Михаил Моисеев: Пишите хоть о табуретках — лишь бы хорошо!

В сентябре 2012 года в Татьянинском храме МГУ сменился настоятель, а в феврале в «ТД» пришёл новый главный редактор, Михаил Моисеев. По его задумке, сайт должен был стать светским СМИ, пишущим о самых разных темах с христианской точки зрения. Тогда воплотить эту идею не удалось, но именно Михаил задал направление, в котором Taday.ru развивается до сих пор.

Юлиана Годик: Было интересно придумывать что-то с такими же чудиками

Ксения Лученко: Мы показали направление, но «православный "Коммерсантъ"» не сложился

Пелагея Тюренкова: У нас была чудесная девичья редакция

Михаил Моисеев, 2007 год 

Михаил Моисеев родился в 1970 году в Ставрополе. В 1988-1990 гг. служил в рядах Вооружённых сил. В 1990-1995 гг. учился в Московском государственном институте международных отношений (МГИМО). В 2000 г. окончил Ставропольскую духовную семинарию, в 2004 г. — Московскую духовную академию. Во время учёбы трудился заместителем главного редактора православного студенческого журнала МДАиС «Встреча». С 2005 г. по 2009 г. — заместитель руководителя Пресс-службы Московской Патриархии, главный редактор портала «Патриархия.ru». В 2009 г. вступил в Союз фотохудожников России. В 2010-2011 гг. работал координатором по связям со СМИ и общественными организациями Спасо-Преображенского Соловецкого мужского монастыря, в 2012-2014 г. был руководителем проектов конкурса «Православная инициатива». С февраля 2013 г. по лето 2014 г. — главный редактор «Татьянина дня». С апреля 2015 г. — шеф-редактор интернет-портала «Рублёв». Женат, отец двоих детей.

— Михаил, в феврале 2013 года «Татьянин день» почти полностью отошёл от церковной проблематики и стал писать о самых разных событиях и явлениях, освещая их с христианской точки зрения. Чем было продиктовано такое решение? Какие моменты при этом были для вас принципиальными?

— Это было желание отца Владимира Вигилянского, настоятеля Татьянинского храма (с сентября 2012 года — «ТД»). Он пригласил меня именно для этой цели: переделать «ТД», увести его из разряда «церковных СМИ». Я согласился, потому что считал, что у «корпоративных» православных СМИ в том смысле, какой мы привыкли вкладывать в это понятие, очень мало перспектив. Той же самой точки зрения я придерживаюсь и сейчас.

Принципиальной была вот эта главная идея: разворот в сторону «просто журналистики». Хотелось чего-то ещё, кроме узко церковной тематики. Хотелось интересных историй — обо всём, но изложенных в привычной и понятной верующему человеку системе координат. Хотелось простого русского языка, в котором слова «епархия», «архиерей» и даже «православие» пишутся со строчной буквы.

Taday.ru в сентябре 2015 года. Дизайн создан по задумке Михаила Моисеева 

Опыт показал, что разворот был сделан слишком крутой. Я убрал с сайта все «православно-ориентированные» баннеры, мы перестали публиковать протокольные репортажи-отчёты с мероприятий наших спонсоров. Потому что они никак не вписывались в новый формат издания — ни содержательно, ни стилистически. Вскоре эти шаги возымели эффект: спонсоры перестали выделять деньги на содержание редакции. Сейчас всё это выглядит смешно и глупо. Но тогда мне казалось, что я следую главному принципу нового «Татьянина дня».

— По вашей задумке был создан новый дизайн «ТД», который с небольшими изменениями действует с августа 2014 года до сих пор. Какие идеи были главными при его разработке?

— Простота и красота. «Татьянину дню» повезло: за разработку нового дизайна взялся Константин Ерёменко — прекрасный специалист, обладатель большого количества наград международных конкурсов. Мы несколько раз встретились, обсудили главное — концептуальную «нецерковность» будущего «ТД», и Константин приступил к работе. Как раз в это время он уезжал учиться в Швейцарию, и получилось, что разработку дизайна Костя заканчивал уже в Базеле.

Так что у «Татьянина дня» формально «импортный» дизайн.

— Нужен ли современному читателю, перегруженному агрессивной и тревожной новостной повесткой, спокойный рассказ о «разумном, добром, вечном» (например, путешествиях в поезде, жизни парижан, китах, бобрах и хомяках)? Позитивные материалы ещё кем-то воспринимаются?

— Да хоть о табуретках. Лишь бы было хорошо написано. Конечно, всего этого катастрофически не хватает: не хватает ни хороших рассказов, ни спокойного тона. Хотя я не стану говорить за всех читателей. Могу поделиться лишь собственной жаждой: мне лично не хватает интересных историй, рассказанных хорошим русским языком. Желательно — качественно свёрстанных, с хорошими фотографиями. В идеале — рассказанных человеком, хорошо знающим предмет, о котором идёт речь в статье.

Михаил Моисеев, 2010 год 

О тоне публикаций в нынешних СМИ нужно говорить отдельно. От него в большинстве случаев надолго теряешь душевное равновесие. И православные издания тут, к сожалению, не исключение.

— Насколько, на ваш взгляд, в России сегодня востребована христианская журналистика (в смысле не тематики, а мировоззрения)? Есть ли на неё запрос, и почему почти не существует светских изданий с подобной программой?

— Не берусь судить в масштабах России — не владею темой. Словосочетание «христианская журналистика» вызывает у меня настороженность, потому что до сих пор мы не можем ответить самим себе на вопрос — что это такое. А в попытках сформулировать этот ответ прошли уже десятка два лет. Значит, что-то не то происходит. Или, может, наоборот, ничего не происходит. Не рискну делать выводы: я почти не читаю «православные СМИ».

Но, не читая внимательно церковные или околоцерковные сайты, я «по долгу службы» просматриваю большое число таких изданий в поисках интересных сюжетов. Я внимательно смотрю англоязычные христианские сайты. И могу сказать, что по-настоящему интересного мало вообще — что у нас, что за рубежом. У нас процент интересного заметно ниже.

Может быть, поэтому и нет у нас светских СМИ с христианской программой: чтобы такое издание существовало, оно должно уметь писать обо всем, оставаясь в заданной системе христианских координат. Это сложно. Мало кто так умеет. Таких изданий и в мире-то совсем немного.

Михаил Моисеев. Фото Ивана Харламова

А ещё порой мне кажется, что в христианскую программу нет желающих вкладывать деньги. Или, точнее, так: желающие ещё остаются, но каждый из них понимает эту христианскую программу по-своему. «В товарищах согласья нет».

— Чем в этом плане интересен сайт Rublev.com, где вы работаете сейчас?

— О том, чем интересен наш сайт, надо спрашивать наших читателей. У нас небольшая аудитория, но она есть, и, значит, люди нашли на «Рублёве» что-то, что им понравилось.

Мы попытались воплотить принцип, который многие считают верхом наивности и даже непрофессионализма в журналистике — «за всё хорошее, против всего плохого». Мы сознательно отказались от погони за актуальностью, за проблемными темами. У нас нет острых, конфликтных статей. Мы не хотим заваливать читателей огромным количеством информации — наоборот, на сайте изначально установился очень размеренный темп публикаций. Вместо этого мы стараемся выбирать для наших заметок по возможности разнообразные сюжеты. О них мы пишем с большим количеством подробностей и в спокойном тоне, без эмоциональных и оценочных прилагательных вроде «загнивающий», «еретический», «богопротивный» и т.д.

Rublev.com в мае 2017 года 

Кому-то такая манера покажется совершенно неприемлемой, кому-то это нравится.

— Есть ли идеи, которые вы принесли из «ТД» и реализовали на «Рублёве»?

— Вот этот принцип — «за всё хорошее» — и есть то, что не удалось реализовать в ТД и что более-менее получилось сделать на Rublev.com.

— В последнее годы говорят о концепции small media — небольших изданий, занимающих чёткую нишу и не пытающихся угнаться за «большими» СМИ. В чём, по вашему мнению, преимущество small media перед медиагигантами?

— Вопрос не по адресу. На этот вопрос может ответить лишь человек, который хорошо знаком с индустрией в целом и знает, как работают медиагиганты, а как — small media. Моего опыта недостаточно.

Беседовал Даниил Сидоров, фото из архива Михаила Моисеева

Как «Татьянин день» развивается сегодня, читайте каждый день ;)