Читалка Александра Волкова: Николай Трубецкой и Борис Раушенбах

На пасхальной неделе героем серии «Читалка» стал профессор Александр Волков, заведующий кафедрой общего и сравнительно-исторического языкознания филологического факультета МГУ. Александр Александрович рассказал всего о двух книгах, но весьма подробно.

Николай Трубецкой, «История. Культура. Язык»

Эта книга вышла в издательстве «Прогресс универс» в 1995 году. Книги, которые, на мой взгляд, должен прочитать каждый православный христианин, издаются относительно небольшими тиражами и с трудом переиздаются. А вот книжки, которые не надо бы читать, переиздаются часто и большими тиражами. Но тут ничего не поделаешь, так было всегда, и это не знак нашего времени. 

Эту работу Трубецкого я прочитал перед тем, как по инициативе общества Трубецких на филфаке повесили мемориальную доску Николаю Сергеевичу. Во-первых, Николай Сергеевич был доцентом нашей кафедры, во-вторых, он окончил университет по отделению сравнительного языкознания. И наконец, он был основателем структурного метода в языкознании, написал известную книгу «Основы фонологии» ― это только одно из его великих достижений. 

Николай Сергеевич разработал технику структурного анализа языка в фонологии, потому что именно звуковой состав языка, наиболее простой уровень системы языка, в большей степени поддаётся строгому формальному исследованию. Лингвистика, таким образом, обрела конкретные методы исследования, а другие области гуманитарного знания смогли заимствовать эти методы. Работа Трубецкого, на мой взгляд, стала реальной основой развития структурной теории языка.

Николай Сергеевич Трубецкой был основателем евразийства ― направления культуроведческой и исторической мысли, основным положением которого является множественность культур и культурных регионов, каждый из которых развивается по своим особым закономерностям. В статье «Вавилонская башня» Трубецкой пишет, что Богу не угодна глобальная цивилизация, неизбежно основанная на ценностях материального характера, что только духовные ценности, высокие цели могут формировать и развивать личность и общество в целом. Развитие человечества ― не слияние культур в одну мировую, по существу западноевропейскую цивилизацию, но подобно «радуге», когда каждая из них осознает саму себя и развивается самостоятельно. 

Одним из таких культурных регионов является Евразия ― историко-географическое, языковое и культурное пространство, примерно соответствующее территории Российской империи или Советского Союза. Единство евразийского культурного пространства, по мысли Николая Сергеевича Трубецкого, основано на длительных контактах языков народов, населяющих его ― славянских, тюркских, финно-угорских, языков Кавказа, на взаимопроникновении различных этнических культур, на традиции восточного, православного христианства, организующего духовную культуру Евразии. Православие как таковое не формирует особую культуру, но является своего рода «закваской», организующей глубинное духовное содержание любой культуры и тем самым стимулирующей и направляющей её органическое развитие. 

Думается, что сегодня идеи Николая Сергеевича Трубецкого, высказанные тому назад почти столетие, особенно актуальны и интересны.

Борис Раушенбах, «Синтез двух систем познания» 

Другая книга ― академика Бориса Викторовича Раушенбаха, «Синтез двух систем познания». 

В «Лекциях по истории науки» академик Владимир Иванович Вернадский писал о единстве философии, искусства, религии, науки в творческой жизни ученого, но также и об отличии науки от других форм духовной жизни методом мышления ― методом поиска истины. Действительно, по замечанию Карла Поппера, если бы учёный не верил в истину как цель своих занятий, он был бы подобен альпинисту, который поднимается в гору, вершина которой закрыта облаками, и не верит, что у горы есть вершина. Эта мысль Вернадского прекрасно иллюстрируется книгой физика, математика Бориса Викторовича Раушенбаха, разработавшего систему ориентации в космическом пространстве. 

В связи с темой своей работы учёный заинтересовался православной иконографией, но ему был непонятен принцип троичности: единосущность триединства. Борис Викторович Раушенбах нашёл научную аналогию идее троичности в понятии вектора. По мысли Раушенбаха, на уровне рационального научного мышления идея троичности не является алогичной. Но занятия иконографией и богословием привели учёного к православной вере. 

Записала Елизавета Зенова

Фото на главной — «Православие и мир»