Священник Димитрий Сафонов: Теология как научная специальность будет развиваться

«ТД» уже публиковал интервью с первым в нашей стране кандидатом теологии протоиереем Павлом Хондзинским, а также с самым активным критиком дисциплины Александром Панчиным. Сегодня на вопросы о перспективах теологии в России отвечает учёный секретарь объединённого диссертационного совета по теологии священник Димитрий Сафонов.

Протоиерей Павел Хондзинский: Наша сверхидея ― восстановление прав богословской науки

Александр Панчин: Теология — не наука, а религия под видом науки

 
 Фото: Ippo.ru 

Дмитрий Владимирович Сафонов родился в 1974 году. В 1991-1996 гг. учился в Историко-архивном институте Российского государственного гуманитарного университета, в 2000 г. окончил аспирантуру РГГУ. В 2004 г. в Российской академии государственной службы при Президенте РФ защитил диссертацию кандидата исторических наук по теме «Патриарх Тихон и советская власть: К проблеме государственно-церковных отношений в 1922-1925 гг.». С 2003 г. преподает религиоведение, источниковедение и архивоведение в Московской духовной академии. В 2006 г. окончил экстерном Московскую духовную семинарию, в 2007 г. — Московскую духовную академию. В 2010 г. в МДА защитил диссертацию кандидата богословия по теме «Высшее управление Русской православной церкви в 1921-1925 гг. в контексте государственно-церковных отношений». В 2011 г. рукоположен в сан диакона, в 2013 г. — в сан священника. С 2016 г. — секретарь Отдела внешних церковных связей Московского патриархата по межрелигиозным отношениям; исполнительный секретарь Межрелигиозного совета России. С 2015 г. — секретарь ученого совета Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, с 2016 г. — учёный секретарь объединённого диссертационного совета по специальности «Теология».

― Отец Димитрий, после защиты диссертации протоиерея Павла Хондзинского в России появился первый кандидат теологии, признанный государством. Существуют ли данные о том, сколько кандидатов и докторов богословия с церковными степенями есть в нашей стране?

― В России степени кандидата и доктора богословия присуждали до 1918 года. Потом присуждение прекратилось, хотя существовала духовная академия в Москве, которая действовала нелегально и до 1928 года такие степени присваивала. Затем, в 1945-1946 годах, возобновилось духовное образование, открылась Московская духовная академия, началось присуждение степеней в соответствии с дореволюционными традициями. С 1946 года по настоящее время духовные академии ― Московская и Санкт-Петербургская ― каждый год проводят по нескольку защит. У каждой есть своя база данных. В академиях существуют кандидатские диссертационные советы, созданные по благословению Святейшего Патриарха в соответствии с церковным положением о диссертационных советах (с 1997 года кандидатский диссовет также работает в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете ― «ТД»).

― Недавно начал свою работу Объединённый диссертационный совет по теологии в системе ВАК. Продолжат ли действовать церковные диссертационные советы и какой в них смысл, если уже есть возможность получать ученые степени, признаваемые государством?

― Диссертационные советы по защите кандидатских диссертаций продолжают существовать при церковных вузах. У нас в Общецерковной аспирантуре был создан в этом году Диссертационный совет по защите церковных кандидатских диссертаций. На базе ОЦАД также существует один на всю Церковь Объединенный докторский диссертационный совет. Эти советы играют свою важную роль ― обеспечивают защиту научных степеней для клириков и мирян нашей Церкви. Степени там присуждаются церковные, но они, тем не менее, являются очень важными, поскольку выпускники академий, как правило, служат в Церкви, у них не возникает необходимости, чтобы их степени признавались государством. Наше Положение о диссертационных советах ― сугубо внутрицерковное, но оно все же создавалось, чтобы в основном соответствовать нормам ВАК, хотя ВАКовские требования более жёсткие.

Для доктора наук необходимо 15 статей в журналах ВАК. У нас есть свой Общецерковный церковный перечень журналов ― это журналы ВАК плюс наши церковные издания. То есть соискателю легче опубликоваться, ему легче найти возможность публикации, скажем, в церковном семинарском сборнике, чем если бы он мог размещать публикации только в изданиях из перечня ВАК. Кроме того, есть и другие ограничения, которые выдвигает государство ― например, наличие светского высшего образования. У наших же соискателей в церковных советах, как правило, его нет: они оканчивают духовные школы и не имеют светского высшего образования, поэтому не могут претендовать на ВАКовские степени. Есть и ряд других второстепенных факторов, которые позволяют говорить о том, что существование церковных советов продолжится в обозримом будущем.

Фото: Stpds.ru 

― Верно ли утверждать, что Церковь в последнее время добивалась признания нескольких дисциплин научными? Это произошло недавно с теологией и десять лет назад ― с церковной историей.

― Нет, церковную историю государство отдельной научной специальностью не признавало. Диссертации по церковной истории давно защищаются в диссоветах ВАК, но по специальности «История» или «Религиоведение». Я помню, когда почти четырнадцать лет назад защищал свою диссертацию, для многих членов диссертационного совета это было что-то новое ― церковная тема. Многие воспринимали это скептически. Но тема была в ВАКовском совете, соответствовала всем ВАКовским требованиям, я тогда по специальности «Религиоведение» защищался. Также через несколько лет защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата богословия. Так что сейчас только теология признана государством научной специальностью.

― Есть ли планы у Церкви продвигать дисциплину «Церковное право», добиваться ее признания государством?

― Я не знаю о таких планах. Церковное право ― это раздел теологии. Как я уже говорил, есть паспорт специальности «Теология». Там есть церковное право, так же, как и церковная история. То есть на сегодняшний момент невозможно вычленить узкую специальность и признать ее отдельной наукой. Не созданы условия.

― В практике работы Высшей аттестационной комиссии встречаются случаи плагиата, то есть списываний фрагментов диссертации из других источников. Как Церковь отнесется к таким моментам, если вдруг выяснится, что некоторые диссертации по теологии не проходят тест на оригинальность?

― Нужно сказать, что мы в диссертационном совете в секретариате проверяем каждую работу в системе «Антиплагиат ВУЗ». Работа просто не выйдет на защиту, если там есть плагиат, если степень оригинальности менее положенных 85%. Как таковой плагиат недопустим в принципе. Но есть такие вещи, как самоцитирование, цитирование законодательных актов, источников, которые системой рассматриваются как неоригинальный текст ― это не плагиат. Такого неоригинального текста может быть 15% максимум. Остальной текст должен быть написан лично автором, без цитирования. Заимствование чужого текста без ссылок недопустимо. Мы тщательно проверяем каждую работу по той же методике, которая используется во всех других вузах.

― Есть ли данные, сколько работ уже подано в Объединенный диссертационный совет по теологии и сколько поступит туда в ближайшем будущем?

― На данный момент ― больше десяти. Кто-то из соискателей что-то дорабатывает, дописывает. Работы написаны и ждут решения организационных вопросов, доработки и редактирования согласно замечаниям секретариата диссертационного совета. Поскольку требования очень жесткие, мы на этапе принятия в совет вносим множество замечаний в соответствии с Положением ВАКа ― оно общее для всех диссертационных советов. Мы тщательно проверяем, сколько работ соответствует требованиям Положения по оформлению, по другим формальным критериям.

Поэтому многие дорабатывают свои тексты, кто-то еще не сдал свой кандидатский экзамен по теологии ― на сегодняшний день это не так просто сделать. Подчеркну, что у нас требования к диссертациям такие же, как в других диссертационных советах. Я и мои помощники регулярно повышаем квалификацию на семинарах, которые проходят при участии специалистов Департамента аттестации научных кадров Министерства образования и науки России. Мы стремимся к полному соблюдению Положения без каких-либо поблажек для нашей новой научной специальности. Можно с уверенностью утверждать, что теология как научная специальность будет развиваться.

Беседовал Даниил Сидоров