отреагирует на принятые решения, рассказал «ТД» секретарь по межправославным отношениям Отдела внешних церковных связей протоиерей Игорь Якимчук.
Протоиерей Игорь Якимчук. Фото — hramvs.ru

Вселенские соборы в православии не собирались с 787 года. Идея созвать для решения насущных вопросов собор, объединяющий все Православные Церкви, обсуждалась со второй половины XIX века. Первые попытки её реализовать были предприняты в 1920-е годы. В 1961 году началась практическая подготовка такого собора. К обсуждению предлагались около ста тем, из них к 1976 г. остались десять, а к 2016 г. ― всего шесть: «Миссия Православной Церкви в современном мире», «Православная Диаспора», «Автономия (самостоятельность местной Церкви в принятии решений ― «ТД») и средства ее достижения», «Таинство брака и то, что ему угрожает», «Важность поста и его соблюдение сегодня», «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром».

Совещание предстоятелей Православных Церквей в январе 2016 г. постановило созвать Всеправославный собор в июне на Крите. Однако 3 июня участвовать в соборе отказалась Болгарская Православная Церковь, 6 июня ― Антиохийская, 12 июня ― Грузинская (они руководствовались различными причинами). 13 июня Русская Церковь призвала перенести собор, а если этого не последует ― постановила отказаться от участия. Тем не менее, собор прошёл в намеченные сроки.

 Русская Православная Церковь с самого начала настаивала, чтобы на соборе действовал принцип консенсуса

― Отец Игорь, не могли бы вы ещё раз обозначить причины, по которым Русская Православная Церковь отказалась участвовать в Критском соборе?

― Об этих причинах говорится в заявлении Священного Синода. Русская Православная Церковь с самого начала настаивала, чтобы как во время подготовки собора, так и на самом соборе действовал принцип консенсуса, то есть все решения принимались единогласно. Причём этот принцип Русская Церковь всегда понимала как согласие всех без исключения Поместных Православных Церквей. Если какая-то из Поместных Церквей не участвует в соборе, это означает, что консенсуса нет. После того, как стало ясно, что как минимум три Церкви не будут участвовать в соборе согласно решению их синодов, Русская Церковь посчитала невозможным для себя участие в этом форуме, поскольку стало очевидно, что консенсуса не будет.

― Звучали мнения, что принцип консенсуса не соответствует преданию и канонам Православной Церкви. Например, если бы он применялся на Вселенских соборах, они бы не смогли принять никаких решений.

― В эпоху Вселенских соборов механизмом исполнения их решений являлась императорская власть. Все Вселенские соборы созывались императорами, и решения соборов имели силу государственных законов. Сейчас мы живём совершенно в другую эпоху, когда каждая Поместная Церковь несет свою миссию в специфических условиях ― политических, культурных, конфессиональных, которые у всех разные. В силу этого сложно гарантировать рецепцию (принятие) решений собора всей полнотой Церкви. Принятие решений большинством голосов, тем более по принципу «одна Церковь ― один голос», может оказаться опасным для православного единства. Например, если представить себе, что большинство проголосует за переход на новый календарный стиль, то это будет означать, что всем Поместным Церквам следует подчиниться такому решению. Между тем, для многих из них, в том числе и для Русской Православной Церкви, оно означало бы серьезный риск для внутреннего единства, угрозу раскола. Поэтому другого пути, кроме как использование механизма консенсуса, сейчас и нет.

 Участие всех епископов явило бы миру подлинную картину современного православия, его силу

― Правильно ли утверждать, что принцип «одна Церковь ― один голос» исходил от Константинопольского Патриархата и других греческих Церквей, а Русская Церковь изначально говорила об участии в соборе всех православных епископов? В таком случае утрачивал бы своё значение и принцип консенсуса.

― Да, Русская Церковь выступала за то, чтобы в соборе, коль скоро он предполагался как всеправославный, должны участвовать все канонические православные епископы. Это явило бы миру подлинную картину современного православия, его силу. Тем более, с технической точки зрения в наше время не составляет проблемы собрать в одном месте всех православных епископов. Их не так много: не более восьмисот человек в мире ― это, в общем-то, аудитория среднего конференц-зала… В таком случае была бы адекватно представлена каждая Церковь, ведь каждый епископ представляет свою паству. Но поскольку предложения Русской Церкви не были приняты, мы выступали, по крайней мере, за то, чтобы остался принцип консенсуса. Надо сказать, этот принцип Поместные церкви договорились использовать с самого начала предсоборного процесса ― более чем пятьдесят лет назад.

― Представители Константинопольской Церкви настаивают, что Критский собор ― Всеправославный, и его решения обязательны для всех Церквей, в том числе не участвовавших. С точки зрения Русской Церкви, каким будет для неё статус принятых документов?

― Сейчас рано говорить, как Русская Церковь будет себя позиционировать в отношении документов собрания на Крите. Об этом выскажется Священный Синод ― он состоится в ближайшее время. Но если говорить о других Поместных Церквах, которые не участвовали в соборе, то в пятницу было опубликовано заявление Священного Синода Антиохийского Патриархата. Один из его пунктов ― Антиохийская Церковь не считает обязательными для себя решения собора на Крите. Можно предположить, что примерно в том же духе будет мыслить и Священный Синод нашей Церкви.

― Синод Московского Патриархата принял некоторые поправки к проектам соборных документов. К сожалению, они не были опубликованы, но известны многочисленные замечания церковного сообщества, которые, видимо, были приняты во внимание. Насколько поправки Русской Церкви учтены в итоговых документах собора?

― Поскольку речь идёт о довольно объёмных текстах, то вопрос о том, насколько учтены поправки Русской и других Поместных Церквей ― как участвовавших в соборе, так и не участвовавших ― сейчас изучается. Многие из них официально направляли поправки в секретариат Всеправославного собора, так что нельзя сказать, что участники собрания на Крите о них не знали.

Речь не о том, легитимны ли документы, если их не подписали несколько епископов. Вопрос значительно шире: каков авторитет у решений, которые принимались без участия четырех Поместных Церквей

― В СМИ распространяется информация, что некоторые иерархи Поместных Церквей отказались подписывать отдельные документы собора. Будет ли Русская Церковь на это специально реагировать?

― Думаю, что решение подписывать или не подписывать тот или иной документ иерархи принимали, руководствуясь своей архипастырской совестью, и выбор каждого из них достоин уважения. Упомянутые вами архиереи свой отказ подписывать некоторые документы довольно обстоятельно обосновали. Но речь идет не о том, легитимны ли документы, если их не подписали несколько участвовавших в Критском собрании епископов. Вопрос стоит значительно шире: каков авторитет может быть у решений, которые принимались без участия аж четырех Поместных Церквей, и это является гораздо большей проблемой.

― Каковы дальнейшие перспективы межправославного диалога? Некоторые публицисты говорят о его срыве и даже о том, что Русская Церковь оказалась в изоляции…

― Странно говорить об изоляции, ведь Церкви, не участвовавшие в Критском собрании, представляют более половины всех православных верующих, то есть большинство, а не меньшинство. Что касается перспектив межправославного диалога, то наша Церковь, предпринявшая все возможные усилия для того, чтобы оставить возможность собрать легитимный полный собор с участием всей православной полноты, по-прежнему выступает за его продолжение. Кстати, за это выступают и остальные Церкви, которые не присутствовали на Крите. Они по-прежнему готовы к диалогу со всеми заинтересованными сторонами, чтобы подлинный всеправославный собор был созван. Насколько это получится, покажет время.

Малый синаксис предстоятелей 10-ти Поместных Православных Церквей. Крит, 17 июня

― В заключительных документах собора прозвучали два предложения: сделать Всеправославный собор регулярно созываемым органом и придать официальный статус синаксисам (собраниям) предстоятелей Православных Церквей. Какова возможная реакция Московского Патриархата?

― Думаю, что отношение Русской Православной Церкви к такому предложению будет формироваться её высшими органами управления. Если говорить о таком органе, как собрание предстоятелей (синаксис), то до последнего времени в каноническом строе Православной Церкви его не было. Необходимо изучить, каковы могут быть полномочия собрания предстоятелей и можно ли считать их решения окончательными. Ведь некоторые решения глав Церквей подлежат обязательному утверждению их Поместными соборами. Тем не менее, если подобные предложения поступят официально, то это будет хорошая тема для дискуссии.

― На Крите напрямую не рассматривалась тема Украины, но она, что называется, витает в воздухе. В этой стране напряжённая политическая и церковная ситуация, Верховная Рада обратилась к Константинопольскому Патриарху Варфоломею с просьбой об автокефалии Украинской Церкви. Как вы оцениваете вероятность радикального, критического обострения ситуации, когда Константинополь пойдёт на соответствующий шаг?

― На последней личной встрече предстоятелей Русской и Константинопольской Церквей, которая состоялась в Шамбези (пригороде Женевы) в январе, Святейшим Патриархом Варфоломеем были даны заверения, что ни во время Всеправославного собора, ни после него с его стороны не будет предприниматься каких-либо действий к тому, чтобы нарушить существующий канонический порядок на Украине. Мы исходим из того, что это заверение будет безусловно выполнено. В противном случае православный мир может оказаться перед угрозой нового раскола, масштабы последствий которого будут сопоставимы с разделением Западной и Восточной Церквей в 1054 году. Думаю, что те, на кого возложена ответственность за единство православия, не допустят подобного развития событий.

Беседовал Даниил Сидоров

Фото с сайта sobor2016.rublev.com — специального проекта Rublev.com