«Люмьеры!»: всё новое — хорошо забытое старое

10 августа в российский прокат выйдет документальный фильм Тьерри Фремо «Люмьеры!», мировая премьера которого состоялась в сентябре 2016 года на Международном кинофестивале в Торонто. Картина вызвала множество положительных отзывов: «Всемирное сокровище!» — восклицает режиссер Мартин Скорсезе. Что в этом фильме поразило специалистов, разбирается «Татьянин день».
 
Фото: Independent.co.uk 

Кто изобрёл кино?

Этот вопрос остаётся открытым до сих пор. Некоторые приписывают славу «кинооткрывателя» Томасу Эдисону, который в 1888 году создал кинетоскоп — оптический прибор для показа движущихся картинок. Однако главный недостаток изобретения Эдисона состоял в том, что смотреть на картинки мог только один человек через специальный окуляр. Таким образом, Эдисон придумал «индивидуальный кинотеатр».

Противники «эдисоновской» теории утверждают, что изобретателями кино были братья Огюст и Луи Люмьеры. На основе изобретения Эдисона они вместе с инженером Жюлем Карпантье создали прибор, позволявший показывать фильмы одновременно большому количеству людей — синематограф. Первый публичный показ фильма, за который зрители платили определенную сумму, состоялся 28 декабря 1895 года в Grand Café на бульваре Капуцинок в Париже.

 

Что можно показать за 50 секунд?

Картины Люмьеров длились не более пятидесяти секунд. Традиционно первым фильмом принято считать «Выход рабочих с фабрики Люмьер» (существует в трех версиях, включенных Тьерри Фремо в ленту «Люмьеры!»), но настоящий фурор вызвала другая картина — «Прибытие поезда на вокзал Ла-Сьота». Вопреки распространённому убеждению, этот фильм не входил в программу первого киносеанса, но современники живо запомнили панику, возникавшую в зале при виде надвигающегося состава. Вскоре братья начали путешествовать по миру, представляя аудитории своё детище, зарабатывая деньги и параллельно снимая новые пятидесятисекундки, рассказывающие о жизни в разных странах.

Как можно за 50 секунд показать жизнь и специфику целой страны? Сегодня режиссеру потребуется большой актерский состав и бюджет, профессиональные костюмеры, гримеры, сценаристы, монтажеры, каскадеры и, как минимум полтора часа на выходе. Однако в конце XIX века приходилось довольствоваться пятьюдесятью секундами. Операторы, работавшие на Люмьеров, должны были всего лишь оказаться с камерой в нужном месте и в нужное время — этот принцип реализован во всех 1800 лентах, снятых братьями за три года.

Что и как снимали Люмьеры?

Осознав всю мощь своего изобретения, Люмьеры начали снимать всё подряд. Первые документалки, семейные архивные съёмки, драмы — всё это открыли Люмьеры. Превращением кино из модного развлечения в искусство мы обязаны комедии «Политый поливальщик», где впервые на экране было продемонстрировано повествование с чётким сюжетом — завязкой, развитием действия, кульминацией и развязкой. Более того, основные технические приемы придуманы тоже ими: съемка с воздуха, первые панорамные кадры (еще до изобретения специальных рельсов, по которым могла двигаться камера) и крупные планы. Площадкой для съемки могла служить как проезжая или пешеходная часть улицы, так и корзина воздушного шара или гондола.

Кадр из ленты «Политый поливальщик» 

«Люмьеры!»

Фильмы Люмьеров долгое время находились в забытьи — все знали только о том, что братья изобрели кино. Тьерри Фремо провёл обширную работу по восстановлению и реставрации 108 фильмов, хранящихся во Французской синематеке с 1946 года.

Особую ценность представляет закадровый комментарий автора, наполненный юмором и искренним восторгом истинного киномана. Фремо открывает для зрителя мир первых кинолент, запечатлевших уникальные образы мира (в том числе России) и Франции начала века.

Первые фильмы Люмьеров — трогательные и смешные,как первые шаги десятимесячного малыша, еще не понимающего и не осознающего себя. Но мы знаем, что этого ребёнка ждала великая судьба.

Сегодня ленты Люмьеров можно вновь увидеть в кинотеатрах. Тем и ценен фильм Тьерри Фремо: он заставляет зрителя взглянуть на историю зарождения мирового кинематографа, понять истоки многих жанров и заново осознать, что всё новое — это хорошо забытое старое.