Ночь. Улица. Мороз. Бездомный. Замерзнуть? Помочь?

В непривычно теплом ноябре многие мечтали о нормальном русском морозе. Многие, но не все: есть люди, которым негде погреться. Мороз, тем не менее, нагрянул – как всегда неожиданно. Как его переживают те, кого мы привыкли стараться не замечать, от кого отодвигаемся в метро, – бездомные? И кто помогает им выжить на улицах и вокзалах?

Мы спешим по улицам, кутаясь в шарфы, пряча лица в воротники, руки – в перчатки и карманы. Спешим, оскальзываемся, не оглядываемся. Минус двадцать – и мы заботимся о замерзшей машине или сердимся, когда пять минут нет маршрутки на остановке. Минус шесть – если небо ясное, это даже приятно.

Но если оглянуться вокруг, то можно увидеть тех, кого «мороз и солнце, день чудесный» вовсе не радует, а затяжные холода ставят на грань выживания. В Москве очень много бездомных людей. Сколько – так ли это важно? Посчитать их тяжело: сами они вовсе не хотят, чтобы их считали, ведь пересчет их не насытит и не согреет. Их тысячи, но почти каждый из них до предела одинок и почти любой уже не верит, что ему кто-то поможет.

Одиночество на улице

 
                                   Раздача еды у Курского вокзала. Фото с сайта www.poorpeople.ru

Сейчас в Москве несколько групп добровольцев, которые стараются помочь бездомным, не считая официальных служб социальной помощи. Те, кто ходят на вокзалы раздавать еду, одежду и простые лекарства, часто говорят, что среди приходящих к ним бывают бездомные, которые не берут ни еды, ни вещей, но хотят, чтобы их выслушали. Просто спокойно пообщаться, когда на тебя смотрят не как на зачумленного, а как на попавшего в беду человека, – редкая возможность в жизни уличного человека.

В мороз привычная уже заброшенность чувствуется еще острее. «Люди напуганы не столько перспективой холода, сколько одиночеством, сознанием того, что если им станет плохо, шансов, что кто-то поможет, немного», – говорит священник Валерий Степанов, клирик храма св. Мартина Исповедника. Отец Валерий курирует группу помощи бездомным, которая каждое воскресенье раздает горячую пищу, сухие пайки, теплую одежду и простые медикаменты нуждающимся возле Курского вокзала. Обычно приходит около трехсот человек. В морозы – до пятисот.

Холода спадают, а опасность – нет

Казалось бы, наибольшее внимание проблемы бездомных, замерзающих на улице, должны были привлекать к себе в недавние двадцатиградусные морозы. Работы у добровольцев и социальных служб должно было бы прибавиться. Но это не совсем так.

 


                       Бездомные. Фото с сайта www.poorpeople.ru

Диакон Олег Вышинский, руководитель автобусной службы «Милосердие», говорит, что в сильные морозы пациентов не прибавилось. Дело в том, что переохлаждение человек может получить и при плюсовой температуре: он расслабляется, не чувствует, что мороз его кусает за нос, может выпить, упасть, заснуть и переохладиться. Когда мороз ощутим для всех, бездомные прячутся в те места, где тепло. Они находят теплотрассы, подвалы, чердаки, подъезды без домофонов, электрички, которые стоят на путях. «При умеренных морозах у нас подопечных бывает много, а сейчас просятся люди, которых мы бы не взяли в условиях умеренного мороза, — погреться. Сейчас мы им не отказываем в этом», – добавляет отец Олег. Каждую ночь его автобус подбирает на улицах от 10 до 30 человек.

С отцом Олегом Вышинским согласна Анна Федотова, участник и координатор православного движения «Курский вокзал – бездомные дети». Больше всего обморожений случается при нулевой температуре. Исполнительный директор общественной организации «Справедливая помощь» доктор Лиза Глинка, которая каждую среду приезжает на Павелецкий вокзал кормить бездомных и оказывать им медицинскую помощь, говорит, что обморожения встречаются практически ежемесячно кроме мая, июня, июля, августа. Обморожения начинаются уже при небольших температурах. Ожоги – всегда вместе с ними: бездомные греются у теплотрасс и ветродуев, обнимают батареи и очень сильно обжигаются. Это происходит не только в сильные морозы: даже при +5 можно обморозиться, если ты спишь на улице.

Поэтому когда морозы ослабевают, нужда в помощи не только не исчезает, но и усиливается.

Помогать неприятно?

 
 Раздача еды у Курского вокзала. Фото с сайта www.poorpeople.ru

Те, кто работает с бездомными, говорят, что собирать помощь для них гораздо тяжелее, чем для больных детей, инвалидов и стариков. Это по-житейски понятно: хочется помогать тем, кто попал в беду не по своей вине, кто беззащитен и кому помощь может принести видимую пользу. Будем честными: в большинстве случаев люди попадают на улицу неслучайно (реже это сознательный выбор, чаще – просто безволие в определенных обстоятельствах), по большей части они сильно выпивают, а если человек прожил на улице не меньше года, вероятность, что он вернется в социум, сколько бы ему ни помогали, становится очень мала. Но на грани жизни и смерти не так уж важно, кто виноват. Всякий ли, положа руку на сердце, согласится, что раз бездомный не может жить и работать как все, он должен умереть?

Анна Федотова констатирует: «Люди замерзают, и некоторые считают: да, пусть они вымерзнут, так им и надо. Что тут можно сказать? Не дай Бог тебе оказаться на улице, в чужом городе, ограбленным. Потому что мимо пройдет такой же человек, который думает как ты. Тогда тебя точно никто не спасет». Анна рассказывает о том, как однажды добровольцы отправляли бездомного за 4500 километров – по месту жительства. Деньги на это дала одна женщина, и в ее семье возникло непонимание. Больше всех возмущался свекор: как можно тратить деньги на дармоедов. Но через некоторое время он поехал в дальнюю командировку, и у него вытащили билет и все деньги. К счастью, в том городе у него были знакомые, ему одолжили на дорогу, и он вернулся в Москву. Но с тех пор он с каждой получки отдает по 500 рублей на отправку людей с вокзала домой, уже не спрашивая, кто виноват в их положении.

Бездомные неприятно пахнут, не всегда корректно ведут себя, нуждаются в помощи и зимой и летом, положение их трудно кардинально изменить… Однако им помогают. «Конечно, человеческое отношение к людям не должно возникать только потому, что холодно, — говорит Анна Федотова. — Что, если бы мы были в Сомали, то мы бы вообще ничего не делали? В Евангелии, во всяком случае, не сказано: «любите ближнего зимой».  Там метеоусловия не оговариваются».

Как помочь, с чего начать?

Что делать, если вы идете по улице и видите человека, вероятно бездомного, нуждающегося в помощи?

Отец Олег Вышинский советует в первую очередь подойти и пообщаться с ним, узнать, чем вы можете ему помочь. «С этого начинается милосердие, — нужно обратить внимание на человека, подойти к нему», — говорит отец диакон. Допустим, бездомный внятно попросил вас оставить его в покое. Ну и оставьте. Тем более, если человек агрессивен (доктор Лиза Глинка предупреждает, что с бездомными следует вести себя осторожно). «Иногда очень важно просто растрясти человека, расшевелить, чтобы он очнулся и пошел сам искать тепло», – говорит Анна Федотова.

 
                                    Фото с сайта www.poorpeople.ru

А если человек поделится какой-то серьезной проблемой и выскажет конкретную просьбу? Это тоже достаточно часто бывает. И часто бывает, что этому человеку может помочь служба «Милосердие» — запишите в свой телефон номер "Милосердия": 76–44–911, с 20.00 до 6.00 и "Социального патруля:" 357-01-80 (до 18.00), 720-15-08 (после 18.00).
Отец Олег утверждает, что соцработники способны направить бездомного к нужным специалистам, помочь решить юридические, социальные, медицинские проблемы. Многих отправили домой, кому-то удалось вылечиться от наркозависимости, вернуться в общество, найти работу. «Не обязательно сразу верить всему, что бездомный человек говорит, но по крайней мере, нужно принять это к сведению, и с этой информацией уже можно будет позвонить нам, а мы уже изыщем возможности им заняться», — советует отец Олег Вышинский.

Анна Федотова говорит о том, что бездомные далеко не всегда сразу доверяют людям. Часто все разговоры кончаются просьбой дать десятку. Анна предупреждает, что лучше не давать денег, а купить человеку горячего чаю и какой-нибудь еды. Отец Олег согласен, что быстрый и легкий способ – дать денег – не всегда правильный: «Если мы хотим действительно помочь человеку, поучаствовать в его спасении, лучше помочь как-нибудь по-другому. Чаще всего денежная помощь не пойдет впрок, она будет неэффективной. Если человек зависимый, то наиболее вероятно, что он деньги потратит на предмет своего пристрастия — например, алкоголь. Лучше помочь купить билет домой, посадить на поезд. Для него это будет, действительно, истинная помощь». Давать деньги не советует и доктор Лиза Глинка.

Если человек малоадекватен, это не обязательно означает, что он пьян. В морозы огромная проблема для бездомных – сон. Их отовсюду выгоняют, входы во все здания закрываются. Летом можно выспаться под кустом, но нельзя выспаться в сугробе, не заснув навечно. Если человек долго не спал, нескольких глотков пива достаточно, чтобы он вел себя как мертвецки пьяный.

Приедет ли «скорая»?

Если человек, к которому вы подошли, неадекватен, не может поддерживать общение, а тем более - не подает признаков жизни, то тут уже надо вызывать «скорую помощь». Если человек без сознания, то, например, автобус «Милосердие» тоже будет вызывать «скорую», только упустив время, — возможно, необходимое для спасения.

Анна Федотова советует: вызывая «скорую», совершенно не обязательно говорить, что этот человек бездомный. Просто скажите, что человеку плохо, он неадекватный, очень слабые признаки жизни — приезжайте, а то он замерзнет. Если не удастся, то можно вызывать милицию: сказать милиционерам, что они рискуют получить холодный труп на своем участке; когда милиция вызывает "скорую", "скорая" обязана забрать бездомного. Анна предупреждает: чтобы вызывать спецслужбу, нужно либо согласие бездомного, либо уверенность, что он никуда не денется с этого места, потому что очень часто они просто уползают, боясь, что с ними начнут что-то делать.

 
                                     Фото с сайта www.poorpeople.ru

В поле работы ночного автобуса «Милосердие» входят не только бездомные, но и люди, оказавшиеся в экстремальных ситуациях: человека ограбили, раздели, напоили чем-то, он невменяемый на морозе и может умереть от переохлаждения. Если вы столкнетесь с этим, набирайте тот же номер.

Помимо того, что это помощь бездомным и беспомощным, как говорит отец Олег Вышинский, «это еще и значительная помощь городским службам». Автобус подбирает до 30-ти человек за ночь. Если бы неравнодушные люди одновременно вызвали к каждому из них «скорую», звонки парализовали бы работу целой подстанции. Кроме того, если люди отмораживают себе руки и ноги и попадают на ампутацию, это перегружает больницы.

Помочь тем, кто помогает

Далеко не всякий найдет в себе силы тормошить бездомного. Анна Федотова говорит, что не всякий, кто решится вызвать "скорую", сможет ее дождаться и проследить, что бездомного забрали, узнать, в какую именно больницу его повезли. Этого нельзя требовать от человека. Некоторые из тех, кто хочет помочь, выбирают другой путь – помощь группам добровольцев.

Группа милосердия под руководством отца Валерия Степанова раздает легкие анальгетики, бинты, мази, пластырь, дезинфицирующие средства, примитивные лекарства от простуды и капли в глаза. Раньше эту группу поддерживала одна аптечная сеть, жертвовала лекарства. Но в связи с кризисом этот источник иссяк. Единственное, что можно предложить от обморожения в таких условиях -  мазь «Спасатель» и «Мазь Вишневского». В этом году группе милосердия пожертвовали несколько литров гусиного жира. Его расфасовали в маленькие одноразовые емкости и теперь раздают, пока не кончится.

Кроме того, участники этой группы стараются собирать по знакомым теплые вещи и раздавать своим подопечным. Но шерстяные носки, варежки, шарфы, шапки - то, что больше всего нужно, - приносят редко. Приходится скидываться и закупать дешевые, но новые на оптовых складах и рынках. В прошлом году раздали более шестисот шапок, сейчас зима только началась, подсчеты вести рано. Тем, кто хочет присоединиться и помочь, священник Валерий Степанов советует сделать это через сайт «Бедные люди. Курский вокзал» (www.poorpeople.ru) , который служит координационным центром группы.

 
                                   Фото с сайта www.poorpeople.ru

Точно так же собирают лекарства и теплые вещи и другие группы. Каждую пятницу вы можете принести свою помощь в фонд доктора Лизы Глинки: одежда, лекарства, просто и быстро - деньги. Нужны средства и ночному автобусу «Милосердие». Диакон Олег Вышинский говорит: «Наша служба находится в состоянии недостаточного финансирования». Автобус перезимует и поможет перезимовать многим, но что с ним будет летом – неизвестно: денег недостаточно у всех, а благотворительных проектов у общины храма царевича Димитрия одиннадцать, и ни один не урежешь. Для бездомных, помимо автобуса, в службе «Милосердие» существует группа, которая занимается устройством бездомных людей, попавших в больницу. Им помогают найти родных, отправляют этих людей по постоянному месту жительства, помогают устроиться в социальные учреждения Москвы: социальные гостиницы, центры социальной адаптации, интернаты.

С приютами и санпропускниками в Москве, впрочем, плохо. По словам отца Валерия Степанова, больше всего бездомные нуждаются в ночлежках, санпропускниках и медицинской помощи. Анна Федотова говорит, что в морозы все просятся куда-нибудь — в приют, в монастырь. И с этим большая проблема. Монастыри - это далеко не решение проблемы, потому что монастырь - не ночлежка. «Объективно – Москва не резиновая и не может вместить всех бездомных», – констатирует Анна. Группе "Курский вокзал - бездомные дети" очень нужна помощь в отправке бездомных домой. Часто они говорят и пишут на своем сайте: мы отправляли бы больше, но у нас нет денег... Те 500 рублей в месяц, которые дает одумавшийся человек, о котором рассказала Анна, не решают проблему. Участники движения будут благодарны за помощь в организации новогодних поздравлений для бездомных.

Доктор Лиза Глинка также знает по опыту своей работы, что ситуация с приютами очень тяжёлая. Самый известный случай – в Люблинском приюте (об этом писал «Московский комсомолец»). Там бездомным в одной комнате обещали еду и одежду, а в другой – милиционер заставлял делать дактилоскопию. Естественно, после этого люди из приюта бежали, так в него и не попав. «Надо разделить карающую власть и тех, кто помогает. Я хочу для них приют без дактилоскопии!» – говорит Елизавета Петровна.

Мы специально не углублялись в мотивы, которые заставляют людей помогать бездомным. Добровольцы понимают тех, кто такой решимости в себе не находит. Анна Федотова говорит: «В больших городах люди друг другу уже просто надоели. Понятно, что это уже психологическая усталость друг от друга, многие готовы помогать животным, но не сумасшедшим, которые не замечают помощи и не благодарят за нее».

Мы специально не углублялись в официальную статистику смертей на улице. Департамент социальной защиты города Москвы, кстати, не дает комментариев журналистам, отсылая к своему сайту. По крайней мере, в Департаменте есть социальный патруль и круглосуточный дежурный.

Зато мы специально обзвонили восемь городских точек помощи бездомным, спрашивая, что делать, если мы нашли бездомного, и он замерзает.
Шесть телефонов были стабильно заняты, один не отвечал, по одному ответили с первого раза вежливо и внятно. Повторили вышеизложенные советы, просили перезвонить, если бригада не появится в течение часа. Из семи церковных номеров часть не зарегистрирована в сети, часть постоянно занята. Постоянно на связи – консультанты и добровольцы из фонда доктора Лизы Глинки и «Социальный патруль», а с 20.00 до 6.00 – патрульный ночной автобус «Милосердие».