Студенты и выпускники-теологи рассказали о перспективах после учёбы

Чем теологи занимаются и будут ли они востребованы на рынке труда, где чуть ли не каждый второй — «экономист» или «юрист». О том, берут ли взятки на кафедрах теологии и какие перспективы открываются после учёбы рассказали сами студенты и выпускники-теологи.
Фото: Orthedu.ru 

Минобрнауки РФ выступает за увеличение числа теологов в стране. Министр образования Ольга Васильева обещала выделить на это направление в следующем учебном году 632 места. Этот показатель вдвое превышает нынешний: в 2016/17учебном году на теологию выделили 279 мест в бакалавриате, 180 в магистратуре, 16 в аспирантуре.

Это отнюдь не новое для России явление. Первая кафедра теологии в светском вузе появилась ещё в 1994 году — в Омском государственном университете. С 1992 года эту специальность активно продвигает Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет. Всего в России на данный момент действует 45 кафедр теологии.

Но, когда речь заходит о расширении обучения теологии, возникают вполне логичные вопросы: чем теологи занимаются и будут ли они востребованы на рынке труда, где чуть ли не каждый второй — «экономист» или «юрист». О том, берут ли взятки на кафедрах теологии и какие перспективы открываются после учёбы РИА Новости рассказали сами студенты и выпускники-теологи. 

Екатерина Кузнецова
студентка 1 курса кафедры теологии Российского государственного социального университета (РГСУ)

— Лично у меня сомнений насчёт места поступления не было, ведь из остальных вариантов, этот, на мой взгляд — самый необычный и оригинальный. Родители к моему выбору отнеслись положительно, они не до конца понимали, в чем смысл данной профессии. Хотя родственники, напротив, настроились негативно. Они считают эту профессию неперспективной. 

У меня сомнений насчёт перспективности профессии теолога нет. Я считаю, всё как раз наоборот. Русская православная церковь отделена от государства, но её влияние всегда было велико. Я полагаю, она самый денежный и влиятельный социальный институт.

 
Фото: Bobreparhiya.by  

Конкретно в моём вузе особо не напрягают в плане учёбы. А вот, например, в духовных семинариях спрашивают строже, да и предметов там больше.

Идеальный вариант после вручения диплома — это получить работу в Русской православной церкви. Если не получится, то преподавать в воскресных школах, школах с религиозным уклоном или просто в школе, где есть такой предмет.

Взятки на кафедре теологии не берут и не предлагают. Да это и ни к чему. Сдать предметы не составляет большого труда даже для тех, кто не разбирается.

Студенты других факультетов, как мне кажется, нас даже немного побаиваются. А смеётся только тот, кто не видит и не признаёт другие профессии, кроме своей. 

Артём Малышев
окончил богословский факультет ПСТГУ в 2017 году

— В материальном плане быть теологом сейчас вряд ли перспективно. Возможно, это было перспективно предыдущие времена. Я даже слышал такую фразу: «Хотите заниматься теологией, про деньги забудьте».

 
Фото: Pstbi.ru  

После того, как я побывал на дне открытых дверей, я решил поступать именно на богословский факультет. Его тогда, в 2010 году, репрезентировал предполагаемым абитуриентам протоиерей Николай Емельянов. Родители отнеслись к моему решению поступать в ПСТГУ очень благосклонно. Сомнений при поступлении у меня не было, также не было сомнений во время учёбы.

С каждым годом «вертоград духовной учености» — наш богословский факультет — раскрывался и открывался для меня в ещё более насыщенных красках. Учиться у нас тяжело так же, как и в любом приличном вузе, где учиться необходимо. Знания пригодились пока для собственного саморазвития, в дальнейшем надеюсь послужить Богу и Церкви занятиями научным богословием. 

Маргарита Никифорова
выпускница направления «теология» Пятигорского государственного лингвистического университета (ПГЛУ) 2014 года

— На выбор моего места учёбы, в принципе, ничто не повлияло, потому что я изначально хотела поступать в ПГЛУ. И когда в брошюрке, которую давали всем поступающим, я увидела теологию, то решила, что подам документы именно на это направление. Почему-то я внутренне почувствовала, что пройду туда. Как следствие — меня взяли на бюджет.

Мои родители были не очень рады тому, что я поступила в ПГЛУ. Вся моя семья — атеисты, поэтому они не понимали, для чего вообще нужна эта специальность. Со временем все привыкли и некоторые члены семьи даже пришли к Богу. Честно говоря, всё дело не в моей специальности. Конечно, мы вели беседы с папой и мамой, они очень образованные люди и у них своя точка зрения на этот счёт.

 
Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет. Фото: Ortho-socio.ru  

Когда я поступала на кафедру православной теологии, то не знала о религии, о Боге, абсолютно ничего. Я помню, во время первого занятия Сергей Иванович Дараев — очень умный человек — начал задавать нам вопросы на тему религии. И я тогда ему сказала: «Сергей Иванович, простите меня, мне так стыдно перед вами и моими одногруппниками, но я ничего об этом не знаю». В процессе учёбы какие-то вещи я стала для себя открывать. Я начала очень много читать на тему религии, стала ходить в церковь, причащаться. Я пришла к Богу, и очень благодарна всем своим преподавателям за то, что они открыли для меня новый мир, изменили мое мировоззрение.

В моей учёбе был такой момент, когда я пропустила несколько пар по богословию у отца Дмитрия Моничева (нашего преподавателя). С середины семестра я перестала ходить на них. В конце семестра он говорит: «У тебя так много пропусков, что мне делать с тобой?» Я отвечаю, что не знаю. Отец Дмитрий неожиданно добавляет: «Ладно, я поставлю тебе «пять». — «За что? Я же лентяйка! Поставьте мне хотя бы «четыре», чтобы стипендия была», — умоляю я. А он говорит: «Нет, я поставлю «пять», чтобы тебе было стыдно». Мне очень стало стыдно перед ним, потому что он священнослужитель и преподавал очень серьёзный предмет. Меня так мучила совесть, что я больше ни одной пары у него не пропустила, да и вообще старалась не пропускать занятия. Он мне преподал урок, который я буду помнить всю жизнь.

Взятки, по крайней мере, у нас, никто не требовал и не давал. Все шли друг другу навстречу. Любой вопрос можно решить — главное, учи и приходи сдавать. За четыре года учебы я ни одной взятки не дала, честное слово! Вообще, в случае теологии, как мне кажется, это что-то неприменимое.

Учиться в какие-то моменты было весело, а в какие-то тяжело. Где-то были слёзы, где-то радость, все как у всех студентов. Мы вели насыщенную студенческую жизнь. Например, ездили в Москву на молитвенные стояния, ходили на различные экскурсии, ездили на природу. Отделение теологии очень дружное, несмотря на то, что там есть направления «исламская теология» и «православная теология». Все студенты между собой очень дружны. Студенты других факультетов по-разному к нам относились, но нас их мнение не особо интересовало. Кто-то называл нас «набожниками», кому-то, наоборот, было интересно, кто-то приходил к нам на Пасху — мы её каждый год отмечали на факультете, как и Курбан-Байрам.

Фото: Taday.ru 

После университета я, к сожалению, не смогла связать себя со своей специальностью и ушла работать в сферу туризма. Сейчас у меня свое туристическое агентство. Но я по-прежнему люблю вести беседы на религиозные темы, общаюсь со студентами и выпускниками кафедры. Мы друг друга поддерживаем, называясь «духовными братьями и сестрами».

Тот опыт, те знания, которые я получила здесь, как мне кажется, пригодятся во всём и всегда. С этими знаниями мне очень легко живётся, я могу давать людям советы, когда они просят. Я могу строить семью, основываясь на православных канонах. Я считаю, что специальность очень многопрофильная — она охватывает не только богословие. Мы очень много изучали историю, иврит, древнегреческий и старославянский языки. Это всё очень интересно, и все сильно запомнилось. Если вернуть время назад, то я бы, несомненно, ещё раз выбрала теологию. 

Священник Иоанн Игнатов
окончил кафедру теологии Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина в 2009 году

— Выбрал это направление, потому что оно изучает богословие и даёт возможность закончить престижный государственный вуз. Учиться было интересно. Но вряд ли трудно, так как уже со школьной скамьи желал посвятить своё служение Богу.

Я шёл поступать, заранее надеясь, что Господь призовёт меня совершать своё служение у Престола. Сейчас я настоятель двух храмов, руководитель епархиального отдела и комиссии и директор школы. Так что, светско-богословское образование мне очень пригодилось.

Что касается отношения остальной преподавательско-студенческой корпорации — было полное взаимопонимание и уважение. Если мы встречали скепсис со стороны опытных преподавателей или студентов, то после общения с нами он уходил. К слову, нашу группу выбрали лучшим выпуском вуза того года. Так что я думаю, это вопрос социализации, а не направления.