В России выдана первая лицензия на космический туризм

Космическому туристу предложат полёт длительностью 15 минут в составе группы из шести человек, в котором каждый сможет находиться в состоянии невесомости в течение 5-6 минут, свободно перемещаясь внутри кабины, имея возможность посмотреть на Землю из космоса в персональный иллюминатор.
Фото : Роскосмос/Сергей Волков 

Компания ООО «КосмоКурс», занимающаяся созданием многоразового суборбитального космического комплекса (МСКК) для туристических полётов в космос, получила лицензию Роскосмоса, сообщается на сайте компании. 

«Лицензия на осуществление космической деятельности в Российской Федерации была выдана Госкорпорацией "Роскосмос" и позволяет ООО "КосмоКурс" заниматься созданием МСКК. Деятельность компании направлена на формирование компетенций в области создания конкурентоспособной ракетно-космической техники и на завоевание сегмента рынка суборбитального туризма», — говорится в сообщении.

В компании отметили, что для работы над проектом готовы к сотрудничеству с партнёрами, компетентными в области создания ракетно-космической техники. 

Компания планирует предлагать туристам экскурсию на высоту орбиты Гагарина по незамкнутой траектории. Разрешение на участие в экскурсии претендент получит после проведения трёхдневной подготовки и медицинского освидетельствования. Цена билета составит 200-250 тысяч долларов, первый полёт запланирован на 2021 год. 

«Космическому туристу будет предложен полёт длительностью 15 минут в составе группы из шести человек, в котором каждый сможет находиться в состоянии невесомости в течение 5-6 минут, свободно перемещаясь внутри кабины объёмом 30 м в кубе, имея возможность посмотреть на Землю из космоса в персональный иллюминатор», — рассказали в компании. 

Представители госкорпораций, Госдумы и правительства РФ неоднократно заявляли о необходимости развития и поддержки космического туризма в России. Так, например, Роскосмос планирует в 2019 году отправить на Международную космическую станцию (МКС) космического туриста из Азии. Также в Российской Ракетно-космической корпорации «Энергия» (РКК) сообщали о планах отправлять туристов к Луне. В частности, сообщалось о проекте по модернизации космического корабля «Союз», который изначально создавался с учетом перспектив организации лунной экспедиции и мог бы осуществить короткий полёт к Луне, позволяющий облететь спутник Земли. Кроме того, РКК «Энергия» планирует после 2019 года наладить отправку космических туристов на МКС на регулярной основе. 

В США также ведётся разработка суборбитальных челноков для космического туризма. Разработку многоразовых кораблей ведут компании Blue Origin и Virgin Galactic. 

Нештатные экзамены: как космонавтов учат действовать в критических ситуациях 

Космонавты в ходе предполетных экзаменов должны выйти из различных нештатных ситуаций: они борются с реальным задымлением, находят и «тушат» источники светодиодного «огня», а если с «пожаром» не справиться — покидают станцию. 

31 августа экзамены в Центре подготовки космонавтов (ЦПК) сдали члены основного и дублирующего экипажей новой пилотируемой экспедиции к МКС, которая отправится с Байконура в космос 13 сентября. Инструктор Центра по российскому сегменту МКС Татьяна Данюк рассказала ТАСС об особенностях этих экзаменов.

Члены основного экипажа МКС-53/54 астронавт НАСА Джозеф Акаба, космонавт Роскосмоса Александр Мисуркин и астронавт НАСА Марк Ванде Хай перед началом комплексных экзаменационных тренировок.
Фото: EPA-EFE/MAXIM SHIPENKOV

Циклограмма стандартной тренировки экипажей строится как обычный рабочий день на станции. Проводятся работы с научной аппаратурой, системами жизнеобеспечения, отрабатываются бытовые операции — даже поход в туалет, так как в космосе это тоже непросто, приготовление пищи и многое другое.

«При экзаменационной тренировке вводятся какие-то нештатные ситуации, например, поломка той или иной системы. Они моделируются на тренажере, и таких нештатных поломок в экзаменационном билете четыре. Это могут быть проблемы со связью, проблемы с какой-то системой. Все нештатные ситуации, в принципе, описаны в бортовых инструкциях и есть определенные действия, которые космонавты должны выполнить, чтобы справиться с этой поломкой», — рассказывает Татьяна Данюк. 

Три вида аварий

В бортовых инструкциях описаны практически все нештатные ситуации — так называемые расчётные нештатки. По словам Данюк, при работе на Международной орбитальной станции, на расстоянии примерно 400 км от Земли, можно выделить, пожалуй, три вида наиболее серьёзных аварийных ситуаций. 

«Три вида аварий, которые угрожают жизни экипажа и вообще жизнедеятельности станции: это пожар, разгерметизация и утечка аммиака. Эти три ситуации представляют реальную опасность для жизни, тут действовать нужно чётко, быстро, понимая что и как делать», — сказала инструктор. 

Макет российского сегмента МКС. Фото: Пресс-служба ЦПК имени Ю.А. Гагарина 

Аварии, например, утечка, разыгрываются на тренажёрах. «При слабой утечке у экипажа есть примерно час, чтобы найти (тут тоже определенная последовательность действий — как и что нужно делать) в каком модуле негерметичность. Потом этот модуль нужно изолировать», — рассказала Данюк. 

Она отметила, что бывают также нештатные ситуации, которые не предусмотрены инструкциями. Тогда экипаж должен применить все свои знания по той системе, где произошла авария, и сделать так, чтобы она не переросла во что-то худшее, локализовать её и дальше следовать указаниям Центра управления полётами. 

Действовать сообща 

При нештатной ситуации интернациональный экипаж станции борется с проблемой сообща, чтобы, если понадобится, вместе покинуть станцию. Эти совместные действия тоже отрабатываются на тренажёре. 

«Что касается действий в аварийной ситуации, то это обязательные действия всего экипажа вместе. Все собираются и начинают общими силами устранять нештатную ситуацию. На тренажёре экзамен проходит в составе полного экипажа: это российский член экипажа, представитель NASA или ЕКА, итого — трое», — рассказала Татьяна Данюк.

Она пояснила, что все они являются экипажем одного корабля «Союз», «и этот корабль для них на самый крайний случай — корабль спасения, поэтому они должны держаться вместе, постоянно взаимодействовать, притом с оглядкой на то, чтобы, если ситуация окажется неразрешимой, была возможность вовремя покинуть станцию». 

Нештатные ситуации с покиданием МКС на спасательной «шлюпке» также разыгрываются на экзаменах. «Есть такая нештатная ситуация, которая называется «нетушимый пожар». В этом случае негласно считается, что один самый главный модуль, российский, где сконцентрированы все самые необходимые системы жизнеобеспечения, консервируется. Тут мы доводим ситуацию до логического завершения: космонавты его закрывают, уходят в свой корабль, и на этом мы заканчиваем тренировку», — рассказала Данюк. 

Дым как на дискотеке 

Когда космонавты работают на тренажёрах, моделируется срабатывание разных датчиков. Особый интерес представляют датчики дыма или огня. 

«У нас есть дым, самый настоящий, примерно как на дискотеке — он очень красиво выглядит. При моделировании задымления он подаётся в тот или иной отсек специальной дым-машиной. Дым идёт из-за той или иной панели — в определённые места подведены трубки. Задача экипажа — найти откуда он идёт, за какой панелью, и ликвидировать», — говорит инструктор.

Член основного экипажа МКС-53/54 космонавт Роскосмоса Александр Мисуркин во время комплексных экзаменационных тренировок.
Фото: ТАСС 

Огонь имитируют не так реалистично — с помощью светодиодов. Разгерметизация на станции моделируется падением давления и температуры на приборах.

«Космонавты на приборах видят, как температура уменьшается, давление падает, то есть они фактически работают с реальными приборами, с которыми будут работать на станции», —отметила Данюк. 

Утечка аммиака 

Из всех аврийных ситуаций наиболее сложно устраняемая, по мнению инструктора ЦПК, — утечка аммиака. «Это высоколетучая жидкость, которая очень быстро превращается в газ, она начинает оседать на всех поверхностях, и отчистить вещество фактически невозможно. Если это реально случится — то модули, которые будут загрязнены, невозможно будет использовать дальше», — сказала Данюк. 

Она отметила, что во время имитации такой утечки настоящий аммиак, конечно, не распыляется. «Это не вполне безопасно. Если можно напустить дым для визуализации и он безопасен, то на аммиак мы не решаемся», — пояснила инструктор. 

Данюк сообщила, что обычно космонавты сдают экзаменационные тренировки на отлично, потому что этому предшествуют годы тренировок. «Всё доведено до автоматизма, они готовы ко всем нештатным ситуациям, которые могут возникнуть», — отметила она.