Москва Марины Цветаевой

Московская странница, Марина Цветаева родилась и большую часть жизни провела в столице. Город вошёл в её поэзию многоликим и переменчивым: он был то уютным и бессонным, то суровым и голодным, далеким и близким, но всегда родным.

— Москва! — Какой огромный

Странноприимный дом!

Всяк на Руси — бездомный

Мы все к тебе придём.

Но даже — не напиши я Стихи о Москве — я имею на нее право в порядке русского поэта, в ней жившего и работавшего, книги которого в её лучшей библиотеке.

Отрывок из тетрадной записи М. Цветаевой

Многие места, связанные с именем Цветаевой, не сохранились. Давайте познакомимся с некоторыми неутраченными адресами, где жива память об одном из самых ярких поэтов XX века.

Музей изящных искусств (с 1937 года — Музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина)

Адрес: улица Волхонка, 12 

«Гигантским младшим братом» называла поэтесса Музей изящных искусств имени Императора Александра III при Московском университете. Её отец, профессор университета Иван Владимирович Цветаев, был основателем и первым директором музея.

Много лет жизни он отдал на то, чтобы создать коллекцию для студентов, в которой были бы собраны копии самых известных скульптур мира. Профессор искал спонсоров, лично следил за строительством здания, выбирал произведения искусства для экспозиции. Неслучайно день открытия музея, 31 мая 1912 года, Цветаева вспоминает так: «Смело скажу, что статуи в тот первый день музейного бытия казались живее людей, не только казались, но — были, ибо каждую из них, с живой заботой отлитую мастером, со всей заботой живой любви собственноручно вынимал из стружек мой отец».

Для Марины Цветаевой музей всю жизнь служил доказательством того, что её семья оставила важный вклад в историю столицы.

Первая квартира Марины Цветаевой и Сергея Эфрона

Адрес: Сивцев Вражек, дом 19 

Сколько счастья было у Марины Цветаевой в доме-великане в Сивцевом Вражке! В просторную четырёхкомнатную квартиру 11 она въезжает в начале октября 1911 года со своим женихом Сергеем Эфроном и его сёстрами — Лилей и Верой. В это время растёт популярность поэтессы: готовится к печати второй сборник стихотворений «Волшебный фонарь», она становится победительницей Всероссийского конкурса поэтов. Тот яркий период жизни Цветаева описывает в своём стихотворении:

Да, я, пожалуй, странный человек,
Другим на диво!
Быть, несмотря на наш двадцатый век,
Такой счастливой!

Не слушая о тайном сходстве душ,
Ни всех тому подобных басен,
Всем говорить, что у меня есть муж,
Что он прекрасен!..

«У меня большое окно с видом на Кремль. Вечером я ложусь на подоконник и смотрю на огни домов и темные силуэты башен. Наша квартира начала жить. Моя комната тёмная, тяжёлая, нелепая и милая. Большой книжный шкаф, большой письменный стол, большой диван — всё увесистое и громоздкое. На полу глобус и никогда не покидающие меня сундук и саквояжи», — писала Цветаева через две недели после новоселья своему другу, поэту Максимилиану Волошину.

Вскоре квартира 11 получила забавное прозвище «обормотник». Так её назвали за ежедневные встречи друзей с застольями и дурачествами.

В январе 1912 года молодые люди поженились и 29 февраля уехали в свадебное путешествие, так и не вернувшись сюда.

 

Дом-музей Марины Цветаевой

 
Адрес: Борисоглебский переулок, 6, стр. 1  

«Меж обступающих громад — Дом-пережиток, дом-магнат…» Так Цветаева пишет в 1931 году о доме 6 в Борисоглебском переулке, где жила она с семьёй с сентября 1914 года до эмиграции в мае 1922 года. Она, Сергей и двухлетняя дочка Ариадна заехали в просторную квартиру 3. Позже Ариадна Сергеевна подробно опишет это жилище в книге «Моя мать Марина Цветаева»: «Квартира была настоящая старинная московская, неудобная, путаная, нескладная, полутораэтажная и очень уютная…»

В этот период на долю поэтессы выпало много испытаний: нищета и голод, отъезд мужа на фронт, смерть второй дочери Ирины, редкие публикации стихов, а затем эмиграция.

Однако именно в Борисоглебском переулке создаются сотни лирических произведений, среди которых и цикл «Стихи о Москве», начинающийся, наверное, всем знакомыми строками:

Облака — вокруг,
Купола — вокруг,
Надо всей Москвой
Сколько хватит рук! —
Возношу тебя, бремя лучшее,
Деревцо мое
Невесомое!..

В столетие со дня рождения Марины Цветаевой, 12 сентября 1992 года, в доме 6 был открыт музей поэтессы. В нём хранятся мемориальные вещи семьи Цветаевой и Эфрона, личные фотографии, книги и письма. Воспроизведен интерьер комнат 1910-х годов.

Усадьба Куманиных, где состоялась единственная встреча Анны Ахматовой и Марины Цветаевой

 
Адрес: улица Большая Ордынка, дом 17 

О встрече двух поэтов 7 июня 1941 года в квартире писателя-сатирика Виктора Ардова известно очень мало. Ахматова не любила вспоминать этот разговор, а Цветаева не успела ничего о нём написать, покончив с жизнью через несколько месяцев. Возможно, они не смогли понять и услышать друг друга в давящей атмосфере семейных трагедий и надвигающейся войны.

Цветаева с молодости полюбила стихи «Златоустой Анны Всея Руси», в 1916 году написала цикл «К Ахматовой». Однако вернувшись из эмиграции и прочитав в 1940 году ахматовский сборник «Из шести книг», отметила в дневнике: «старо, слабо… Но что она делала: с 1914 г. по 1940 г.? Внутри себя, эта книга и есть «непоправимо-белая страница». Поэтесса высказала свою критику Ахматовой и при личной встрече. В свою очередь, Анна Андреевна невысоко оценила «Поэму воздуха» Цветаевой.

В 1956 году в беседе с Лидией Чуковской Ахматова с сожалением сказала, что не прочитала свой «Поздний ответ» Марине, написанный ещё в марте 1940 года. «Она столько стихов посвятила мне. Это был бы ответ, хоть и через десятилетия. Но я не решилась из-за страшной строки о любимых», — сказала Анна Андреевна.

Поздний ответ

Невидимка, двойник, пересмешник. 
Что ты прячешься в чёрных кустах. 
То забьёшься в дырявый скворечник,
То мелькнешь на погибших крестах. 
То кричишь из Маринкиной башни: 
«Я сегодня вернулась домой. 
Полюбуйтесь, родимые пашни, 
Что за это случилось со мной. 
Поглотила любимых пучина, 
И разрушен родительский дом». 
Мы с тобою сегодня, Марина, 
По столице полночной идем, 
А за нами таких миллионы, 
И безмолвнее шествия нет, 
А вокруг погребальные звоны, 
Да московские дикие стоны 
Вьюги, наш заметающей след.

Анна Ахматова

Использована информация с сайтов: um.mos.ru, lit-moscow.narod.ru, lib.ru, dommuseum.ru, moskva.bezformata.ru