Скончался писатель Даниил Гранин

Его романы «Искатели», «Иду на грозу», «Зубр», эссе «Эта странная жизнь» и «Страх», повести «Прекрасная Ута», «Сад камней», «Месяц вверх ногами», «Дождь в чужом городе» — настольные книги нескольких читающих поколений.
Фото: ТАСС 

Автор «Зубра», «Искателей», «Иду на грозу», а также соавтор документальной хроники «Блокадная книга» Даниил Гранин скончался в Санкт-Петербурге на 99-м году жизни 4 июля около 22 часов, сообщает «Интерфакс». 

Последние несколько дней Гранин находился в реанимационном отделении одного из городских стационаров. Незадолго до кончины он был подключен к аппарату искусственной вентиляции лёгких. 

Информации о дате прощания и похоронах пока нет. 

Незадолго до смерти Гранина принимал в Стрельне Владимир Путин — в июне 2017 года писателю вручили Госпремию с формулировкой «За выдающуюся гуманитарную деятельность». «Формулировка эта одновременно очень точна и не совсем верна — Гранин был прекрасным писателем, но при этом понимал свой труд не как производство образцов чистого искусства, а как служение — в первую очередь, обществу», — отмечает Газета.ru. 

Биография Даниила Гранина 

Он родился почти сто лет назад — в 1919-м, но где именно — данные его биографии расходятся, то ли под Курском, то ли под Саратовом. Учился в Ленинграде, потом работал на Кировском заводе, а с началом Великой Отечественной ушел на фронт — с этим фактом не спорит ни одна из версий — и прослужил в армии до победы. 

После демобилизации вернулся в Ленинград, снова начал работать инженером, но уже в конце 40-х принес в журнал «Звезда» свой дебютный рассказ, который завотделом прозы и однофамилец Юрий Герман (настоящая фамилия Гранина — Герман) принял в печать.

 
Писатель Даниил Гранин около своего загородного дома в Комарово под Санкт-Петербургом, 2002 год. Фото: ТАСС 

Гранин стал признанным классиком ещё при жизни. Таковым его сделал кажущийся сейчас странным и архивным жанр производственного романа. Предметом его специального интереса были учёные — так, его дебют в большой форме «Искатели» стал историей борьбы подвижника технологии с левиафаном косного государства. 

Последовавший за ним «Иду на грозу» из истории охотников за молниями вырастал в конфликт принципиального человека и приспособленца. Наделавший много шума в перестройку «Зубр» так и вовсе был художественно-документальным романом о генетике Тимофееве-Ресовском — а точнее, о тех репрессиях, которые довелось пережить этой науке прежде, чем быть признанной таковой. 

Вообще, жанр «докуфикшн» — который тогда ещё так не назывался — был в советской литературе если не открыт, то развит как раз Граниным, написавшим несколько биографий людей. 

Однако едва ли не главной темой для Гранина стала война. А главной книгой — «Блокадная книга», написанная в соавторстве с другим великим летописцем войны, Алесем Адамовичем. Хроника того, как для одних ленинградцев это испытание стало невероятной и невыносимой школой стойкости духа, а для других — дорогой к расчеловечиванию. Для писателя-фронтовика эта тема была особенной — его часть последней зашла в зону блокады, после чего фашисты заблокировали город.

 
1987 г. Фото: РИА Новости  

Тему войны Гранин не оставлял до самого последнего времени — за ставший последним роман «Мой лейтенант», который писатель посвятил однополчанам, он получил премию «Большая книга». 

Вообще, писателя награждали часто и заслуженно: получал и звезду Героя Социалистического Труда, и Госпремию СССР, и Госпремию РФ — дважды. 

Почти все романы Гранина были в итоге экранизированы, причём фильмы по первым трём его произведениям большой формы выходили практически моментально (по кинематографическим меркам). Картина по «Искателям» — в 1956-м, по роману «После свадьбы» — в 1962-м, а «После грозы» перенесли на экран в 1965-м. 

Даже по «Блокадной книге» Александр Сокуров в 2009 году, когда давно ушли в прошлое все запреты ленинградского партийного руководства, снял документальный фильм — в нём несколько десятков жителей Петербурга (среди них, к примеру, Олег Басилашвили) читают отрывки из произведения, посвящённого страшному периоду в жизни города. 

Для петербуржцев Гранин оставался носителем духа города — того духа, который помог выстоять при фашистах, и того, который ожил совсем недавно и вылился в марафон взаимопомощи, когда из-за терактов в Петербурге случился транспортный коллапс. И нравственным камертоном: «К сожалению, сейчас только одна идея — обогащайтесь кто как может. Вот какая у нашего общества идея. А моя личная идея — сохранить порядочность, честность, интеллигентность. Такие вот простые вещи…» — говорил Гранин в одном из интервью.