Журналисты посетили московский «Шанхай» — место под строительство научной долины МГУ

Амбициозный проект научно-технологической долины МГУ предполагает застройку 242 гектаров земли между Ломоносовским проспектом, проспектом Вернадского и границами жилых кварталов вдоль Мичуринского проспекта и улицы Удальцова. Сейчас на этом месте находится огромный гаражный кооператив.
Фото: The Village 

Осенью 2015 года стало известно о сносе нескольких крупных гаражных кооперативов в Раменках. Это крупная территория, застроенная железными и бетонными боксами, в которых горожане не только хранят автомобили и вещи, но также открывают кафе и мастерские, а порой даже живут как в квартирах. Гаражный город в городе в прессе прозвали «Шанхаем»: он насчитывает приблизительно десять тысяч гаражей и расположен на 50 гектарах земли между двумя проспектами — Вернадского и Мичуринским.

Причина столь масштабной гаражной зачистки — грядущее строительство научно-технологической долины МГУ в этом районе. О проекте много писали (именно ему, например, посвящено одно из самых известных расследований «РБК») — и в связи с недовольством местных жителей, и в связи с огромным бюджетом, и в связи с одной из ключевых фигур кампании: фирмой «Иннопрактика», отвечающей за подготовку функциональной части концепции долины.

До начала сноса в «Шанхае» работали и жили сотни человек, однако за последний год ситуация кардинальным образом изменилась. Теперь людей можно встретить лишь на главной улице «Шанхая»: большинство гаражников давно оставили свои владения, а те, кто все ещё продолжает хранить в гаражах свое имущество, сильно рискуют, поскольку здесь процветает воровство и мародерство.

 
 Фото: The Village 

Журналисты The Village решили узнать, что происходит в «Шанхае» спустя год после начала сноса, кто до сих пор работает на территории города в городе и каково это — жить в гараже. 

О сносе 

Амбициозный проект научно-технологической долины МГУ предполагает застройку 242 гектаров земли между Ломоносовским проспектом, проспектом Вернадского и границами жилых кварталов вдоль Мичуринского проспекта и улицы Удальцова. Всего там должны возвести 1,25 миллиона квадратных метров, из них только 460 тысяч квадратных метров будут использованы в интересах университета — под лаборатории и научные центры. Ещё около 780 тысяч квадратов придётся на жильё и сопутствующую инфраструктуру. Заказчик проекта наряду с МГУ — ЗАО «Интеко». 

Противники проекта утверждают, что МГУ на этой территории также планирует построить жилые дома на продажу, чтобы окупить собственный проект. По данным «РБК», общая сумма инвестиций может составить 149,9 миллиарда рублей.

 
 Фото: The Village 

«Шанхай» находится ровно на той территории, которая нужна университету. Снос гаражей здесь начался осенью 2015 года, тогда же их владельцы проводили митинги в защиту собственности, после чего на одного из гаражников, Вадима Коровина, было совершено нападение — ему брызнули перцовым газом в лицо. Приходили неизвестные и к другому местному жителю, выступавшему против строительства, 77-летнему ветерану ГРУ Сергею Соловьёву. Его встретили у подъезда. «Мне говорят: "Вы Соловьёв Сергей Григорьевич? А чего ты, дед, лезешь и мешаешь людям работать? Тебе деньги заплатили? Мы тебе сейчас по шапке дадим, всю оставшуюся жизнь проведёшь в больнице"», — рассказывал он. Пенсионера ударили по голове по касательной, и, по его словам, удар был не сильным, только шапка слетела. 

Владельцам сносимых гаражей обещали выплатить компенсации в размере 100 тысяч рублей за железный бокс и 200 тысяч — за бетонный. Однако многие из собственников утверждают, что так и не получили обещанных денег, а если и получили, то меньшие суммы (по 50 тысяч рублей). По приблизительным подсчётам местных, была снесена примерно десятая часть гаражей. После этого, в начале 2016 года, снос прекратился по неизвестным причинам. 

Что происходит в «Шанхае» сейчас 

Местные говорят, что снос производился хаотично, быстро и без предупреждения, поэтому многие владельцы гаражей спешно вывезли имущество и оставили их пустыми. Используемых по назначению боксов осталось крайне мало — они в основном располагаются на главной улице «Шанхая» или совсем рядом с ней. На этой же улице работают многочисленные мастерские по ремонту и покраске машин.

Некоторые до сих пор продолжают жить в обустроенных гаражах. Помещения топят дровами, газом из баллонов и мусором, из-за чего на улицах постоянно стоит запах гари.

 
 Фото: The Village 

Несмотря на отсутствие водопровода, на территории «Шанхая» функционирует по меньшей мере одна баня, которая оборудована в строительном контейнере, стоящем на крыше гаража. Также на территории «Шанхая» до сих пор работают три кафе, которые расположены в сваренных вместе боксах.

Среди рядов пустых гаражей легко встретить заброшенные машины, стаи бездомных собак и кучи мусора. По словам гаражников, несмотря на наличие охраны на въезде в ГСК, здесь постоянно воруют и вскрывают гаражи. ФМС периодически приезжает в «Шанхай» на рейды в поисках людей без прописки и без российского гражданства.

Надежда, владелец гаража:

Свой гараж я купила десять лет назад за 100 тысяч рублей. А компенсацию за снос обещают выплатить 50 тысяч, то есть в два раза меньше. И все же я не считаю такую сумму несправедливой, ведь за годы гараж принес мне пользу, а значит, отчасти окупился.
 
 Фото: The Village 
Машину здесь я давно не держу, потому что её могут украсть. В «Шанхае» всегда воровали и воруют. Охраны никакой нет, поэтому похитители спокойно разбирают заднюю стену гаража и вытаскивают всё содержимое. Или просто замки срывают. Меня тоже в своё время обворовали.
 
Раньше здесь жизнь била ключом: люди вместе работали, строили себе двухэтажные виллы из гаражей, никто никому не мешал. Некоторые даже продавали жилые гаражи как квартиры — за миллион рублей.

Я думаю, снесли столько гаражей, сколько было необходимо. Зачем застройщику так много территории? Для начала работ им хватит и уже очищенной площадки. 

Олег, арендатор гаража:

Свой гараж я снимаю, храню в нём строительные инструменты. Аренда недорогая, плачу около трёх тысяч рублей в месяц.

Здесь рядом находится воинская часть ФСБ, а под землёй вообще лежит военный городок, вдоль которого проходит секретная линия метро. Раньше этот район даже не указывали на картах. Об этом в интернете написано, и у меня знакомые там лазали. Поэтому не думаю, что здесь будут что-то строить. Ну какая здесь стройка?
 
Мне кажется, снос остановили, потому что закончились деньги. Разрушать тоже все-таки недёшево. 

Работница кафе:

Я приехала в Москву из Таджикистана. В России я четвёртый год, а на нормальную работу меня не берут. Живу, конечно, плохо. Я медсестра с 20-летним стажем, но в России у медсестёр без российского гражданства очень низкая зарплата — максимум 15 тысяч рублей. Это копейки, такие деньги я могу и в Таджикистане заработать.
 
 Фото: The Village 
Наше кафе работает официально, у нас есть патент, который нужно оплачивать каждый месяц. Причем он все время дорожает: раньше стоил тысячу рублей, потом две, потом три, а сейчас вообще — 4 200. Наши основные клиенты — это люди, которые тут работают: механики и слесари. Но даже они стали экономить на еде: раньше покупали полноценный обед с первым и вторым, а сейчас забегают все грязные, покупают доширак или чай с булочкой, и всё.

Я работаю по шесть-семь дней в неделю. Если беру выходной, то за меня работает хозяин. Зимой мы топим кафе дровами, потому что газом выходит слишком дорого. Летом убираем печку и ставим дополнительные два стола.

Раньше у нас было много клиентов, и я зарабатывала тысячу рублей в день, то есть примерно тысячу долларов в месяц. А сейчас я даже 500 долларов не зарабатываю. В России стало невыгодно работать, поэтому, когда моя дочь окончит начальную школу, мы уедем к себе на родину, в Таджикистан. 

Ренат, владелец гаража:

Я работаю художником в кино: готовлю декорации, оформляю интерьеры. Дома работать неудобно, там слишком мало места. Да и баллончиком ничего не покрасишь — запах будет долго стоять. Мое идеальное рабочее место — гараж. Первое время я арендовал бокс в другом месте, а два года назад купил этот двухэтажный гараж за 200 тысяч рублей.
 
 Фото: The Village 
На первом этаже я храню рабочие материалы, а на втором у меня — кровать, телевизор и барабанная установка. Однажды я решил научиться играть на барабанах, и гараж оказался отличным местом и для этого тоже. Когда я его покупал, специально выбирал место подальше от жилых домов, чтобы играть и никому не мешать. Еще у меня есть обогреватель, и если я задерживаюсь на работе, то включаю его и ночую здесь в спальнике.

Как у нас здесь говорят, снос прекратился потому, что кто-то украл деньги. По слухам, он возобновится уже в следующем году.

Когда снесут мой гараж, я просто перееду в другое место. Мне, в общем-то, неважно, где работать — в «Шанхае» или нет. Главное, чтобы не сносили.
 
 Фото: The Village 

 
 Фото: The Village