Сергей Трубецкой: ректор против революции

Профессор Императорского Московского университета философ Сергей Трубецкой был либералом и борцом за гражданские свободы. В 1905 году он добился у царя университетской автономии и стал первым выборным ректором. Почему же он решился на неслыханный шаг ― закрытие университета? И почему пост ректора стоил ему жизни?
Сергей Николаевич Трубецкой

«Университет сам по себе интересовал мало; его новый "ректор от автономии", князь С. Трубецкой, пока ещё "умиритель" студентов, открыл его для сходок аудитории; сходки шли перманентно; ежедневно торчала моя голова из моря тужурок, чтобы потом штурмом атаковать двери квартир и внедрять в сознания обитателей речи ораторов», ― вспоминает Андрей Белый в мемуарах «Между двух революций».

«Я себя не узнал; я поднял руку за немедленное прекращение всех занятий с превращением университета в трибуну революции; аудитория ж голосовала за эту трибуну, но ― с сохранением занятий; ректор, князь Трубецкой, не раз появлялся на кафедре; он вытягивал оттуда длинную шею и прижимал к груди руки в усилиях нас усовестить; он поставлен был перед неизбежностью: запереть двери аудиторий, чего не хотел, иль сложить ректорство, которого он добился для прав университета, ― продолжает писатель. ― Помню последнее его появление с усилием "спасти" автономию; тщетно: в стенах университета была свергнута власть, изгнаны либералы; шёл же турнир эсеров (социалистов-революционеров ― «ТД») с эсдеками (социал-демократами ― «ТД»). Трубецкому не дали договорить; уронив на кафедру руки и упираясь на них, он глазами, полными слёз, оглядывал море тужурок:

― Эх, господа!

И, махнувши рукой, вышел вон».

Почему профессору лучше быть ординарным, чем экстраординарным

Князь Сергей Николаевич Трубецкой, религиозный философ, публицист и общественный деятель, выпускник и профессор Московского университета, пробыл на посту ректора всего 27 дней. Это был человек уходящей эпохи, принадлежавший к древнему аристократическому роду. В его родовом имении Узком (там, где сейчас московский микрорайон Тёплый Стан) устраивались домашние спектакли и музыкальные вечера, работал его дядя ― знаменитый скульптор Паоло Трубецкой. Здесь, на руках хозяина имения, умирал основатель философии «Серебряного века» Владимир Соловьёв.

Слева направо: Владимир Соловьёв, Сергей Трубецкой, Николай Грот, Лев Лопатин

Князь Трубецкой окончил кафедру философии Московского университета и остался в его стенах для подготовки к профессорскому званию. По воспоминаниям коллег, он был человеком колоссальных способностей, блестящих разнообразных дарований, остроумным, добрым.

Всего в 38 лет Сергей Николаевич защищает докторскую диссертацию «Учение о Логосе в его истории», получает звание доктора философских наук и должность экстраординарного профессора (её присваивали молодым учёным, недавно достигшим степени доктора). По уставу Московского университета 1884 года профессорское жалование было примерно в 20 раз больше, чем у квалифицированного московского рабочего, а ординарный профессор (как бы мы сейчас сказали, заведующий кафедрой) имел право на чин статского советника и дополнительную пенсию.

Трубецкой отдаёт работе в университете много времени и сил, пользуется уважением и любовью студентов. Устраивает для них экскурсию в Грецию, зимой ездит в Рязанскую губернию помогать голодающим крестьянам.

«Созданное князем С.Н. Трубецким Историко-филологическое общество привлекло в состав своих членов очень значительную часть московского студенчества. Оно сразу зажило полною и разнообразною жизнью, разделилось на целый ряд деятельных секций и, без всякого преувеличения, обратило на себя внимание всей образованной России», ― писал философ Лев Лопатин, хорошо знакомый с Трубецким.

Семья Сергея Николаевича Трубецкого. Сергей Николаевич, Прасковья Владимировна (ур. Оболенская) и их дети — Мария, Владимир (в центре), Николай. Середина 1890-х гг.

В 1902 году князь Трубецкой становится ординарным профессором кафедры философии историко-филологического факультета. Уже в это время начинаются студенческие волнения, предвещающие первую русскую революцию.

Борец за права студенчества

Князь Трубецкой горячо сопереживал студентам и всячески пытался «спасти» ситуацию. На приёме у императора Николая II князь произносит смелую речь. Он говорит о нетерпимости внутреннего положения страны, обосновывает принципы будущего народного представительства и даже требует их широкого обсуждения в печати, то есть призывает к свободе собраний и отмене цензуры. Профессор борется за возвращение университету автономии, утраченной по уставу 1884 года.

Советы высших учебных заведений, по убеждению Трубецкого, должны были получить самостоятельность, чтобы решать все университетские дела. Он считал, что только это способно умиротворить студенчество, вернуть в университеты порядок, что позволит высшей школе «пережить трудное смутное время и выйти обновленной из тяжких бурь, которые без этих мер могут её разрушить».

Князь добился своего. Спустя два месяца, 27 августа 1905 г., университет получает автономию, а сорокатрёхлетнего Сергея Трубецкого избирают ректором. Студенчество ликовало.

Ректор против революции

Но осуществить преобразования, за которые он так боролся, новому ректору не удалось. Получив автономию, университет быстро становится местом митингов и собраний, в нём начинаются беспорядки. Учебный процесс сорван: революционная ситуация в стране обостряется, студенчество бурлит.

Всего через три недели после избрания ректором Трубецкой вынужден временно закрыть университет. «Последней каплей» стала студенческая сходка, произошедшая накануне. На ней собрались около четырёх тысяч человек, причём большинство из них не были студентами университета. И это несмотря на особое распоряжение ректора: доступ в университет может быть открыт только студентам.

Князь Сергей Николаевич Трубецкой с матерью 

22 сентября, перед закрытием университета, Сергей Трубецкой обратился к студентам с речью. «За безусловную свободу общественных политических собраний, — сказал он, — я стоял всегда и везде… тем не менее, я скажу вам здесь не только как ректор и профессор, но как общественный деятель, — что университет не есть место для политических собраний, что университет не может и не должен быть народной площадью, как народная площадь не может быть университетом, и всякая попытка превратить университет в такую площадь или превратить его в место народных митингов неизбежно уничтожит университет как таковой».

Умер, защищая студентов

В конце сентября ректор поехал в Петербург на приём к министру народного просвещения, чтобы подать петицию в защиту исключённых из университета студентов. На заседании комиссии по выработке университетского устава министр в грубой форме высказался против поданной петиции ― и у Трубецкого не выдержало сердце. В тот же день сорокатрёхлетний ректор скончался от инфаркта (по другим свидетельствам, причиной смерти стало кровоизлияние в мозг).

«Первый выборный ректор не просуществовал более месяца и сошёл в могилу, ― сообщал в письме бывшему профессору университета Владимиру Герье его будущий ректор, профессор Матвей Любавский. ― Медицинские исследования обнаружили в организме покойного серьёзные недочёты, но, несомненно, он мог ещё долго жить, если бы не принял бы кормило правления. Весь сентябрь прошёл в непрерывных заседаниях, дебатах и волнениях. Князь изо всех сил старался сдержать разнуздавшуюся молодёжь и проявил поразительную нравственную мощь. В некоторые моменты им приходилось прямо восхищаться. Около него стали сплачиваться советы, стали сглаживаться крайности и разногласия, и я с радостным трепетом следил за тем, как наша коллегия превращалась в могучую нравственную силу, которая начинала забирать власть в университете и исподволь прибирать к рукам и студентов ― и вдруг всё разом разлетелось вдребезги!»

Похороны князя Cергея Николаевича Трубецкого 

В Москве тело Сергея Трубецкого встречала многотысячная толпа с красными флагами. Хоронили на кладбище Донского монастыря. Желающих попрощаться с покойным было так много, что в могилу гроб опускали в темноте, при свечах.

«Внезапная смерть первого избранного ректора <…> была явным последствием душевных волнений, причинённых университетской смутой, и служила грозным символом безвыходности положения, ― отмечал журналист и общественный деятель Иосиф Гессен. ― А студенчество этой смертью воспользовалось, чтобы превратить похороны в грандиозную демонстрацию».

Философ по натуре

Сергей Трубецкой не боялся смерти. Будучи православным человеком, он замечал: «Тот, кто увидел "образ Божий" в человеческой личности, не верит её уничтожению. Не верит смерти и самой физической смертью человека приводится к признанию бессмертия его духовной личности. Когда умирает открывшаяся нам, понятая, любимая, чтимая нами личность, смерть её ощущается нами как невыносимое противоречие и неправда. И перед нами ставится вопрос: чему верить больше ― материальному факту тления, видимого уничтожения, исчезновения или же свидетельству нашего нравственного сознания, для которого личность остаётся нетленной».

Князь Сергей Николаевич Трубецкой. Фото 1905 г. Поверх изображения надпись его рукой: «Нужно жить так, чтобы всем было хорошо, чтобы не было обездоленных. Кн. С.Трубецкой». 

Философское наследие Трубецкого составляет пять томов. Он не только писал об альтруизме и любви, но и сам был настоящим альтруистом, жертвовал собой ради других.

Брат Сергея Николаевича, князь Евгений Трубецкой вспоминал: «Помню, с каким воодушевлением он мне доказывал, что все великие люди в мире, все Наполеоны, Канты и многие другие, не стоят одной любящей души, и приводил в пример одну тётушку нашу — Марью Алексеевну Лопухину, не видавшую в жизни своей личной радости потому, что всю свою радость и душу она отдала другим. "Уверяю тебя, — говорил он, — что тётя Маша, а не они — великий человек"».