Юлиана Годик: Было интересно придумывать что-то с такими же чудиками

Ровно десять лет назад прошла презентация сайта Taday.ru. Как начался наш проект? Что помогало редакции, а что оказалось самым сложным? Почему нишевое издание изматывает? На вопросы «ТД» ответила его главный редактор в 2006-2009 гг. Юлиана Годик.
 

Юлиана Годик родилась в Воркуте. Окончила факультет журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова в 2008 году, Британскую высшую школу дизайна в 2014 г., Школу дизайна НИУ ВШЭ в 2015 г. С марта 2006 по ноябрь 2009 гг. ― главный редактор интернет-издания «Татьянин день», в 2012-2015 гг. работала в журнале «PROспорт». Сейчас ― дизайнер издательства «Никея».

― Юлиана, ты помнишь, как появилось решение перенести выпуск «Татьянина дня» в Интернет?

― Этому прекрасному событию предшествовали запуск сайта «Православие и мир» в 2004 году и приход в наш храм Натальи Геннадьевны Лосевой (медиаменеджер, эксперт в сфере «новых медиа» ― «ТД»), которая к тому времени начала работать в РИА Новости и была полна энтузиазма. Православный интернет того времени — это десятки тысяч сайтов храмов, но настоящих СМИ ― с регулярными обновлениями, широкой тематикой, взглядом церковного человека на события политики, культуры ― единицы. Это было время, когда все «взрослые» газеты и журналы запускали свои интернет-версии. «Правмир» появился как альтернатива очень серьёзному и очень внутрицерковному «Православию.ru». Отец Максим Козлов (настоятель храма мученицы Татианы при МГУ в 1994-2012 гг. ― «ТД») считал, что «Татьянин день» тоже может стать отличным миссионерским проектом, особенно для университета. Сделать «ТД» интернет-СМИ было идеей Натальи Геннадьевны.

Для очередной реформы «Татьянина дня» (я застала три из них) всех так или иначе «пишущих» прихожан пригласили на встречу в библиотеку храма (в марте 2006 года ― «ТД»). Я на неё пришла, если честно, за компанию с молодым человеком, пококетничать. А в итоге разговор сложился так: «Ну кто же способен взять и повести этот пароход?» И Наталья Геннадьевна сказала: «Я знаю, кто. Это может быть Юлиана».

«Господи, ― думаю, ― да я вообще здесь случайно!». Нет, ну все мы на тот момент как-то помогали Любе (Любовь Макарова, главный редактор газеты «Татьянин день» в 2004-2006 гг., тогда аспирантка филфака МГУ ― «ТД»), но я была далека от партии «главной скрипки», скорее побрякивала в углу на треугольнике.

 
Taday.ru в апреле 2007 года  

Короче говоря, авторитет отца Максима, Наташи и моя собственная беспринципность и бесхребетность стали причинами того, что «ТД» реинкарнировали в сети (смеётся).

― Трудно ли дался отказ от печатной версии? Или уже тогда было понятно, что за Интернетом ― будущее?

― Вообще нетрудно, потому что не я принимала этого решения (смеётся). Это решение издателя. Думаю, все поверили, что отказ от бумаги и необходимости развозить тираж принесёт экономию.

― К этому времени «ТД» был известен как «бумажное» издание ― да что говорить, меня и сейчас спрашивают, выходит ли газета. Кто стал аудиторией сайта ― «старые» читатели, знавшие бумажный вариант, или новые люди?

― Понятия не имею! Думаю, что слухи об известности «ТД» сильно преувеличены. С аудиторией было сложно ― с одной стороны, надо было «целиться» в студентов и аспирантов, с другой ― быть церковными и «безопасными». В общем, с таргетированием, как я сейчас понимаю, был полный швах. Никакого анализа аудитории у нас не было: был кураж, страх, попытка с закрытыми глазами пройтись по мокрому бревну, постоянно поскальзываясь и цепляясь. Позже мы делали фокус-группы со студентами соцфака, но никаких непредвиденных инсайтов нам не открылось. Скепсис в отношении всего, что связано с Церковью ― вот главное, что характеризовало нашу условную аудиторию. Какой может быть мотив регулярно посещать православный сайт у такого читателя?

Редакция «Татьянина дня» в 2007 году. Слева направо: Мария Хорькова, Александра Сопова, Георгий Сюняев, Юлиана Годик 

Но на тот момент нашей аудиторией были мы сами. И самое главное было придумывать что-то интересное с такими же чудиками, как я. Компетентности редакторской было ноль: абсолютно не понимала, как работать с текстами, в чём особенности подачи материала, что плохо и что хорошо. Делала катастрофическое количество ошибок. Но иногда получалось весело болтать с людьми, что-то вместе придумывать и вдохновлять их. Для успешного медиа-проекта этих способностей маловато: нужен был человек, который работал бы непосредственно с текстами.

― В апреле 2007 года «Татьянин день» «переехал» с сайта храма мученицы Татианы на новый сайт Taday.ru (кстати, уже тогда дизайн и структура не были похожи на привычные православные сайты). Какова была цель и кому принадлежала эта идея?

― Это предполагалось изначально отцом Максимом и Натальей Геннадьевной: было понятно, что «Татьянин день» ― это не сайт храма, их нужно «развести». На разработку нового сайта ушёл год.

― На презентации сайта ты отмечала, что «основным читателем интернет-издания является молодой человек, студент, задумывающийся о себе и своем месте в мире». Удавалось ли вам соответствовать этой задаче?

― Даня, «отмечать» что-либо на презентациях могут люди в очках ― типа Лаврова, например. Надо было сказать что-то пафосное, соответствующее обстановке, таковы правила игры, ну и что-то пришлось «отмечать»… Но, честно говоря, весь этот внутрицерковный официоз ― это очень смешно. На самом деле не знаю, соответствовали ли мы чему-то там… Скорее всего, не соответствовали.

У нас не было амбиций завоевать мир. Когда мы делали издание, то отвечали на вопросы, которые нам самим хотелось прояснить. Это были мои вопросы: зачем живу, к чему вообще происходящее вокруг? Они были настолько болезненными, что в какой-то момент я зашла в тупик. В Татьянинский храм, за стенкой родного журфака, пришла, чтоб побольше узнать о традиции, которая две тысячи лет не «отпускает» людей. Как в «Собачьем сердце» Шарик смотрит на сову и в кабинете профессора Преображенского и думает: «А сову-то мы разъясним!» Так что моим личным запросам «Татьянин день» соответствовал (смеётся).

Главред в отпуске

Потом за три года работы любопытство подыссякло, и возникли проблемы: с темами, с развитием сюжета, со стратегией. Нишевое издание ― изматывающая вещь. Как люди справляются с многолетней службой в православных и околоправославных изданиях, не знаю. Всё-таки здесь должно быть призвание.

Позже кто-то мне говорил: «Вы же первыми стали писать о кино, о психологии! Вы же придумали это и то!» Уверена, что это не так на самом деле, но какую-то движуху мы привносили.

― С какими трудностями вы сталкивались?

― Во-первых, это самоцензура: мы были недостаточно дерзкими. Не было чёткого понимания, что именно хотим сказать, о чём написать, каких людей привлечь. Но постоянно было чувство, что мы должны ударить автопробегом по бездорожью. Напряжение висело в воздухе, а я верю, что раздолбайство и есть тот живительный бульон, в котором рождаются самые интересные идеи.

Во-вторых, трудность интернет-издания в том, что эта молотиловка требует от тебя постоянного обновления контента. Поисковой оптимизацией сайта никто не занимался, получать переходы по запросам в «Яндексе» и Google не удавалось. Кроме того, огромной проблемой было «найти авторов»: круг людей, которые способны «задорно» писать на православные темы, узок, почти всех, кого знаем, работают в пяти-шести изданиях и переходят из одного в другое. Те ребята с журфака, с филфака МГУ, которые откликались и писали для нас ― молодцы. Не хотела бы никого из них выделять, потому что каждый свою лепту внёс.

― Какие материалы того времени тебе особенно запомнились?

― Ты с ума сошёл ― сколько лет прошло (смеётся)!

Помню, как уехала в Черногорию ― это был чуть ли не первый мой отпуск за границей. Никак не могла оторваться от Taday.ru и постоянно проверяла утром сайт вместо того, чтобы шлепать на море (смеётся)! Но что в этом удивительного… кто так не работал?

Редакция «Татьянина дня» в 2007 году. Слева направо: Марина Смирнова, Любовь Макарова, Глафира Захарова. Фото Александра Болмасова

На самом деле, всегда было интереснее делать бумажную версию (в 2008 году вышли два печатных дайджеста ― «ТД»). Это был настоящий отрыв, и мы много придумывали на уровне дизайна. Интернет постоянно выкачивает из тебя энергию, как будто ты подключён к аппарату доения. А с бумагой и книгами есть чувство, что после работы остаётся результат труда, его можно посмотреть и потрогать.

В силу внутренних причин эти три года дались тяжело, но я не жалею, что они были. Это была школа отношений. Если бы была возможность встретиться с собой тогдашней, сказала бы: «Юлька, выдохни, а теперь радуйся, все остальное ― шелуха!»

Беседовал Даниил Сидоров, фото из архивов Юлианы Годик и «Татьянина дня»

Как «Татьянин день» решил стать православным «Коммерсантом» и чем это обернулось, читайте через неделю