Подземное царство. Cтоличное метро стало одним из кругов «социалистического рая»

«Татьянин день» уже писал о социалистической реконструкции Москвы. Одной из составных Генерального плана 1935 года было создание «советского метро».
 
Наземный вестибюль станции «Краснопресненская», 1956 г. 

Уникальным было оформление московского метрополитена — подземного царства нового строя. Идейную направленность этого сооружения указал сам Каганович в своей речи на торжественном заседании 14 мая 1935 года, посвященном пуску первой Сокольнической линии: «Победа метрополитена — победа социализма... Там в каждом куске мрамора, в каждом куске металла и бетона, в каждой ступени эскалатора сквозит новая душа человека, наш социалистический труд, там наша кровь, наша любовь, наша борьба за нового человека, за социалистическое общество...»

На метрополитен не пожалели ни средств, ни человеческих сил. Великолепные строительные материалы, роскошная отделка интерьеров станций сделала его лучшим метрополитеном мира. Станции поражали воображение своей архитектурой, скульптурами, мозаиками, лепниной. Подземные дворцы, символизирующие коммунистическое будущее человечества, сопровождались идеологическими декорациями трех основных типов:

1) Мозаичные и керамические панно в купольных плафонах или на колоннах станций с соответствующими сюжетами. Так, на станции «Маяковская» в 33 плафонах можно увидеть великолепную мозаику художника А. Дейнеки на тему «Сутки страны социализма». Замысел и исполнение уникальны: сойдя с эскалатора в самом начале станции, пассажиры видят композиции в светлых тонах — зарисовки утра трудового дня советской страны. Далее, в глубине подземного зала в мозаиках меркнут солнечные краски, и в плафонах появляются оттенки спокойного и радостного вечера, ночи, а затем вновь загорается рассвет. Воздействие этих мозаик на сознание пассажира очевидно: «Богатство зрительных впечатлений, чувств и мыслей, рожденных этой длинной вереницей мозаичных плафонов, достигается здесь не только разнообразием сюжетов, но и их образным строем: мозаики эти проникнуты ощущением простора и солнечной радости». То же можно сказать и о станциях «Комсомольская-кольцевая», «Киевская», «Новокузнецкая», «Новослободская» и др. В военные годы в мозаичных панно усиливаются патриотические сюжеты — появляются ранее не допускавшиеся образы Александра Невского, Дмитрия Донского, Михаила Кутузова, Александра Суворова.

 

Станция «Краснопресненская», 1955 г.

2) Скульптуры и барельефы, размещенные на станциях. Особенно характерна в этом отношении станция «Площадь революции» Алексея Душкина, где в нишах расположены 76 бронзовых скульптур, выполненных М.Г. Манизером . Они изображают творцов нового социалистического мира — военных, рабочих и колхозников. Сразу после эскалатора установлены скульптуры вооруженных солдат и матросов — защитников молодого советского строя. Они как бы прикрывают собой женщин, кормящих птиц, детей, спортсменов, скульптурные изображения которых расположены в центре вестибюля.

3) Декоративная символика в интерьерах некоторых станций. Например, пятиконечные завершения колонн на станции «Кропоткинская» (до 1957 года — «Дворец Советов»), облицованной, кстати, мрамором из разрушенного храма Христа Спасителя. Спроектированная выдающимся архитектором А. Н. Душкиным, она стала главной достопримечательностью первой ветки метрополитена. Ее интерьер поистине роскошен — ведь станцию строили специально для посетителей Дворца Советов.

Своеобразно и оформление некоторых наземных павильонов. Станция метро «Арбатская» Филевской линии выполнена в форме пятиконечной звезды (тот же прием использован и при строительстве театра Советской Армии архитектором К. Алабяном ). Во многих подобных павильонах можно обнаружить ярко выраженные храмовые мотивы, воспроизведенные тем же «зазеркальным» образом. Особенно это очевидно в павильоне станции «Парк культуры» кольцевой линии (архитектор И. Рожий ). Он выполнен в традиционной «канонической» форме четырехстолпного крестовокупольного храма с пятиконечной звездой в куполе вместо образа Бога Саваофа или Христа Пантократора, с изображениями «новых людей» в парусах вместо апостолов-евангелистов, с «алтарными» апсидами и эскалатором на «месте» престола. Вполне возможно, что учитывалось религиозное сознание значительной части еще не «переродившегося» реального общества и велась скрытая пропаганда новой социалистической религии за счет использования традиционных, привычных, понятных для такого сознания форм, образов и символов с «перевернутым», «зазеркальным» идейным содержанием.

Наземный вестибюль станции «Арбатская» 

Город постепенно должен был превратиться в мощнейшее идеологическое и психологическое оружие «массового поражения». Можно с уверенностью сказать, что подобное преобразование Москвы (а в будущем — и других советских городов) способствовало бы быстрому формированию ожидаемого типа «нового человека», ибо создавалось благоприятная питательная среда для его появления и созревания.

Реальное воплощение этого страшного «Чудо-города» остановила Великая Отечественная война. Тяжелейшее испытание и подвиг народа, патриотические чувства, пробудившиеся в эти годы, изменили и самих людей, и общественное сознание. Время монументальных монстров кануло в Лету. 

Впервые опубликовано в газете «Татьянин день», № 25, октябрь 1998 года

Следите за обновлениями сайта в нашем Telegram-канале