Перевод с ангольского и другие легенды МГУ

«Татьянин день» не раз публиковал байки факультета журналистики МГУ. Сегодня мы предлагаем вам истории с других факультетов и из знаменитого университетского общежития ― Дома аспиранта и студента (ДАСа).

Сталин и мстительный профессор

Говорят, в конце 40-х годов Московский университет посетил Иосиф Сталин. Проходя по коридорам, он услышал из-за приоткрытой двери рассуждения профессора, читавшего лекцию студентам. Тот, не боясь последствий, резко порицал вождя и ставил под сомнение его власть, называя «полоумным дураком» и «коротышкой».

Есть много версий, как поступил Сталин. Некоторые говорят, что он просто ушел, не удостоив вниманием дерзкие речи. Другие возражают, что этого не могло быть: Сталин не стал бы терпеть такое в свой адрес. Версия, которую поведали нам, гласит, что на следующий день профессора не стало, дверь в его кабинет была опечатана, а порог ― запачкан строительными материалами. Зато в соседней аудитории стали слышать странные звуки, а некоторые различали голос: «Я отомщу тебе, Коба». До сих пор отдельные студенты утверждают, что в одном из кабинетов раздаётся вой и шёпот: «Я отомстил».

Полёт зека

Известно, что при строительстве Главного здания МГУ использовали труд заключенных. Некоторые из них пытались сбежать, что породило легенду о необычном полёте.

Шел 1953-й год, среди зеков был блестящий ученый-инженер, работавший до этого в конструкторском бюро. Он все время думал о побеге и в конце концов разработал фантастический план: построить из подручных материалов летательный аппарат и улететь прямо из строящегося Главного здания.

 

В итоге он собрал свой дельтаплан из заготовленных деталей под носом у охраны, подошёл к окну и, выбрав подходящий момент, спрыгнул. Нашему герою удалось улететь живым и невредимым; он пересёк Москву-реку и летел над Лужниками, но в самый последний момент ветер подул не с той стороны, дельтаплан резко прибило к земле, и беглец сломал ногу. Передвигаться быстро он уже не мог, его поймали и в итоге расстреляли.

Легенды о Главном здании

С Главным зданием МГУ связан целый ворох легенд. Говорят, перед залом заседаний Учёного совета на девятом этаже размещены четыре колонны из цельной яшмы, якобы уцелевшие при сносе Храма Христа Спасителя. Но это романтический миф: в разрушенном храме яшмовых колонн не было.

Иногда упоминается слух, что при отделке интерьеров здания использовались материалы из Рейхстага, например, редкий розовый мрамор. В действительности в ГЗ встречается либо белый, либо красный мрамор. Однако корпус химического факультета на самом деле оснащен трофейными немецкими вытяжными шкафами.

 

Помимо того, что ГЗ на 37 этажей и на 200 с лишним метров возносится над поверхностью, оно якобы настолько же уходит вниз под землю. Говорят, под землей располагаются огромные лаборатории, большей частью секретные, но и не очень ― например, лаборатория гляциологии.

Во всяком случае, в 1990-е вход в подземелье охранялся не особенно хорошо, поэтому многие захаживали туда из любопытства. По легенде, для этого надо было, войдя со стороны Дома культуры, сразу повернуть налево, спуститься вниз по лестнице, и, прикинувшись веником, проскочить мимо охраны.

Рассказывают, что огромные бомбоубежища ГЗ соединяются с убежищами других корпусов, а по подземным путям можно дойти до Мичуринского проспекта, площади Индиры Ганди и даже попасть в секретное «Метро-2».

Легенда о чудесном спасении

Этот случай якобы произошел в общежитии Дома аспиранта и студента МГУ в 1980-е. Компания студентов-почвоведов сидела в комнате на 9 этаже и распивала спиртные напитки, несмотря на строгий запрет. Дело было зимой, один из ребят сидел на подоконнике и курил. Вдруг он увлекся чем-то за окном, посмотрел вниз, потянулся, перевесился и... опрокинулся вниз.

Все были в шоке. Люди по очереди подходили к окну, смотрели вниз, крутили пальцем у виска и садились. Тела под окном не было.

Прошло десять минут, и непутевый студент забежал в комнату, извинился, что его не было, налил себе стакан водки и выпил, сказав, что ему полагается штрафная.

На утро он ничего толком не помнил. Вроде бы немного вывихнул ногу, но в целом отделался легким испугом. По всей видимости, ему посчастливилось попасть в большой сугроб.

Перевод с ангольского

Эту байку нам рассказали студенты Института стран Азии и Африки (ИСАА). В советские времена иногда организовывались закрытые просмотры зарубежных художественных фильмов для ограниченного круга лиц. Перевести и дублировать фильм ― огромная работа, поэтому обычно на такие показы приглашали переводчиков-синхронистов.

Однажды в директорат ИСАА позвонили организаторы просмотра из ЦК КПСС и сказали, чтобы им в срочном порядке присылали переводчика с ангольского языка. В ИСАА несколько раз переспросили, с какого именно языка (никакого «ангольского» не существует в природе), и им подтвердили, что именно с ангольского. А вдобавок заметили, что уж в ИСАА такой переводчик наверняка должен быть.

Делать нечего ― надо было выкручиваться. В директорате резонно рассудили, что раз в Анголе государственный язык ― португальский, то фильмы, скорее всего, снимают тоже на португальском. Переводчики с этого языка в ИСАА были, но, как назло, все они были заняты.

Тогда вспомнили, что есть прекрасный переводчик с испанского. А раз испанский и португальский очень похожи, рассудили бюрократы из ИСАА, как-нибудь он там выкрутится, тем более, человек он находчивый и бывалый. Этот переводчик всячески отнекивался, но ему велели работать в приказном порядке.

Пришел он переводить на киносеанс, посадили его в специальную кабинку, начинается фильм...Широкая бескрайняя степь, играет азиатская музыка, по экрану идут титры кириллицей на каком-то загадочном языке, но явно не португальском, а по степи скачут на лошадях вооруженные саблями, луками и примитивными ружьями кочевники.

Тут у переводчика с испанского так и похолодело внутри: перевод требовался не с «ангольского», а с монгольского языка, в котором он ни слова не понимает. Наш герой лихорадочно думал, как ему поступить. На его счастье, действие в этом фильме разворачивалось очень медленно: всадники скакали минут пятнадцать, не говоря ни слова. Видимо, съемочная группа решила всех поразить красотой бескрайней монгольской степи.

Переводчик взял себя в руки и решил, что надо импровизировать и переводить «по смыслу» того, что происходит на экране. Тут навстречу группе монгольских всадников подъехал одинокий наездник, остановился, и они о чем-то заговорили. Сообразительный переводчик, немало не смущаясь, стал «переводить» их диалог:

― Здорово!
― Здорово!
― Как дела?
― Нормально, спасибо!
― Как сам? Как здоровье?
― Хорошо, спасибо! Очень хорошо! А вы как?
― Спасибо, очень хорошо! Как жена?
― Спасибо, очень хорошо! У жены все нормально! А у вашей жены как дела?
― Спасибо, очень хорошо!
― А как ваш сын?
― Спасибо, очень хорошо! У сына все нормально. А у ваших как дела?
― Спасибо, нормально! У жены все хорошо! У дочери хорошо! А как ваша дочь?
― Спасибо, очень хорошо! У дочери все хорошо!
― Как лошади?
― Хорошо, спасибо! Лошади в этом году принесли хороший приплод!
― Как коровы?
― Хорошо, спасибо! У коров в этом году тоже хороший приплод!
― Как овцы?
― Хорошо, спасибо! Овцы...

Высокопоставленная публика в зале уже заскучала от такого развития сюжета, но тут вдруг один из монголов выхватывает саблю и отрубает голову собеседнику. Партийные бонзы недоуменно зашевелились и начали подозревать неладное. Но переводчик не растерялся и хорошо поставленным голосом, словно подражая Юрию Левитану, произнёс:

«Так начиналась коллективизация в Монголии!»

Такой неожиданный оборот дела заинтриговал членов ЦК КПСС, и они с нескрываемым интересом продолжили просмотр киношедевра из дружественной социалистической страны.

Истории собирала Полина Кудрявцева