Историки рассказали, какими книгами увлекался Уинстон Черчилль

Кроме своей политической карьеры, премьер-министр Великобритании занимался живописью, пытался освоить фермерство, изучал профессию каменщика. За свою жизнь он прочитал огромное количество разнообразных литературных произведений.
 
 Фото: Nytimes.com 

Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль был человеком разнообразных талантов. Безусловно, больше всего он известен как успешный политический и военный лидер, причем именно кризисных времен: его деятельность на посту канцлера казначейства окончилась грандиозным фиаско, да и возвращение на пост премьер-министра в начале 1950-х оказалось не самым удачным. 

Кроме своей политической карьеры, Черчилль занимался живописью, пытался освоить фермерство, изучал профессию каменщика. 

И, конечно, Черчилль много писал: далеко не только успешные политические речи, но и, как сейчас бы сказали, исторический нон-фикшн (хотя художественные произведения тоже). 

Писать пришлось по сугубо прагматичной причине: когда он начал военную службу, то понял, что ему необходимы дополнительные 500 фунтов в год. Первое время — как журналист и документалист, а в дальнейшем он сочинял произведения об истории Англии и своей семьи, Первой и Второй мировых войнах. 

В 1953 году даже был награжден Нобелевской премией по литературе «за его высокое искусство исторического и биографического описания, а также за блестящее ораторство в защиту возвышенных человеческих ценностей». 

Как и любой писатель, Черчилль был страстным читателем: за свою жизнь он прочитал огромное количество разнообразных литературных произведений. О некоторых книгах и авторах рассказывают специалисты литературного портала «Горький». 

Зигфрид Сассун, сборники стихов 

Выпускник Кембриджа, участник Первой мировой, награжденный Военным крестом, поэт, яростно обличавший войну и откровенно описывавший ее ужасы. Таким был Зигфрид Сассун — молодой богемный поэт, из патриотических чувств добровольцем отправившийся на Первую мировую. Там он отважно сражался — всегда был в первых рядах и не прятался за чужими спинами: многим сослуживцам памятен случай, когда Сассун в одиночку захватил немецкую траншею и обратил в бегство шестерых немецких солдат. 

Но после того как сначала погиб его близкий друг, а затем и сам Зигфрид был тяжело ранен, поэт решил, что с него хватит. Во время лечения в британском госпитале он написал письмо своему командиру, озаглавленное так: «Хватит с меня войны: Заявление солдата». Это письмо получило широкую популярность — его даже читали в парламенте. Сассун стал спорной фигурой: многие осуждали его антивоенные заявления и стихи, говоря, что они «пораженческие» и «предательские». 

 

Казалось бы, Уинстон Черчилль — с его любовью к империи и порядку — должен клеймить Сассуна. Однако он относился к нему и его творчеству с большим уважением и даже предлагал Зигфриду пост в министерстве вооружений. Черчилль читал его стихи публично, говорил о том, что готов его поддержать (из-за продолжавшихся нападок в прессе), а на недоуменные вопросы отвечал так: «Я ни капли не боюсь Зигфрида Сассуна. Этот человек умеет думать, а я боюсь только тех, кто не умеет». 

Поэт оставил воспоминания о встрече с Черчиллем: больше всего его удивила готовность собеседника слушать другую точку зрения, хотя и отметил, что поведение Черчилля заставляло его думать, что он общается со своим полковым командиром. 

Джейн Остин, «Гордость и предубеждение» 

12 сентября 1908 года в особняке на Портленд Плейс, 52, в зажиточном районе Лондона Мэрилебон, состоялся свадебный банкет. Среди гостей — сплошь политическая элита Великобритании: министры, члены парламента, лорды, представители короля Эдварда VII и сам премьер-министр страны Герберт Асквит. 

В тот день там отмечалась свадьба Уинстона Черчилля и Клементины Хозье. Подарки молодым отличались разнообразием: кто-то не мудрствуя дарил деньги, другие — платки и запонки, от короля была доставлена трость с золотым набалдашником. А вот премьер-министр подарил полное собрание сочинений Джейн Остин.

 

Понятно, что у Черчилля не всегда находилось свободное время на чтение, но Джейн Остин он прочитал целиком. Кстати, Черчилль был начисто лишен такого предвзятого отношения к Остин, как к исключительно женскому автору, что было довольно распространенным предрассудком в те времена. «Чувства и чувствительность» ему не очень понравилась, а вот «Гордость и предубеждение» — впечатлила. 

В декабре 1943 года Черчилль находился в Тунисе, где слег в постель с пневмонией: пока он поправлялся, дочь вслух читала ему эту книгу. Больше всего его восхитило спокойствие жизней персонажей Остин: в их быт не вторглись ужасы Французской революции — это позволяло им размышлять о манерах, этикете и чувствах. 

Маргарет Митчелл, «Унесенные ветром» 

Как известно, Черчилль был наполовину американцем, и события в США его всегда глубоко интересовали. Как и история Америки — прежде всего история Гражданской войны в США. Он прочитал, наверное, почти все заслуживавшие внимание исторические работы, посвященные этой теме, и всегда старался узнать что-то новое о противостоянии Севера и Юга. 

 

Неудивительно, что книга Маргарет Митчелл, вышедшая в конце июня 1936 года, сразу же привлекла внимание Черчилля. Он прочитал ее (причем не единожды) и несколько раз делал отсылки к ней в своих речах: в 1938 году, когда Германия вторглась сначала в Чехословакию, затем в Австрию, он подытожил политику умиротворения гневной филиппикой, в которой говорил о том, что все усилия по сохранению мира были унесены ветром, а теперь, если не начать действовать, может сдуть и все исторические завоевания Британской империи. 

Кстати, голливудская экранизация романа Черчиллю тоже очень понравилась: эмоции и чувства фильма произвели на политика большое впечатление. А исполнитель роли Эшли Уилкса, актер Лесли Ховард, в каком-то смысле погиб из-за Черчилля: в июне 1943 года Ховард вместе со своим другом Альфредом Ченэлсом (внешне несколько похожим на Уинстона) должны были лететь из-за Лиссабона в Лондон, немецкие агенты в Португалии приняли актеров за Черчилля с охранником — и Люфтваффе сбило самолет. Черчилль по этому поводу написал в дневнике: «жестокость немцев может превзойти только глупость их агентов». 

Джордж Оруэлл, «1984» 

Кажется, что сложно найти двух людей более различных, чем Оруэлл и Черчилль. Один — убежденный левак, отправившийся воевать за социализм на фронты гражданской войны в Испании, борец с несправедливостью; другой — империалист, способный без особого сострадания относиться и к голодающим индийским крестьянам, и к гибнущим по его приказу французским морякам. Но несмотря на свои диаметрально противоположные политические позиции, у них было то, что их сближало: желание и умение говорить неприятную правду — и сторонникам, и противникам. 

 

Как бы там ни было, Черчилль был большим поклонником романа Оруэлла. И не только по той причине, что главный герой книги Уинстон Смит получил свое имя в честь Черчилля, но и потому, что чувствовал: этот роман — и обличение мрачных диктаторских режимов, и предупреждение Англии, стране, которой в 1948 году руководили лейбористы, энергично занявшиеся увеличением роли государства в экономике. Были национализированы железные дорог, Банк Англии, сталелитейная и горная индустрии, создана государственная система здравоохранения. Все это казалось Черчиллю опасным: он ведь сам еще в 1945 году говорил, что, возможно, послевоенной Англией будет править «какая-то форма гестапо». 

В «1984» Черчилль обнаружил созвучный и понятный ему тип мышления; в конце концов, неслучайно название романа было переделано из 1948 года, в котором лишь поменяли местами две цифры. Черчилль не раз возвращался к этой книге, перечитывая ее и во время своего второго премьерства — в начале 1950-х. 

Оскар Уайлд, «Баллада Редингской тюрьмы» 

В начале 1890-х годов известная британская хиромантка Мисс Роббинсон, взяв руку Оскара Уайлда в свою, сказала ему, что видит впереди четыре пьесы, написанные Уайлдом, которые будут с успехом поставлены, дальше будущее Уайльда становится туманным, исчезает. Так и вышло: с 1892 по 1895 годы Уайлд написал четыре успешных пьесы и был арестован через два месяца после премьеры четвертой («Как важно быть серьезным»). После чего отсидел в тюрьме — и умер спустя три года после освобождения. Интересно, что примерно в те же годы та же хиромантка напророчила Черчиллю настолько блестящее будущее, что ей даже хотелось рассказать об этом предсказании в своей книге о хиромантии — но Черчилль запретил. 

 

Хиромантка — это не единственное общее у Черчилля и Уайлда: поэт и писатель был хорошим другом матери Черчилля, Дженни, сохранилась их переписка. Самого Черчилля Уайлд вдохновлял своим умением писать и говорить — он старался учиться у него, перенимать некоторые приемы и трюки, постигать риторику на образцах его текстов. Кроме того, вскоре после ареста Уайльда Черчилль даже написал эссе об эстетике риторики (но не решился его опубликовать), в котором приводил много примеров из произведений Уайльда, соглашаясь с его взглядом на то, как нужно писать и говорить, да и прямо цитируя самого Уайлда. 

«Баллада Редингской тюрьмы» произвела большое впечатление на Черчилля и, возможно, повлияла на его взгляды и отношение к гомосексуализму: Черчилль был довольно либерален в этом вопросе. Еще в 1940-х он размышлял о том, что ограничительное законодательство по отношению к гомосексуалистам следует отменить, а в 1954 году этот вопрос обсуждался на закрытом заседании правительства — но министры Черчилля оказались людьми не столь широких взглядов, как он сам. Впрочем, Черчилль был уверен, что отмена этих законов не за горами. 

Генри Райдер Хаггард, «Копи царя Соломона» 

Юный Черчилль прочитал книгу впервые в 11 лет, и ему так понравился этот приключенческий роман, что он даже написал благодарственное письмо автору. Вообще, Черчилль очень любил романы и рассказы о Британской империи: они всегда трогали его настолько глубоко, что он не всегда потом мог разделить литературный образ и реальную жизнь, поэтому по некоторым вопросам жизни Империи он имел представление, полностью основанное на литературных произведениях. 

 

Черчилль перечитывал роман 12 раз, считал его лучшей книгой Хаггарда. Интересно, что при личном общении с Черчиллем Хаггард не мог ответить на некоторые вопросы Уинстона по поводу смысла тех или иных деталей сюжета. Однако Черчилль все равно был восхищен и писателем, и романом, и его главным героем: ведь Алан Квотермейн в книге реализовывал мечту Черчилля — бросил учебу и отправился на поиски приключений в Африку. 

Хотя и существует сложившийся стереотип по поводу этой книги — дескать, она прославляет империализм и принижает все остальное, — современные исследователи сходятся на том, что смысл книги несколько сложнее: в ней есть и место расовому единству, и поддержке африканской независимости (это объясняет ее большую популярность среди африканских читателей). В общем, можно предполагать, что Черчилль, так много раз перечитывавший роман, находил его не просто империалистской агиткой.