В МХТ имени Чехова наступила весна

В сентябре основная сцена МХТ превратилась в увитый плющом лабиринт, где расцвели платья-клумбы всех оттенков розового прямо на артистках. Зал наполнился звуками классической музыки, хохотом барышень и шорохом кринолинов. Произошло это по мановению волшебной палочки Алексея Франдетти, мхатовского дебютанта, которому доверили необычный эксперимент ― поставить мюзикл по роману «Гордость и предубеждение».
Фото: Facebook.com/МХТ-им-АП-Чехова 

Ворваться на сцену драматического театра режиссёр с опытом в заданной тематике (на счету Франдетти актёрские работы в Театре мюзикла и Театре Оперетты, участие в мюзикле «Зорро») решил с не менее оригинальным репертуаром ― спектаклем по произведению английской писательницы Джейн Остин. Режиссёр со звучной фамилией поспешил отметить своё появление пышной вечеринкой: засыпал всех конфетти, осветил сцену праздничными огоньками, нарядил артисток в платья, своим декором напоминающие свадебные торты, ― давно МХТ не видел такого щедрого размаха в реализации средств. А чего, собственно, стесняться? Надо брать и делать. Не зря же Алексей Франдетти трудился на мюзикловом комбинате Stage Entertainment, мирового гиганта индустрии, который вот уже 12 лет стабильно поставляет на отечественный рынок развлекательные шоу в традициях Бродвея. Смотрел Франдетти, мотал на ус и ждал шанса разгуляться на широкую ногу, пока таковой не представился на сцене МХТ.

А тут как тут и тема, которую режиссёр, по всей видимости, припомнил со стажировки в английской театральной школе. Сентиментальный роман писательницы-феминистки начала XIX века впервые посещает московскую сцену (русский текст написал сам Франдетти). По столь торжественному случаю выписали американского композитора Питера Экстрома (с которым режиссёр уже успел поработать на спектакле «Рождество О’Генри» в Театре Пушкина, за что схлопотал «Золотую маску») и инсценировщика-соотечественника Джона Джори. Из английского был только традиционный чай и классическая сказка Льюиса Кэрролла уже из другой, викторианской эпохи, которой явно вдохновлялась художник по костюмам Анастасия Бугаева.

Фото: Zhulin.ru 

Они-то ― это розовое безобразие, воплощающее самые смелые мечты маленькой принцессы, ― и вызвали у зрителей другой возрастной категории некоторое недоумение. Но после нескольких сцен с участием Кристины Бабушкиной, Светланы Колпаковой, Марии Зориной и Артёма Волобуева всё стало понятно: спектакль, как и нелепые костюмы, не стоит воспринимать всерьёз. Раз уж мы тут обошлись без чопорных англичан, можно и пошалить на свой манер. К тому же этим в своё время грешила сама Джейн Остин, фраппировавшая консервативное общество феминистскими выходками (где это видано, чтобы леди писали романы, а не выходили замуж) и не раз нарушившая критикой нравов всякие приличия. Актёрам, однако, для точного выражения образов понадобился, как заявлено в программке, специальный педагог по этикету. От души посмеяться заставит и хореография.

Именно такую цель ― подарить зрителю шанс повеселиться на чужом празднике ― ставил перед собой режиссёр. На свадьбе главных героев, острой на язык Лиззи Беннет и мечты всех старшеклассниц загадочного мистера Дарси, Алексей Франдетти собирался «поженить школу переживания и лёгкий жанр». Балансировать на грани развлекательного шоу и серьёзной театральной постановки всегда трудно, да и нужно ли? Зачем комплексовать и оправдываться, когда можно откинуть предрассудки, расслабиться и наслаждаться приятным глазу и уху зрелищем? Серьёзной постановки из мюзикла не получилось ― спектакль, напротив, вышел лёгким и милым, немного девчачьим, скорее утренником, чем вечерним светским раутом. И, как от любого весёлого праздника, от него остаётся приятное головокружение. И ощущение ТЮЗа.

Фото: Facebook.com/МХТ-им-АП-Чехова 

Но опять же, стоит ли из-за этого расстраиваться? Большинство актёров, занятых в спектакле, и работавших над ним художников и балетмейстеров ― молодая поросль, которой так приятно расцвёл МХТ. Из этой рассады, глядишь, ещё вырастет много сюрпризов. Старшее поколение в лице худрука театра Олега Табакова, во всяком случае, возлагает большие надежды на «энергию взлёта» молодых артистов. И верит, что те смогут повторить успех отцов-основателей ― Станиславского и Немировича-Данченко ― с их музыкальными поисками в стенах театра в период самого его расцвета.