Наследники русских зодчих

2 мая в притворе храма святой мученицы Татианы при МГУ откроется выставка «Восстановление северных деревянных храмов". Эта экспозиция – рассказ о том, как прихожане храма тихвинской иконы Божией Матери в Алексеевском своими силами пытаются спасти уникальные памятники древнерусской архитектуры.
 
 
 

Сколько деревянных храмов было, скажем, лет 20 назад и сколько осталось сейчас, не знает никто. По словам архитектора Андрея Бодэ, автора путеводителя по Русскому Северу, сейчас имеется около 200, а если брать поздние постройки XIX века - около 300 деревянных церквей и часовен. Проблема в том, что почти все они оказались  заброшены.

 

Часовня Флора и Лавра (часовня на Волоке),

деревня Великая

«В 60-е годы в СССР специалисты занимались изучением северных храмов и даже ставили их на учет, но их поддержанием не занимался никто, - рассказал Андрей Боде. - Иногда выделялись деньги на реставрацию одного объекта, а остальные продолжали гибнуть.  С 90-го года я езжу на север, и на моих глазах исчезает масса памятников, словно мелеет река.  Практически каждый год мы теряем по памятнику, а то и по два».

Многие памятники оказались в аварийном состоянии в советское время,  но и до революции не все было благополучно. Старинные церкви ремонтировались и перестраивались в соответствии со вкусами современности, так что храм XVII века мог измениться почти до неузнаваемости. А на месте деревянных церквей ставили каменные: и пожар не страшен, и простоит дольше. Правда, в северных деревнях эта практика распространялась не очень активно, так что большинство храмов и часовен так и остались деревянными. 

При советской власти в некоторых из них устраивали клубы и сельские кинотеатры, остальные просто оставляли  гнить и разрушаться. В итоге, в начале XXI века осталось несколько десятков так и не подсчитанных памятников деревянного зодчества XVI, XVII  и более поздних веков, которые вот-вот исчезнут.

 
 Купол храма Рождества Христова, село Казаково

«У меня на приходе рядом с деревянной церковью, в которой служу, стоит такой замечательнейший, красивейший деревянный храм, - рассказывает иеромонах Феодосий (Курицын), настоятель храма Покрова Божией Матери в селе Казаково  Каргопольского края. - Он разрушается, падает,  и он, в конце концов, упадет. Чтобы его как-то спасти, нужны огромные вложения. Без помощи государства, я думаю, это не возможно».

Государственного проекта по их сохранению по-прежнему нет. Иеромонах Феодосий пытался добиться от местных властей помощи, но ничего не получилось.

«Боюсь, что сил на восстановление этих памятников в стране нет, а заниматься масштабной реставрацией нужно именно на государственном уровне, потому что это огромные деньги», - говорит архитектор Андрей Боде.

Выручают только группы энтузиастов, которые своими силами едут на Север и пытаются хоть как-то оттянуть гибель отдельных деревянных построек. Среди них  - прихожане Тихвинского храма в Алексеевском города Москвы, слушатели воскресной школы для взрослых священника Алексея Яковлева.

«Как-то моя супруга, художница, увидела в одной поморской деревне, как кто-то делал крышу на старинной деревянной колокольне, -  рассказывает священник Тихвинского храма Алексей Яковлев. - Оказалось, это был дедушка, причем некрещеный, которому стало жалко, что после его смерти она рухнет, и  он на свои средства решил хоть что-то сделать, чтобы ее сберечь».

 

 
 Никольский храм, деревня Ворзогоры

После этого москвичи - знакомые отца Алексея - стали помогать ему деньгами на материалы - и в  результате удалось сделать крышу над колокольней и полностью восстановить храм преподобных Зосимы и Савватия в Беломорской деревне Ворзогоры. Потом в той же деревне занялись восстановлением храма святителя Николая 1636 года постройки.

Затем стали думать, что вообще можно сделать для деревянных храмов, которые «разбросаны» по всему Русскому Северу. Отец Алексей рассказал о проблеме своим  прихожанам, и в прошлом году они решили организовать несколько экспедиций на Север, чтобы если не отреставрировать, то хотя бы провести простейшие мероприятия по консервации (аварийные работы), чтобы в следующем году состояние храма было бы не хуже, чем в предыдущем.

«Когда отец Алексей рассказал нам о деревянных храмах, мы очень обрадовались, что можем куда-то поехать и кому-то помочь», - вспоминает студентка социологического факультета МГУ, прихожанка Тихвинского храма Ирина Рахманина.

 
 В очищанных храмах москвичи помещали иконы
 

Конечно, поехать хотелось многим, но удалось найти всего один микроавтобус. Так что тянули жребий: кому отправляться  в экспедицию. Тем не менее, собирали ее всем приходом: кто-то помог деньгами на дорогу и продуктами, кто-то принес необходимые для работы инструменты, а кто-то поделился контактами знакомых специалистов по русскому северу.

Маршрут для четверых прихожан, отправившихся в первую поездку, разрабатывался около двух месяцев. В тот раз в основном занимались оценкой ситуации:  делали замеры и описания храмов, составляли примерный перечень самых необходимых работ (настелить пол, перекрыть крышу). С собой взяли косу и чистящие средства, чтобы расчистить от травы пространство перед храмами и часовнями и, по возможности, стереть со стен надписи, которых там оказалось немало. А еще оставляли в очищенных храмах иконы.

Прихожанин Тихвинского храма Никита Мелентьев, вспоминает, что в первую экспедицию за 3 дня обследовали 10 храмов и часовен, находящихся друг от друга на расстоянии до 60 км.

Для следующей экспедиции директор одного из автосалонов предоставил на тест-драйв новый микроавтобус, поэтому удалось поехать вдесятером. Все дорожные впечатления участники экспедиции записывали в дневник, который планируют оцифровать и опубликовать в Интернете.

Местные жители нередко начинали помогать в работах, приносили еду и инструменты, районная администрация охотно разрешала заниматься деревянными храмами.

 
 Преображенский храм, деревня Нименьга

 

«Вообще, когда приезжают люди из Москвы, то для местных жителей является  откровением, что у них, оказывается, Храм, а не какое-то заброшенное здание», - рассказывает священник Алексей Яковлев.

В одной из деревень, вспоминают прихожанки, им показали заброшенный лесной храм: идешь по лесу, отодвигаешь веточку -  а там деревянная резная церковь.

«Эти экспедиции - абсолютно невероятная возможность соприкосновения с историей и встреч с чудесными людьми, - делится Ирина Рахманина. -  Местные жители - удивительно открытые, добрые, отзывчивые. В них сохранилось что-то исконно русское, не измененное цивилизацией. Наверное, именно такими были наши предки несколько столетий назад. В деревне Калитинка есть 94-летняя бабушка Зоя, совершенно в здравом уме, ухаживает за местной часовенкой. Она очень многое рассказывала из своей жизни и душевно напутствовала нас, 20-летних девчонок: «Подруженьки, сами себя берегите!»».

 
 

Иеромонах Феодосий (Курицын) на время работ приютил их у себя и, как вспоминают девушки из Тихвинского храма, очень спокойно и терпеливо относился к тому, что они  засиживались за чаем допоздна и несколько нарушали спокойный и размеренный график его жизни.

«Было много разных предложений по восстановлению храмов, - рассказывает отец Феодосий, -  Но в основном заканчивалось все на разговорах. А тут  приехали молодые люди и не только что- то сделали, а еще и продолжают и хотят дальше заниматься. Я этому очень рад».

За прошлое лето прихожанам удалось «охватить» несколько деревень Каргопольского и Онежского районов, всего было организовано 7 поездок.  Теперь обсуждается, какие маршруты будут предприняты в этом году.

 
 

«Побывав на севере, понимаешь, как и чем живут на севере такие же русские люди, как ты, - рассказывает прихожанка тихвинского храма Ксения Векшина. -  У них очень непростые условия жизни, и нельзя обвинять их, что они не восстанавливают храмы. Но, может быть, увидев, что москвичам, которых они считают людьми «с другой планеты», это не все равно, они сами включатся в нашу работу. И потом, в общении с другими людьми начинаешь иначе смотреть на себя. Мы как бы обтесывались друг о друга».

Поездки на Русский Север всегда производят сильное впечатление на каждого человека. Вызывают восхищение не только сами храмы, но и удивительная по красоте природа, их окружающая, с которыми они составляют некоторое совершенное единство и гармонию. В Москве и больших городах, среди асфальта, железобетона и рекламы невозможно увидеть красоту русской природы, русской души и истории, невозможно ощутить себя причастным к этой истории. Говорят, что Север - аккумулятор старины, и это совершенно справедливо. Только на Русском Севере можно увидеть русские лица, почувствовать русскую душу и удивиться ее красоте. После посещения Севера люди совершенно по-другому начинают воспринимать свою Родину, свою культуру и историю.

Огромные размеры территории, необходимость значительных средств, большое количество разрушенных храмов, ставит будущее инициативы по сохранению памятников северного зодчества под вопрос. Однако, судя по всему,  энтузиазма и решимости прихожан Тихвинского храма может хватить надолго, вероятно, будут привлечены специалисты, а возможно - и спонсоры.

Одним из шагов по их привлечению было участие в выставке «Деревянные дома - 2010», проходившей в «Крокус-экспо». Стендом проекта по восстановлению северных храмов интересовались многие. Кто-то предлагал бесплатно дать лаки и краски, кто-то обещал способствовать в поиске специалистов.

По мнению священника Алексея Яковлева, сегодня спасение деревянных храмов Русского Севера возможно только в том случае, если каждый заинтересованный в этом человек выберет себе (своей организации или коллективу) храм и позаботится о его сохранении.

Прихожанами храма был создан сайт, рассказывающий о нуждающихся в  аварийных работах храмах: http://www.obsheedelo.ru/

 
 
  По словам архитектора Андрея Бодэ, в России есть положительный опыт реставрации старинных деревянных построек: Верхняя Устюга на Двине, Цыпино под Ферапонтовым, храмы под Архангельском. А в необходимости данной работы сомневаться не приходится: «Деревянные храмы русского севера - уникальное архитектурное наследие. Есть деревянные постройки в Скандинавии, Японии. Но таких, как в России, срубных, нет. Бревенчатая архитектура - лицо России, нигде в мире нет ничего подобного», - объясняет архитектор.  

Епархиальное духовенство поддерживает работу московских энтузиастов по восстановлению храмов. Епископ Архангельский и Холмогорский Тихон дал свое благословение. Обеспечить восстановление храмов финансово епархия не может, но по мере сил местные священнослужители стараются помочь: обеспечивают проживание участников экспедиций, находят материалы и транспорт.

Найдется ли, кому молиться и служить в восстановленных храмах, покажет время. Пока стоит задача не дать погибнуть самим зданиям. По впечатлениям архитектора Андрея Бодэ, они не очень нужны местным жителям. Пока нет масштабного проекта реставрации, все может ограничиваться небольшими консервационными работами, лишь бы не разрушалось.

   
 Часовня, деревня Луки  Проект реставрации, сделанный Андреем Боде

«Это очень ценно, но по большому счету не решение проблемы, - уверен архитектор Боде. - А деньги мало кто хочет вкладывать, потому что нет уверенности, что проект будет окупаться. Вряд ли будет возможно создать что-то вроде охраняемого заповедника деревянного зодчества, так что любой деревенский мальчишка сможет запросто поджечь только что отреставрированный за огромные деньги деревянный храм или исписать стены неприличными надписями». 

Однако отец Алексий считает, что «когда люди строили эти храмы, то посвящая их Богу, заботились и о тех, кто в дальнейшем будет в эти храмы приходить. И сейчас, когда наши современники стараются эти храмы возродить, поддержать, то в этом случае они получают в молитвенники тех, кто эти храмы некогда создавал. Они через эти храмы общаются со своими предшественниками не виртуально, а абсолютно реально, живо становятся их потомками, наследниками, их соучастниками и  наследниками всех их благословений».

Экспозиция «Восстановление северных деревянных храмов» откроется в притворе храма святой Татьяны при МГУ 2 мая. На выставке можно будет увидеть фото из экспедиций, плакаты, посвященные сохранению деревянных храмов русского севера, и проекты восстановления некоторых храмов, а также посмотреть две видеопрезентации о прошлогодних экспедициях.