Реновация: моя любовь на двадцать пятом этаже

Недавно в Москве подвели итоги голосования по программе реновации. Подавляющее большинство голосовавших ее поддержало: за снос пятиэтажек высказались жители 4161 дома, против ― всего пятисот. Аварийных зданий в списке не было, так что можно утверждать: москвичи выбрали снос не из-за деревянных перекрытий или сгнивших труб. Наш постоянный автор Ольга Менчукова размышляет о причинах народной любви к многоэтажкам и собственной ― к малоэтажным районам.
 
Фото: Gruppawlc.ru  

Бóльшую часть своей жизни я прожила в хрущёвке ― с маленькой кухней и узким темным коридором. Зато под окнами рос сад, который сажал еще мой прадедушка, и я помню, как каждую весну прабабушка сторожила цветущую сирень от желающих обломать ее ветки. Наш дом не казался мне ветхим (может быть, из-за того, что я не особенно интересовалась ремонтными вопросами) или уродливым (возможно, потому, что перед ним росло много деревьев). Но когда в 2010 году его сломали, я не жалела: с детства свыклась с мыслью, что это случится.

Мы переехали в новостройку неподалеку от прежнего жилья, и опять не могу сказать, что жалела о старой квартире. Все-таки здорово, когда можно разойтись на кухне, поставить стиральную машину в ванной, устроить гардеробную в одной из двух кладовок, купить велосипед и хранить его на балконе. Все бы прекрасно… Только вот двор ― довольно просторный ― превратился в одну сплошную парковку, и если бы мое детство прошло здесь, то не обрывала бы я с другом «кашицы», не лазила бы по деревьям и не каталась бы рядом с домом на «Дружке». Подземная парковка есть, но она платная, большинство предпочитает экономить, и думаю, так будет везде. Вокруг ― дома-«муравейники» и асфальт, асфальт, асфальт. Вид из окон у большинства ― на другие дома и парковку (хотя нам повезло с расположением квартиры, и мы каждый день любовались закатами). Да и «готовый» ремонт оказался так себе: например, у большинства новосёлов в первый год посыпалась плитка в ванной (а ремонт в санузле, как известно, не дёшев, и я не знаю, как решали эту проблему бабушки-пенсионерки).

Но в целом я не ностальгировала по старой квартире. Пока не переехала жить к супругу ― и не оказалась снова в малоэтажном районе, в старой девятиэтажке. Снова маленькая кухня и узкий коридор. Зато на работу я иду по скверику, над которым склоняются с обеих сторон деревья. Внезапно это оказалось для меня важно. А в квартире мы сделали ремонт, тщательно спланировав пространство. Как оказалось, даже пятиметровую кухню можно сделать функциональной и визуально просторной и даже в маленьком коридоре ― найти место под хранение велосипедов. Гораздо сложнее было бы очистить двор от парковки и разбить на ее месте скверик.

 
Фото: Estate24.moscow 

Поэтому когда я смотрю на карту Москвы с результатами голосования жильцов, недоумеваю. Возможно, люди поверили картинкам с красивыми дворами без машин и обещаниям сделать ремонт «комфорт-класса». Может быть, кому-то действительно тесно. Возможно, не хватает лифта. Но лифт можно пристроить к существующему зданию — так делали в СССР и делают в Европе; инвалиды и мамы с колясками могут бесплатно заказать пандус, а пять этажей проходить полезно даже пенсионерам, тем более, если у них проблемы с ногами. Что еще? Уродство домов? Это решается облицовкой фасадов плитами (так, например, сделали в центре Казани) или реконструкцией, в том числе по европейскому образцу. Дорого, но отчисляем же мы баснословные деньги за капремонт, да и «навести марафет» многоэтажкам будет когда-нибудь значительно сложнее. Старые коммуникации? Тоже во многих случаях решается капремонтом. Или жить в малоэтажном районе ― «несовременно»? Но именно так часто выглядят жилые кварталы Нью-Йорка и многих европейских городов.

Словом, мне сложно понять, почему реновация имеет такой оглушительный успех, особенно когда «за» голосуют жители домов, имеющих под боком и парк, и метро: едва ли они могут рассчитывать, что получат новое жилье в столь же удачном месте. Видимо, дело в русской пословице «Мой дом ― моя крепость», и для большинства сограждан просторная кухня важнее, чем уютная городская среда. Хотя мне и непонятно, это их право и выбор.

Однако у реновации есть другой аспект, касающийся всех москвичей, и он очень мало обсуждается. Это нагрузка на инфраструктуру, которая, конечно, вырастет: некоторые эксперты прогнозируют увеличение населения Москвы на 5 млн человек (в дополнение к 12-ти, официально живущим в столице сейчас). Приходилось ли вам проводить два часа в пробке? С разгона «трамбоваться» в вагон метро? Ругаться, что у врачей в городской поликлинике всего 10 минут на прием пациента, а педагоги не применяют к школьникам «индивидуальный подход»? Тогда реновация ― это о вас.

 
Фото: Vistanews.ru 

Ведь если проанализировать городские реформы последних лет, станет понятно, что проблемы жизни в столице ― не результат бездействия властей. Просто мы ― в самом крупном городе Европы, который продолжает расти. В какой-то момент станет негде строить новые дороги и развязки, не получится запускать больше составов в метро, да и время приема у врачей не сократишь до 3 минут. Что будет, если «Нерезиновая» в конце концов лопнет?

С теми, кто заработает на продаже столичной недвижимости, все более-менее понятно: они улетят в свои домики встречать старость у моря. А остальные москвичи, видимо, будут проводить все больше времени не во дворах, а на просторных кухнях, а по выходным ― все дольше стоять в пробках по пути на дачу, чтобы отдохнуть там от городской суеты.

Потому не спрашивайте, кого коснется реновация: она коснется каждого из нас.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции