Спор цвета хаки

«Военная форма офицера НКВД образца 1943 года для мальчиков. В комплект входят: гимнастёрка защитного цвета с васильковым кантом на рукавах, галифе тёмно-синего цвета с васильковым кантом, фуражка со звездой». На одном из сайтов этот набор стоит шесть тысяч рублей. Дополнительно ребёнку можно заказать кобуру, погоны, сапоги, портупею.
Фото: Severnoe-tushino.mos.ru 

Бизнес есть бизнес. Перед 9 мая в военную форму готовы одеть всех: от младенцев до «звёзд» с накачанными губами и неискоренимым следом солярия на теле. В некоторых магазинах для водочных бутылок делают витрину в виде танка со звездой. В родительских чатах мамы спорят о том, можно ли трёхлетних детей снимать в военной форме. В детском саду, куда ходит мой сын, висит объявление «29 апреля детский сад такой-то сажает лес Победы».

Я до сих пор не могу понять, как лес относится к победе и чем он отличается от обычного?

Впрочем, вернёмся к холиварам. Трёхлетние дети в военной форме выглядят смешно. Мальчик лет восьми с генеральскими или полковничьими погонами тоже странно смотрится. Проблема тут не в форме или пистолете и даже не в НКВД.

Проблема в том, что военная форма требует от человека определённых действий и поведения. Как и любая спецодежда. В смокинге не копают картошку. В спортивном костюме не ходят в театр. В парадной военной форме не писаются и не жуют соску.

Мальчишки и мужчины, играющие в пейнтбол, могут надеть на себя комплект цвета хаки. Реконструкторы во время турнира уместно смотрятся в рыцарских доспехах. Малыши из детского сада редко умеют красиво носить форму. Она висит на них мешком.

Бред Питт в шлеме и с мечом может играть Ахилла, но если Питт начнёт щеголять в таком костюме в повседневной жизни, поклонники могут решить, что у великолепного актёра что-то не в порядке с головой.

Все остальные страхи совершенно неуместны. В самой форме или оружии нет ничего плохого. Как и в постановках на тему войны.

Фото: svadbuzz.ru 

В школе, в театральном или музыкальном кружке дети могут изображать солдат и медсестёр. Это не проблема. Проблема ― хорошо отрепетировать свои действия на сцене. Гранату не кидают нежным и плавным броском руки, автоматчик при стрельбе или захвате врага в плен обычно не совершает неприличных движений своим орудием. Медсестра выносит с поля боя раненых, а не носится как угорелая по сцене в поисках выхода или зрителей. Военная форма или белый халат не прощают халтуры.

Недостаточно надеть на голову пилотку и взять в руки пистолет, чтобы хорошо спеть песни военных лет. Это не превратит Диму Билана в Марка Бернеса, а современного актёра сериалов, который войну видел только на картинке, во фронтовика Юрия Никулина.

Всё остальное ― не предмет для споров. Если ребёнок не любит играть в войну, его можно не фотографировать в военной форме и не заставлять учить стихи про пограничника. Он способен выучить четыре начальные строки из стихотворения Константина Симонова «Жди меня». Эти простые слова ― настоящий памятник подвигу наших прадедов. Чего не скажешь о плакатах с розовощекими карапузами и подписью «Спасибо деду за победу». Хотя бы потому, что дедушки этих мальчиков и девочек родились уже после той войны.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции