Путешествие в Париж: встреча с царицей Еленой

Ещё в детстве, начитавшись романов Дюма и Гюго, я хотела хоть одним глазком взглянуть на улицы, по которым бегали мушкетёры и гвардейцы кардинала. Со временем интересы менялись, и Париж в моём воображении приобрел новые черты...
Париж вечерний 

Набережные Сены, великолепные мосты у подножья Эйфелевой башни из многочисленных романтических фильмов студенческих лет, Лувр с его шедеврами и изысканная архитектура эпохи второй империи и арт-нуво. Однако Париж не исчерпывается культурно-историческими достопримечательностями: город, долгое время бывший центром католического государства, хранит общехристианские святыни. Например, в соборе Нотр Дам находится одна из величайших святынь христианского мира: Терновый венец Спасителя — тот самый, который воины возложили на главу Иисуса Христа, усугубляя Его страдания. В первую пятницу каждого месяца в три часа дня, а также в Страстную Пятницу католического Великого поста Терновый венец вместе с частицей Креста Господня и Гвоздём от него выносятся для поклонения верующим.

В Париже также находятся мощи моей святой покровительницы — равноапостольной царицы Елены. И, наконец, Париж — город,  неразрывно связанный с русской эмиграцией: ведь именно здесь нашли приют тысячи русских, вынужденных покинуть родину после революции, здесь они строили храмы, создавали религиозные, культурные и общественно-политические организации. Именно в Париже жили и работали наши писатели, философы, богословы, с именами которых связан подъем русской религиозной философской мысли XX века.

Длительная командировка в Северную Европу позволила осуществить детскую мечту. Даже более того, дала возможность походить по городу без гида, поклониться святыням и открыть для себя (после осмотра непременных туристических достопримечательностей) «русский Париж».

Святая равноапостольная царица Елена

Единственная возможность попасть к мощам святой царицы Елены была в воскресенье рано утром до литургии. Храм Сен-Ле-Сен-Жиль (улица Сен-Дени, д. 92), где находятся мощи, расположен в квартале с многочисленными увеселительными заведениями, но воскресным утром это был обычный тихий парижский уголок. Сам храм, несмотря на внешнюю «суровость», очень «приветливый» внутри. В нескольких местах висели православные иконы: Владимирская икона Божией Матери и, что совсем удивительно, икона преподобного Серафима Саровского. Немногочисленные, но очень приветливые прихожане готовили храм к воскресной мессе: зажигали свечи, раскладывали брошюры, репетировали какие-то католические напевы. На мою просьбу радостно откликнулись, хотя предполагаю, что мой французский позволил им понять, видимо, только имя св. Елены. Невольно вспомнились слова митрополита Вениамина (Федченкова) об отзывчивости французов: «Французы — мирный и очень дружелюбный народ. А их деликатное обхождение, вошедшее давно в плоть и кровь, невольно располагает вас к ним. И всегда они весёлые, неунывающие. По природе своей и за долгую свою историю они стали народом интернациональным. Поэтому у них одинаково дружно живётся всем эмигрантам — полякам, итальянцам, а потом и русским. Вы, живя среди них, совершенно не чувствуете себя чужими... Да, Франция была для нас почти отечеством. С искренней любовью, благодарностью вспоминаем её».

Крипта с пощами св. Елены 

Мне открыли крипту (небольшое помещение под главным престолом храма), куда совсем недавно были перенесены мощи святой равноапостольной царицы. В небольшом углублении с восточной стороны стоит реликварий с мощами, а вокруг иконы, лампады — прямо православный уголок в сердце католического храма.

А ведь ещё несколько лет назад никто не знал, что в Париже находятся мощи святой царицы Елены, матери первого в истории Римского императора-христианина Константина Великого, которая обрела на Голгофе Крест Христов и восстановила в Палестине поруганные язычниками Святые места, связанные с жизнью Спасителя. Именно тогда священник Трёхсвятительского подворья Московского Патриархата в Париже о. Николай Никишин обнаружил в католическом храме Сен-Ле-Сен-Жиль в саркофаге, подвешенном к потолку, мощи святой царицы Елены.

Действительно, трудно было предположить, что в католическом храме, находящемся на улице с многочисленными притонами — одной из немногих в центре Парижа, всё это время находилась такая великая святыня. Даже более того, католики тоже «забыли» о мощах, несмотря на то, что несколько веков от них происходили чудеса и исцеления, документированные свидетельства о которых были бережно сохранены в саркофаге вместе со святыней. Вот что рассказывает сам о. Николай об удивительной истории перенесения и почитания мощей:

«Прежде мощи хранились в Риме, в храме священномучеников Маркеллина и Петра, и один благочестивый французский монах (его звали Тёджис), получивший в Риме исцеление по молитвам святой Елены, загорелся желанием получить её мощи. Он спрятался вечером в храме, а утром вынес их и увёз с собой во Францию.

Не надо думать, что его поступок получил единодушное одобрение. Когда монах принёс похищенные мощи в свой монастырь, в их подлинность не поверили и похитителя осмеяли, потому что не было у него ни духовного авторитета, ни власти: все думали, что он обманщик. Но чтобы его разоблачить по всем правилам, создали комиссию, в которую вошли местные учёные монахи. Убедившись, что всё рассказанное им о святыне соответствует историческим данным, а позже получив подтверждение из Рима об исчезновении там мощей, в их подлинности сомневаться перестали. 

Для верующего человека, наверное, самым убедительным свидетельством могло служить то, что пребывание этой святыни во Франции сопровождалось такими чудесами, что можно было увидеть в происшедшем проявление воли самой святой Елены. Величие совершившихся чудес и исцелений убеждало, что в перенесении мощей святой участвовала не только человеческая воля монаха Тёджиса, не только его желание.

Храм Сен-Ле-Сен-Жиль 

Из документов, которые передавались вместе со святыней в течение семи-восьми веков, известно что король Карл (получивший прозвище Лысый) посчитал, что свидетельства монахов недостаточно и что дело о похищении мощей всё ещё остается непроясненным. Король предложил, чтобы монаха Тёджиса, если он продолжает настаивать на том, что похитил именно мощи святой Елены, подвергли испытанию кипящей водой. Монах согласился, веря, что святая его защитит. Монашеская братия была, конечно, смущена подобным предложением, но воля короля есть воля короля...

В течение двух-трёх дней, предшествовавших испытанию, вся братия стояла на молитве. Испытание происходило в присутствии Реймсского епископа Хинкмара, а также в присутствии других представителей духовенства, короля, знати. Известно, что монах Тёджис вышел из испытания невредимым, и это было воспринято как ещё один знак того, что мощи подлинные.

С IX века мощи царицы Елены стали центром паломничества для всего Реймсского епископства. Монастырь, где они хранились, возрастал и процветал.

Во время революции, когда во Франции начались гонения на Церковь, один из монахов обители (отец Грассар), зная, что в неё уже направлен отряд для конфискации монастырского имущества и разрушения монастыря, взял мощи из раки и перенёс их в церковь в соседней деревне. Монах был арестован, а монастырь — разрушен революционным отрядом и впоследствии продан новой властью окрестным крестьянам, использовавшим кирпичи монастырских строений для своих бытовых нужд.

В 1820 году состарившийся уже отец Грассар решил передать спасённую им от поругания святыню в одну из окрестных церквей, где почитание святой Елены существовало с IX века. Но епископ Парижский посчитал, что святыня должна находиться в храме, где ей будет воздаваться более широкое почитание. Тогда к монаху обратились рыцари Королевского братства Святого Гроба Господня. Это братство считало царицу Елену своей основательницей, так как она восстановила христианские святыни в Иерусалиме. Братия осуществляли свои ежегодные собрания в церкви Сен-Лё-Сен-Жиль в Париже, где под алтарём и были положены мощи святой Елены.

История продолжалась. Во время Парижской Коммуны революционеры ворвались в церковь, и, схватив святыню, понесли её выкидывать. Но тут, по чудесному Промышлению, один из офицеров восстал, заявив, что, если кощунники сделают ещё хоть шаг, он начнёт стрелять. Тот, кто нёс мощи, бросил их, — благодаря этому они и сохранились, в то время как все другие святыни храма были уничтожены, витражи его — разбиты, и церковь подверглась опустошению. После того как коммунары ушли, священник поднял и сохранил святыню. С тех пор и поныне она хранится в этой церкви.

Продолжение следует...

Использованы материалы сайта http://la-france-orthodoxe.net/ru/

Впервые опубликовано 26 августа 2007 года под названием «Путешествие в Париж»