Наука ли теология?

Университет прививает человеку снобизм. Это медицинский факт, и даже бороться с этим не очень хочется. Особенно удачно прививается снобизм физикам. Спроси любого нормального физика — наука ли философия, история или даже какая-нибудь отличная от физики почтенная естественная наука, как вы думаете, что он ответит?
Архангел и чаша

(Обитатели нашего физфака в этом месте обязательно должны вспомнить, какими высказываниями по поводу химии испещрены парты в Центральной физической аудитории.) «Правильный» ответ: «не наука — это все». Сравни высказывание Фейнмана (американский физик-теоретик — «ТД»): «Науки делятся на два класса — физика и коллекционирование марок». О снобизме представителей других факультетов судить не могу, они могут высказаться сами на этот счет.

Тем не менее, мало кто не ратует на самом деле за закрытие всех факультетов МГУ, кроме одного — физфака, или даже просто всех гуманитарных факультетов. Эти шутки, дружеские насмешки, составляя некий пласт МГУшного фольклора, никогда не были руководящими директивами, оставаясь в репертуаре университетской команды КВН.

Однако письмо академиков, направленное, казалось бы, против, в частности, теологии в светских университетах, выстроено на принятии всерьез морали старой басни: приходят к Садовничему деканы мехмата и, скажем, философского факультета. В приемной ректора они заключают пари, кто из них попросит у Садовничего меньше денег. Декан мехмата просит денег на бумагу, карандаши и ластики, а философ — только на бумагу и карандаши. Мысль о том, что у гуманитариев «все пойдет в дело», любой бред и вымысел сгодится, что критического мышления нет и быть не может — типичное «вульгарное» представление физиков и математиков, относящееся, опять же, к разделу университетской мифологии или устного народного творчества.

Можно поэтому предположить, что уважаемый всеми академик В. Л. Гинзбург, подписывая документ, содержащий, в частности, фразу «на каком основании, спрашивается, теологию — совокупность религиозных догм — следует причислять к научным дисциплинам? Любая научная дисциплина оперирует фактами, логикой, доказательствами, но отнюдь не верой», руководствовался не «фактами, логикой, доказательствами», но глубоко сидящим в «коллективном бессознательном» физиков архетипом пренебрежительного отношения «ко всяким там» философам и прочим «мракобесам». Кстати, среди физиков встречаются люди, которые ратуют (частным порядком) за отмену преподавания философии для нефилософов, а то и за разгон философских факультетов.

Здесь необходимо обратить свой взор на то, «а как это у них на Западе?», тем более что сами академики апеллируют к европейскому опыту в вопросе преподавания «Основ православной культуры». К примеру, рассмотрим институт теоретической физики Свободного Университета Берлина (Freie Uniersitaet zu Berlin). При университете существует институт протестантского богословия (Institut für Evangelische Theologie) на историко-культурном факультете и учебное направление «Католическое богословие» (Seminar für Katholische Theologie). Обучение по программе бакалавра предусматривает получение не только специальности «Протестантский теолог» (Evangelischer Theologe), но и дополнительной специализации «по вопросам экуменической деятельности и по религиозным основам многокультурного общества». (Последнее — горячая тема для Германии с ее бурно растущим мусульманским населением.) Институт также ведет подготовку магистров по той же основной специальности и имеет отделение аспирантуры.

Как относится университет к этому институту и как сам институт осознает свое место среди прочих областей знания? В Уставе (Studienordnung) магистратуры института, в частности, сказано: «Протестантская теология в Свободном Университете Берлина понимается как научный анализ (wissentschaftliche Überprüfung) библейских, исторических, догматических и практических традиций христианской веры. Она критично и самокритично осмысляет ее содержание в свете жизни человека в Церкви и в обществе, равно как и в свете нынешних задач Церкви в мире». Для нас такое самоопределение чрезвычайно важно. Ведь как бы секулярно ни воспринимался сам предмет богословия в современном немецком обществе, академическая среда признает богословие, то есть деятельность, основанную на Библии и церковном учении, научным предметом. Речь не идет о том, чтобы с точки зрения науки доказать или опровергнуть положения христианской веры. Речь идет о том, чтобы осмыслить веру на современном интеллектуальном уровне.

Для интереса приведу общий план программы обучения магистрантов этого заведения:

— Библейские дисциплины

— Систематическое богословие (Догматика, этика, вопросы из пограничных областей богословия, философии и других дисциплин)

— История Церкви

— Практическое богословие (религиозная педагогика, душепопечение, гомилетика, литургика, социология религии)

— Религиоведение

— Гебраистика

Очевидно, что это не есть просто «факультет религиоведения», которое пытаются навязать вместо собственно богословия (по специальности «Религиоведение», кстати, обучение здесь, в Свободном Университете, тоже ведется, но в другом институте). Так что авторы письма в каком-то смысле «под свою анафему падоша»: призвав обращаться к опыту Европы, они косвенно призывают вернуть богословие в ряды прочих университетских дисциплин.

Все написанное выше кажется довольно банальным, тем не менее есть люди, которые не понимают банальных вещей, и приходится объяснять то, что в Европе ясно всем.

Впервые опубликовано 9 августа 2007 года

Автор — выпускник физического факультета МГУ, в 2007 году — стажёр Свободного Университета Берлина; в настоящее время — кандидат физико-математических наук (защитил диссертацию «Непертурбативные явления в квантовой теории поля во внешних полях и при конечной температуре» в 2009 году), сооснователь проекта «Диссернет»