Театр, который исполняет желания

Со спектакля «Dreamworks* *Мечтасбывается» зрители уходят с кучей вопросов в голове. Зачем я живу? Что я делаю не так? Что вообще это было? Некоторые покидают представление раньше окончания ― не понимают. И не то что бы постановка Виктора Рыжакова по пьесе Ивана Вырыпаева сложна для понимания ― скорее даже неожиданно проста.
Фото: Arlekin.livejournal.com 
В программке жанр обозначен как «голливудский фильм», но действо, разворачивающееся на сцене МХТ, больше напоминает ситком, чем мелодраму. Набор средств, персонажи, сюжетные линии, даже закадровый смех ― все приемы позаимствованы с телеканала для домохозяек. Для тех, кто в танке, художники Мария и Алексей Трегубовы пустили по экрану на заднем плане рябь, чтобы укоренить впечатление телевидения. Вот зрители и не понимают, зачем приходить в театр, чтобы смотреть телевизор. А выключить его нельзя ― остаётся только убежать домой.

Однако, поддавшись первому впечатлению, недостаточно пытливые зрители не замечают, что в этой ложной скромности и простоте пьесы ― вся фишка. Из повторяющихся реплик, избитых фраз и готовых формул Вырыпаев лепит новые смыслы, помогает старым истинам прорваться сквозь информационный шум. Мы привыкли переключать кнопки на пульте при фразе «Что такое любовь?», не ожидая услышать ничего нового, а оказывается, что просто разучились слушать. Возникает интересный эффект: если десять раз повторить одну и ту же истину убедительным голосом, то она зазвучит по-новому.

Сюжет пьесы Вырыпаева складывается из стереотипов и распространённых сценарных штампов, разве что хэппи-энд не прилагается. Тут и страдающий после смерти больной раком жены неудачник Дэвид (Филипп Янковский), и компашка незадачливых идиотов-друзей, сбежавших с маскарада и олицетворяющих главных персонажей американского телеэкрана, и безмозглая разлучница-любовница, и отравившая мужа жена ― полный комплект. Все они раздражают нарочитой плоскостью, выхолощенностью образов и откровенной тупостью (лучше всего изобразить её удается актрисе Паулине Андреевой). Выбивается из ансамбля разве что Ирина Пегова, которой обаяние и комизм не дают окончательно слиться с негативным образом. Даже её бесконечные реплики на английском вызывают улыбку, а не отторжение. Единственные приятные персонажи ― это почившая жена Дэвида Мэрили, её подруга Элизабет, которой та ещё при жизни наказала явиться к мужу и поставить его на ноги. Подобно ангелу, Элизабет заявилась в жизнь Дэвида и обрушила поток философии, которую разделяла и Мэрил. Когда дело было сделано, она так же внезапно исчезла.

Фото: Коммерсантъ 

Выделяются эти двое по одной причине: они говорят правду. Среди лжи и фантиков светского общества, не способного оказать Дэвиду настоящей поддержки, появляется настоящая, чистая девушка, которая произносит мотивирующие и жизнеутверждающие фразы, перекликаясь с его женой, а то и с внутренним голосом. О, каждый хотел бы, чтобы эта девушка пожаловала и к нему в гости, прочистила мозги и ответила на все вопросы. Разве не за советом люди ходят в театр? Кому не хочется посмотреть на себя со стороны, подумать о насущном и вечном, если не услышать готовых ответов, то задаться новыми вопросами? По силе мотивации спектакль Виктора Рыжакова равнозначен трём визитам к психологу.

Люди ходят в театр, чтобы увидеть настоящее. Они устали от притворства персонажей из телевизора, которые больше не вдохновляют. Нам показывают суперменов и женщин-кошек, уверяют, что мы станем такими же, если будем мечтать, но дальше костюма из латекса дело не идёт. В театре не научат жить, но дадут нечто большее, чем кошачьи ушки.

Та самая Элизабет, чьи освежающие монологи одним залпом выливает на зрителя актриса театра «Практика» Инна Сухорецкая, делает принципиальный шаг ― снимает свой нелепый маскарадный костюм. Другая артистка того же театра, Светлана Иванова-Сергеева, мурлыкающим голосом объясняет мужу Дэвиду и зрителю, что в жизни не бывает, как в кино, что люди не живут вечно и любовь до гроба ― это сказки. Будто в доказательство Вырыпаев показывает афёру с беременностью и убийство мужа женой из ревности ― кругом фальшивка. Персонажи спектакля якобы пропагандируют буддизм и реинкарнацию, на самом деле их философия ограничивается эпикурейством, залитым виски с кокаином.

Фото: Arlekin.livejournal.com 

Некоторые эпизоды и разговоры создают ощущение, что без кокаина действительно не обошлось: то на сцене распускаются джунгли, то все начинают петь джаз и танцевать как в мюзикле «Чикаго», то катаются по полу и стреляют, как в «Агенте 007». Тогда наиболее раскованные зрители поддаются действию закадрового смеха и составляют компанию смеющимся статистам.

В итоге само собой напрашивается противопоставление мира кино и театра. И тот, и другой имеют дело с иллюзиями и мечтами. Вопрос только в доверии и в желании их исполнять, ведь «наши мечты ― это наша работа». Так что порой стоит вслушаться в телевизор и вдуматься в представление, а не убегать, принимая внутренний голос за помехи.