Волонтерские каникулы в Общине святого Эгидия

Ноябрь 2010 года, Рим. Мы спешим по мощеным мостовым, наспех разглядывая пестрые улицы, вдыхая запах кофе, цветов и булочек. Прохожих мало, сегодня праздник – День национального единства, на площади парад. Никак не могу до конца осознать, что я в Риме – в вечном городе, столице искусства, соединяющей в ослепительной эклектике пласты древности и современности.

 

Храм Санта Мария ин Трастевере (Фото:Калиса Патлусова)

Храм Санта Мария ин Трастевере (Фото:Калиса Патлусова)

Мы – это небольшая группа православных паломников из разных храмов Москвы и добровольческих движений. Приехали по приглашению Общины святого Эгидия с целью на практике познакомиться с их опытом служения бедным. Нам хочется найти ответы на некоторые вопросы, например: как им, волонтерам, удается так много делать для бедных и малообеспеченных людей и оставаться верными своему служению на протяжении десятилетий? Благодаря чему они за 40 лет из кучки студентов превратились в общину количеством более 50 000 добровольцев, работающих во многих странах мира?

У нас впереди семь дней общения, неделя волонтерской практики в Риме.

Молитва и дело

По узким извилистым улочкам района Трастевере мы подходим к Храму Общины – Санта Мария ин Трастевере (Церковь Святой Марии за Тибром).

Он считается первым богородичным храмом Рима, был основан в 340 г. Интересно, что церковь сохранила свой первоначальный облик, несмотря на проводившиеся на протяжении веков многочисленные реставрационные работы.

Храм Санта Мария ин Трастевере (Фото:Калиса Патлусова)

Храм Санта Мария ин Трастевере

(Фото:Калиса Патлусова)

В этом районе в 1968 г. по инициативе студента Андреа Риккарди (сегодня он - президент Общины святого Эгидия, профессор истории) начали встречаться для чтения Евангелия несколько студентов и школьников старших классов. Теперь один из бывших студентов Андреа Риккарди – Адриано Рокуччи, приветливо встречает нас в одном из залов и на хорошем русском языке рассказывает о храме и Общине.

«Община появилась в то время, когда молодежь в Италии задавалась вопросами: как изменить мир, что необходимо предпринять, чтобы жизнь стала лучше? Говорить о христианстве тогда было не модно, большая часть общества была увлечена вопросами социализма. Но мы верили тогда (как и сейчас), что изменить мир можно только с помощью воплощения Евангелия в реальной жизни, то есть путем молитвы и служения.  Постепенно сформировались наши нормы и правила, которые являются главными для Общины и сейчас. Это община мирян, но главное место в ней занимает Литургия.

Молитва – это наш хлеб, но также важна для нас и деятельность – добрые дела, к которым призывает нас Господь. Мы постарались их соединить, и  это легло в основу нашей Общины.

Мы помогали нуждающимся и постепенно поняли, что служение бедным стало приоритетным в нашей деятельности. Пример любви и заботы о ближнем дан нам в Евангелии от Луки, в притче о милосердном самарянине. И мы стали стремиться заботиться о бедных подобным образом – конкретно и с любовью. И очень быстро заметили, что это приносит радость.

Молитва и деятельность сильно связаны между собой. Тратить время на заботу о бедных, больных, умственно отсталых – это «не экономично», но это конкретное измерение, это время любви, как и молитва. Во-первых, необходимо помнить, что каждый из нас тоже слаб. А во-вторых, можно ли измерить цену времени, потраченного, например, на Литургию?»

Адриано Рокуччи, вице-президент и генеральный секретарь Общины святого Эгидия, профессор истории (Фото Калисы Патлусовой)

Адриано Рокуччи, вице-президент и

генеральный секретарь Общины

святого Эгидия, профессор истории

(Фото Калисы Патлусовой)

Вечерняя молитва, совершается членами Общины ежедневно и является важным моментом их жизни (прощаясь члены Общины часто говорят друг другу «встретимся на молитве» или «увидимся вечером»). Зайдя в храм, мы отмечаем, что людей достаточно много, несмотря на праздничный день. Волонтеры дежурят у входа, помогая тем, кто пришел в первый раз. Мы не знаем итальянского, поэтому нам дают наушники, чтобы мы могли слушать перевод.

Глубокая общность

Община святого Эгидия с первых лет своего образования стала заботиться о нищих, безработных, бездомных и цыганах, живших тогда в трущобах и палаточных городках на окраинах Рима. Затем служение бедным стало появляться и в других городах Италии. Возникали местные общины и общинки, а со второй половины 70-х годов движение начало распространяться в Западной Европе и на других континентах. В 1986 г. Ватикан придал общине официальный статус "Международной общественной организации мирян".

Сейчас в Общине насчитывается более 50 тыс. человек. Она продолжает свое служение более чем в 60 странах мира.

«У общины нет какого-то узкого направления или специализации, - говорит (опять же на прекрасном русском) член Общины Алессандро Салакконе. – В каждом городе члены Общины стараются понять нужды бедных и заниматься ими. Например, наши братья и сестры в Африке помогают прокаженным, а в Латинской Америке создают приюты для беспризорных детей.

Надо отметить, что между нами есть глубокая общность, которая основывается на взаимном уважении и дружбе. Часто мы ездим друг к другу для общения и обмена опытом».

Опыт служения бедным у Общины святого Эгидия действительно большой. Они создают приюты и школы для беспризорников, помогают больным СПИДом и прокаженным, ухаживают за престарелыми, открывают школы для детей иммигрантов в странах Западной Европы, столовые для бедных, помогают заключенным, содействуют отмене смертной казни. Помощь оказывается всем нуждающимся, независимо от их религии, наличия документов, регистраций и пр.

фотка община святого Эгидия
 

Также Община ведет миротворческую деятельность. Она содействовала урегулированию многолетнего конфликта в Мозамбике, работала в Косово и Алжире. Именно благодаря этой организации 4 октября 1992 года в Риме, в той самой комнате, где состоялась наша первая беседа сАдриано Рокуччи, был подписан мирный договор между правительством Мозамбика и оппозиционной вооруженной организацией "РЕНАМО". Это произошло после 16-летней войны, в результате которой погибли около 1 млн. человек, а страна была доведена до крайней нищеты. Урегулирование конфликта стало возможным благодаря двухлетним трудным переговорам, в которых Община взяла на себя роль признанного обеими сторонами посредника.

За время нашего пребывания в Риме мы успели познакомиться с опытом работы Общины с умственно отсталыми людьми, побывать в столовой для бедных и в доме семейного типа для стариков, поучаствовать в раздаче бутербродов на вокзалах и в разборе одежды для бездомных. О некоторых из этих проектов стоит рассказать подробнее.

Даже слабый и больной может помогать другим

 

Волонтеры Общины святого Эгидия – Симона и Алессандро

(Фото Калисы Патлусовой)

«История дружбы с умственно отсталыми людьми началась буквально с первых дней образования Общины, - рассказывает Алессандро. – Так как мы «поселились» в районе Трастевере, то и дружить стали с больными из этого района, некоторые из них стали приходить в Храм на молитву. Постепенно мы стали задаваться вопросом: как сделать так, чтобы эти люди могли жить в духе Общины? Для этого необходимо было найти подходящий способ общения с ними, ведь многие из них вообще не могут говорить, либо говорят плохо и, поэтому, не могут выразить свои мысли, чувства, не могут общаться так, как все мы. И таким средством общения, причиной, чтобы идти навстречу друг другу, стало рисование. Со временем мы поняли, что искусство действительно является для них средством самовыражения и помогает найти контакт с внешним миром.

При поддержке государства не так давно нам удалось открыть выставку работ наших подопечных, и сейчас вы увидите настоящие шедевры, великолепные произведения искусства».

Мы заходим в небольшое, аккуратное здание, расположенное недалеко от храма Санта Мария ин Трастевере. Нас встречает Симона – волонтер, член Общины святого Эгидия, она работает с умственно отсталыми людьми уже более 15 лет.

картина 1
 

«Не надо думать, что если человек умственно отсталый, то он автоматически является художником, - предупреждает Симона. – Здесь вы увидите результат 30-летней работы. Сейчас многие из наших подопечных – состоявшиеся художники, но они начинали заниматься искусством здесь, с нашими волонтерами. Много лет назад я подключилась к этому процессу. Вместе мы изучали великих мастеров, и это была очень большая культурная работа, потому что многие из наших волонтеров, в том числе и я,  никогда не посещали художественных школ. Но мы стали исследовать искусство и изучать методы исследования, и преподавали это нашим подопечным.

картина 2
 

Сейчас такие школы рисования работают по всей Италии. Мы проводим лекции, специальные занятия и просто встречи. Очень важный момент нашей работы – катехизация умственно отсталых людей. Я хочу подчеркнуть: мы проводим катехизацию вместе с ними, а не для них. Мы собираемся до и после воскресной Службы, читаем и объясняем Евангелие. Это очень важно, потому что получить такую информацию людям с отклонениями достаточно сложно – обычно для них не предусмотрены воскресные школы. Пытаясь донести до них фундамент веры, мы заметили, что они очень глубоко воспринимают религиозные темы. И мы с удивлением обнаружили, что пока мы пытались в них что-то вложить, они очень многое вложили в нас и многое объяснили нам о Евангелии. Сегодня мы видим, что они полностью разделяют дух Общины святого Эгидия. Часто наши художники не берут себе средства, вырученные от продажи картин, а жертвуют их на проекты Общины. Благодаря этому, в прошлом году в Мозамбике была открыта общеобразовательная школа для детей.

картины 3
 

Мы уверены, что слабый и больной тоже может помогать другим. В нашей Общине даже цыгане помогают тем, кто находится в более стесненных обстоятельствах».

Картины, которые мы увидели, без преувеличения, ввели нас в недоумение – как такое может нарисовать человек с отклонениями в развитии?! Одна из наших паломниц, Лидия Николаевна, художник, искусствовед вымолвила: «Здесь умственно отсталым чувствуешь себя». Конечно, у нас появились вопросы:

 - Симона, кто вы по образованию?

- Вообще, я – филолог. Среди наших волонтеров нет профессионалов воспитателей или преподавателей, мало и тех, кто профессионально обучался рисованию. Дружба – вот та основа, которая помогает нам заниматься этим.

- А если возникнет всплеск агрессии со стороны ваших учеников, кто будет страховать?

- В начале, когда наши волонтеры только начинали работать, было очень тяжело. Но потом мы поняли, что надо пытаться лучше узнать наших друзей. Помимо встреч, мы стали организовывать лагерь на одну неделю в течение лета. Мы снимаем на это время гостиницу, живем вместе. Так у нас появляется возможность хорошо узнать друг друга, мы начинаем по-настоящему дружить. Личное знакомство, дружба – основополагающий момент в понимании друг друга.

картина 4
 

Еще мы посещаем наших друзей на дому, знакомимся с родителями и получаем возможность узнать больше о реакциях, привычках предпочтениях наших друзей.

Но, вообще-то, у них практически не бывает сильной агрессии. Во всяком случае, я не могу вспомнить. Общая атмосфера дружбы помогает им преодолеть их сложности. Наверное, это чудо.  (улыбается)

- Получаете ли вы какие-то деньги – зарплату, премии от государства или спонсоров?

- Нет, мы – волонтеры и занимаемся служением в свободное от основной работы время. Конечно, у нас возникают проблемы с арендой помещений, покупкой материалов для работы… Мы жертвуем какие-то свои средства, наши родственники и друзья помогают, мы просим помощи у государства и коммерческих структур. В общем, стараемся решать проблемы. Например, часто просим помещения для мероприятий в приходах разных храмов.

- Сколько времени каждый волонтер уделяет общению и работе в ваших школах? Существуют ли графики, планы и нормы работы?

- Каждый из нас выбирает свою меру. В воскресенье мы ходим на Литургию и в школу, среди недели один раз проводим занятия в школе. Иногда мы можем уделять больше времени нашему служению, иногда меньше. Часто наши друзья попадают в больницы, тогда, конечно, мы навещаем их чаще. В общем, нет ограничений по времени».

Ресторан 1
 

Время обеда. И наша группа перемещается в необычный ресторан под названием «Льи Амичи» («Друзья»), который находится буквально в двух шагах от выставки. Необычен он тем, что здесь тоже работают умственно отсталые люди. У входа нас встречает парень с признаками болезни Дауна. «Открыв этот ресторан, мы смогли обеспечить работой 30 инвалидов, - сообщает Алессандро. – В ресторане работают всего четыре профессионала: три повара и управляющий, остальные – умственно отсталые инвалиды».

Интерьер ресторана лаконичен и элегантен. На стенах видим работы друзей из школы рисования, много живых цветов. Кухня оснащена профессиональным современным оборудованием: имеется пароконвектомат, электро-механика,  посудомоечная машина.

 

Паста о Минестра?

Ресторан 2
 

 «Это место, где можно ощутить дружескую атмосферу, о которой так часто говорят в Общине святого Эгидия, - объясняет Алессандро. – Мы много лет раздавали бутерброды на вокзале, а потом родилась идея создания столовой для бедных. Импульсом к открытию столовой послужила и трагическая история, которую запечатлел в этой скульптуре (показывает на скульптуру у входа) художник. Одной женщине по имени Модеста Валенти стало плохо на вокзале «Термини». Прибывшая скорая помощь ее не забрала, так как она была грязная, и у нее не было при себе документов. Модеста умерла.

Женщина умирает на вокзале из-за равнодушия - мы решили, что эта история – вызов для нас.

Мы стали искать средства на покупку помещения для столовой, потому что не могли найти аренду в районе Трастевере. И такие средства удалось собрать, подходящее помещение тоже нашлось!

Столовая эта необычна хотя бы тем, что она с согласия городских властей является местом виртуальной прописки для многих бездомных. Виртуальная улица названа в память об умершей женщине – Модеста Валенти. Наличие регистрации играет огромную роль для бездомных – она позволяет им социально идентифицировать себя в обществе. А также, они могут получать почту и, таким образом, не терять связи с родственниками. Здесь есть волонтеры, которые занимаются исключительно получением и распределением почты.

Также, общаясь с бездомными, мы поняли, что они любят читать. Особенно потребность в книгах увеличилась, когда сюда стали приезжать люди из бывшего Советского Союза, имеющие высшее образование. Поэтому в столовой есть маленькая, но очень востребованная библиотека.

Столовая работает с 16 до 20 часов ежедневно. Бедные должны чувствовать себя здесь как дома, поэтому они могут проводить за столом столько времени, сколько хотят, до закрытия столовой. По-семейному теплую атмосферу пытаемся создать и за счет того, что отмечаем все религиозные праздники – и христианские, и мусульманские, а также Дни рождения.

Важно отметить, что в этой столовой нет привычного формата самообслуживания. Мы обслуживаем, как в ресторане. То есть волонтеры здесь – официанты. Конечно, это требует от нас много сил, но мы считаем, что именно так должны служить бедным. И вот почему.

Среди людей, которые сюда приходят, много тех, которых принято считать изгоями в обществе – бездомные, нищие. Для нас очень важно подарить им внимание и заботу, чтобы они почувствовали, что они – не отверженные, что их принимают, о них помнят. Так мы пытаемся вернуть им достоинство.

Другой принцип этой столовой – выбор. Мы предлагаем два первых и два вторых блюда на выбор. Остальное – вода, хлеб, фрукты, масло – подаются комплексно. Почему выбор принципиален? Во-первых, у каждого есть свои физиологические особенности и болезни. Например, у кого-то проблемы с зубами, и он предпочтет минестру (суп). Во-вторых, мы стараемся учитывать традиции наших гостей. В меню на выбор обязательно есть блюдо с мясом и блюдо с рыбой. Благодаря этому, мусульмане и православные христиане, которые постятся, могут не нарушать свои традиции. В-третьих, предлагая выбор, мы, таким образом, проявляем уважение к нашим гостям».

 - В столовую может прийти любой? - спрашиваем мы.

 - Да. Каждому новичку мы выдаем карточку, в которую вклеивается его фотография. Эту карточку он предъявляет при обслуживании. Часто она является единственным документом, который имеется у человека.

 Перед тем, как войти внутрь, Алессандро просит нас не комментировать свои впечатления, так как здесь много русскоговорящих. Мы входим в просторный коридор, у стен стоят опрятные скамейки, на стенах - картины (благодаря школам рисования для умственно отсталых, красота и эстетика сопровождает нас во всех заведениях Общины). Проходим зал ожидания с библиотекой, где достаточно многолюдно, оставляем свои вещи в комнате для волонтеров и приступаем к работе.

 Нам объясняют, что на чистый стол мы стелим бумажную салфетку и ставим одноразовые приборы. Когда за стол садится гость, мы, поприветствовав его, предлагаем выбрать первое блюдо: Паста о минестра? С заказом обязательно приносим фрукты, хлеб, оливковое масло и воду. После того, как гость съест первое, предлагаем второе: секондо о формаджо? (паста – это макароны, минестра – это суп, секондо – второе блюдо из мяса или рыбы, формаджо – сыры).

 Когда гость поужинает, он заворачивает всю использованную посуду в салфетку и относит ее в контейнер. Мы моем стол и стул, приносим чистую салфетку, приборы и приглашаем следующего.

 В столовой два зала (это самая большая столовая для бедных в Европе). В одном из залов есть совмещенная с кухней линия раздачи, куда волонтеры подходят за готовыми блюдами и посудой.

 Посетителей много и, действительно, слышна русская речь. "Эта столовая - самая лучшая в Риме, - делятся с нами две женщины из Украины. - Здесь есть выбор, хорошие продукты и всегда чисто".

 У многих людей, которые приходят сюда, сложные, порой трагические судьбы, но напряжения между ними не чувствуется. Напротив, все доброжелательны, спокойны, никто не ругается, не суетится. За многими столиками идет мирный разговор. Помимо волонтеров, сегодня работают монахини. Встречаюсь с ними взглядом - улыбаются.

 Вечером, к восьми часам, залы пустеют, и за работу принимается Гульельмо Спирито – человек, который 20 лет назад основал эту столовую. Он сдвигает столы со стульями и моет полы. Сам. Каждый день.

В праздник Рождества Христова члены Общины приглашают своих нуждающихся друзей на пир, который организуется прямо в храме Санта Мария Трастевере. Они готовятся к празднику заранее: каждому подбирают индивидуальный подарок, поздравление, готовят угощения. Волонтеры ставят в ряд столы и встречают гостей с подписанными поименно подарками. В прошедшее Рождество в гости пришли более 1000 бездомных.

Долголетие – это благодать

Фото: Николетта знакомит нас со стариками
Николетта знакомит нас со стариками

В районе Трастевере есть еще одно значимое место – дом семейного типа для стариков. Община купила его 2,5 года назад у женского монастыря. Деньги собирали всем миром – члены Общины из разных стран вложились в эту покупку, помогла и городская администрация. «Это было трудно, но мы все-таки решили купить дом именно здесь, в центре Рима, и, таким образом, напомнить обществу, особенно молодой и успешной части населения, о близких людях, которые нуждаются во внимании и заботе, - объясняет нам волонтер Николетта. – К сожалению, в Европе есть такое явление, когда бедных выгоняют из городов. Это очень печально, так как это знак городов, которые больше не матери, а мачехи своим детям, то есть они не могут защитить своих самых слабых граждан. В ответ на это явление было решено создать дом для стариков, как и столовую для бедных, в самом центре города.

Как вы знаете, Община святого Эгидия основана на молитве и на братском отношении друг к другу, в том числе и к бедным, - продолжает Николетта. - Почему мы причислили стариков к бедным? Потому что большинство пожилых людей с экономической точки зрения являются бедными. Низкий уровень доходов, проблемы со здоровьем, общением… Мы видим в стариках образ слабости и хрупкости, который содержится и в каждом из нас. Эта слабость уже не может жить самостоятельно, она нуждается в поддержке и помощи.

Даже состоятельные пожилые люди могут оказаться в тяжелом положении, например, в одиночестве. Явление забвения хрупких людей в обществе, в большом городе, вообще является трагическим.

Стариков все больше и больше, и это, несомненно, благодать, так как жизнь людей удлиняется. Наши дедушки и бабушки мечтали о том, чтобы жить дольше, и вот, наконец, это время настает. Но как сделать так, чтобы жизнь в преклонном возрасте была не трагедией, а даром? Мы решили посодействовать в этом нашим служением.

Дом поделен на две части. В одной живут самостоятельные старики, в другой – нуждающиеся в уходе. Мы ухаживаем за ними по сменам. Конечно, каждый из нас имеет основную работу, свою профессию, семью, дела, но вместе, договариваясь и подменяя друг друга, мы можем гарантировать непрерывное круглосуточное дежурство. У нас получается три смены по четыре часа в течение дня, в каждой из них работает минимум по два волонтера, и один человек дежурит ночью. Всего здесь служит около 30 человек и работает одна женщина, которая помогает делать уборку каждый день, она получает зарплату из фонда Общины».

Мы заходим в дом, поднимаемся на третий этаж. Перед нами открывается просторная, уютная комната, в одной части которой несколько стариков в креслах и на инвалидных колясках, укутанные в пледы, увлечены просмотром фильма, в другой части находится кухня с большим столом. Комната красивая и чистая. Много картин, цветов, отделка выполнена в спокойных тонах. Каждая деталь интерьера продумана и подобрана со вкусом.

«Здесь ремонт лучше, чем в наших личных квартирах, - продолжает улыбаясь Николетта. – Мы стараемся обеспечить не только комфорт, но и особенную атмосферу: проводим праздники, встречи, отмечаем Дни рождения, приводим в гости своих детей и внуков».

Многих стариков сейчас нет дома – ходячие повезли на молитву в храм лежачих, и нам показывают их комнаты. Широкие двери, через которые без проблем проедет инвалидная коляска, кровати с защитой от падения, кнопки для вызова волонтеров, специальные туалеты в каждой комнате. Все просто, аккуратно и практично.

Заходим в кабинет для волонтеров – небольшой диван, стол и компьютер – самая маленькая комната в доме. Нам объясняют, что через интернет, с помощью специальной программы здесь постоянно поддерживается связь с врачами. Волонтеры измеряют у стариков давление, температуру, уровень глюкозы в крови, ритм сердца - все, что можно определить самостоятельно, и пересылают результаты врачам. Так удается поддерживать круглосуточное наблюдение за стариками, врачи могут помочь заочно, не видя стариков, например, поменять лекарство, или же они срочно выезжают на помощь.

«Мы стараемся, чтобы наши бабушки и дедушки не посещали лишний раз поликлиники, это для них тяжело» - говорит Николетта.

Мы просим рассказать, как старики попадают сюда, ведь количество мест ограничено – в доме 6 комнат для несамостоятельных и 12 квартир этажом ниже  для самостоятельных. А также есть комната для временного проживания, образно говоря, скорая помощь.

«Старики попадают сюда вследствие печальных событий: либо потеряли квартиру, либо семью, либо и то и другое. Например, у нас уже 10 лет живет старушка, Мария, которой в августе исполнилось 96 лет. Все ее родственники умерли, одна она не смогла оплачивать свою квартиру и оказалась на улице. Будучи знакома с Общиной, так как почти всю жизнь ходила на службы в храм Санта Мария ин Трастевере, Мария рассказала нам о своей ситуации. С тех пор она с нами.

Наша мечта – продолжает Николетта, - чтобы такой дом был в каждом районе, чтобы старики не покидали свои родные места, где у них есть какие-то связи, знакомые люди, общение, любимые переулки. Потеря всего этого действует на них очень негативно, что, конечно, отражается в первую очередь на их хрупком здоровье».

Николетте надо уходить. Обратно, до места наших встреч – храма Санта Мария ин Трастевере – мы пойдем с Лоренцой. По дороге она рассказывает мне, что занимается другим интересным служением – преподает в школе Общины итальянский язык для бедных и иммигрантов. У школы существуют договоренности с двумя университетами - выпускники могут сдавать вступительные экзамены бесплатно на любой факультет и на общих основаниях проходить конкурс. «В этом году все мои ученики, которые несколько лет назад поступали в университеты, получили дипломы, и я счастлива! – делится радостью Лоренца».

Внутреннее устроение

Алессандро и отец Марко (Фото: Калиса Патлусова)

Алессандро и отец Марко (Фото: Калиса Патлусова)

В один из дней нашего пребывания в гостях у Общины святого Эгидия, состоялась интересная беседа с одним из священников Общины, отцом Марко. У нас было множество вопросов: мы просили рассказать о личном пути отца Марко, о внутреннем устроении Общины, о ее духе, о любви и дружбе.

- Я – счастливый священник. Мне 51, в Общину я пришел, когда мне было 14, - начал рассказ отец Марко. – Здесь я нашел много друзей, обрел дружбу с бедными и нашел главное приключение своей жизни, которым до сих пор живу. Здесь я понял, что быть учениками Господа – это самый лучший способ, чтобы стать счастливыми.

У нас есть друзья во многих странах: в России, Африке, Индонезии, Пакистане… Причем, в Пакистане нашим братьям и сестрам труднее всего – там до сих пор существуют гонения на христиан. Но мы считаем, что нет такого места на Земле, где было бы невозможно проявить бескорыстную любовь. И если говорить о бескорыстной помощи бедным, как о проявлении любви к ближним, то первое сомнение, которое у вас может возникать, что дружить бескорыстно с бедными очень трудно. Среди католиков есть много людей, которые думают так. Если у вас тоже появляются такие сомнения, то не переживайте – это первая самозащита перед началом приключения. Можно сказать, что величина вашего сомнения прямо пропорциональна величине этого приключения.

Помогая бедным, мы начинаем понимать, что слова в Евангелии и наша жизнь не настолько далеки друг от друга. Мой совет: чтобы преодолеть сомнения, в то время как вы помогаете бедным, думайте о Литургии, о молитве. Это время не имеет никакого экономического смысла, оно бескорыстно, но именно в это время мы учимся любить.

Любовь к бедным, как и вообще всякая настоящая любовь, красива. И вы можете показать эту красоту другим людям, помочь им испытать эту любовь. Глядя на вас, на вашу работу люди могут захотеть присоединиться к вам.

Когда молодой человек говорит своим друзьям о том, что он влюбился в 90-летнюю женщину, он как бы показывает жизнь наоборот. Большинство людей такого возраста живут в забвении, часто далеко от семей. И когда молодого человека спросят почему же он в влюбился в старушку, он может ответить: «потому что она любит меня, она меня ждет, она ценит мою жизнь…». Любовь, которую мы получаем и передаем, - это великий знак для всех.

- Священник Общины святого Эгидия – что входит в круг его деятельности? – спрашиваем мы.

- Священники полностью включены в жизнь Общины. Они служат в храмах, совершают таинства, занимаются духовными вопросами членов Общины и они служат бедным, как все члены Общины.

Можно сказать, что первая наша школа для священников – это школа служения бедным. Благодаря им в нас возникает любовь. Они просят нас жить в том союзе, который сам Господь заключил с бедными. Для нас бедный является своего рода викарием Святого Духа.

Раз в год Община устраивает встречу с епископами (мы, конечно, хотели бы, чтобы они все служили вместе с нами). Мы определяем их на кухню мыть посуду, раздавать еду, и они очень довольны. Почему? Потому что обычно между епископом и бедным всегда есть какой-нибудь посредник, а в этот день они общаются лично.

- Как Община добывает средства на свою деятельность?

- Мы просим.

Когда мы были студентами, мы просили помощи у друзей, однокурсников, родственников, обращались в католические организации. Потом мы стали обращаться в государственные и частные структуры, но при этом сохраняли свою свободу. Уже несколько лет нам помогает мэрия. Но бывает, что мы не принимаем некоторую помощь, например, если от нас требуют ввести какие-то ограничения. Мы хотим, чтобы в наших столовых обедали все нуждающиеся, а не только граждане Италии.

Конечно, проблем у нас много, и не только со столовой. Община растет, растут и нужды. Но я хочу подчеркнуть, что главный наш ресурс – молитва бедных. Именно они поддерживают нас. Мы защищены их молитвой. И я убежден, что тот, кто делает зло бедным, обречен на упадок.

Мы знаем, что есть очень состоятельные люди, которые ждут хорошего предложения. Нам ведь не только дают деньги, нам могут давать, например, столы для столовых, лекарства, помещения для проведения мероприятий… Мы проводим благотворительные ярмарки, наши волонтеры стоят у супермаркетов и просят купить что-либо для нас – пространство для фантазии огромно. Когда шла война в Мозамбике, нам удалось отправить целый корабль гуманитарной помощи, которую мы собрали подобным образом.

- Депортирует ли ваше правительство цыган, как Франция?

- К сожалению, да.

- Община старается как-то повлиять на это?

- Мы пытаемся, и бывает, нам удается что-то сделать.

Несколько лет назад была депортирована семья цыган – беженцы из Боснии. В этой семье даже есть девочка с синдромом Дауна. С помощью одного адвоката, члена Общины, мы подали в Страсбургский суд иск на итальянское правительство. И мы победили, их вернули в Италию. После этого события, ситуация с депортацией цыган в нашей стране стала меняться.

Мы стараемся защищать цыган. Мы стремимся к тому, чтобы они учились. Это очень тяжелая работа – интеграция цыган в школу, так как в любой момент табор могут разрушить, и дети окажутся на другом конце города, в другом лагере и в эту школу уже ходить не смогут.

Недавно мы служили панихиду по трехмесячному ребенку, который погиб при пожаре в цыганском лагере. На панихиде было много цыган, и был мэр города. Мы вспомнили всех, кто погиб в течение последнего времени в цыганских лагерях из-за трагических событий. После панихиды мэр сказал: «Я понял, что надо что-то менять».

- Существует ли в Общине иерархия? Отчитываетесь ли вы перед кем-нибудь о своей деятельности?

- В первую очередь мы отчитываемся перед Иисусом (улыбается). Конечно, иерархия существует: священники, епископы.

- Каким образом вы разделяете бедных на друзей и НЕ друзей? Наверняка, не все бедные являются вашими друзьями (не может же быть 100 друзей). В таком случае ваш отклик на их просьбы одинаков или нет?

- Наверное, каждый из нас думает о том, что существует особенная дружба. Но я не могу сказать с уверенностью, что этого особенного может быть очень много - больше, чем в дружбе с каким-нибудь другим человеком.

Каждая дружба может быть особенной, у каждой есть своя история и каждая учит чему-либо.

Честно говоря, не знаю, разделяем ли мы людей. Мы стараемся смотреть друг на друга. Конечно, не всегда можно дать бедному все, что он просит в полной мере, но можно ответить ему дружбой. А когда становишься другом бедного, ты возвращаешь ему достоинство, ты, как бы изменяешь его историю жизни в лучшую сторону. И это, наверное, то, в чем все мы очень нуждаемся.

- Где границы этой дружбы? Ведь можно отдать все и самому стать бедным, но, наверное, для большинства такой путь неприемлем. Как определить границы?

- Мы свободны, но важно помнить, что Господь будет судить нас в зависимости от того, насколько мы любили. «Любовь до того совершенства достигает в нас, что мы имеем дерзновение в день суда». (1Ин, 4, 17). Поэтому каждый из нас должен задать себе вопрос о любви.

Иисус не презирает даже стакана воды, поданного с любовью, простого посещения больного или одного доброго слова. Между опытом служения Святого Франциска Ассизского и простым посещением больного находится наша свобода. И Господь не говорит нам, что только тот, кто выбрал меру Франциска Ассизского, будет спасен. Я думаю, не надо сильно переживать о том, где границы наших пожертвований, но надо задаваться вопросом насколько наша любовь настоящая.

- Разве любовь не призывает отдать все?

- Каждый должен ответить на этот вопрос сам. Иисус говорит: «Пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы?» (Мф.9:12-13).

Есть люди, которые жертвуют большие средства, но их сердца от этого очень страдают, так как они сильно привязаны к этим средствам.  И, наоборот, сердца тех, кто отдает с любовью, радуются.

Когда Господь говорит, что надо отдать все, то это «все» подразумевает сердце, душу и ум. То есть Он призывает нас возлюбить Бога всем сердцем, душой и умом. И потом, Иисус говорит любить ближнего как самого себя, но не против себя. «Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки»  (Мф.22:38-40).

- А если кто-либо из бедных начинает себя плохо вести, использовать каким-либо образом ваше доверие, как вы решаете эту проблему?

- Мы воспитываем их - объясняем, что тот, кто ведет себя подобным образом, всегда проигрывает.

Бедные, как и все люди, бывают хорошие и плохие, но каждый имеет право на исправление. Исправление – это знак материнства и отцовства. У бедных тоже есть право жить в семье, и мы стараемся, чтобы такой семьей стала наша Община. Здесь важно помнить, что от получившего много, много и спросится, а ведь мы получили много. Я не знаю, почему я родился не в цыганском таборе, а  в той семье, в которой я смог получить все необходимое для жизни, в том числе и мой социальный статус. Это тайна. Необъяснимая тайна. Мы не всегда помним, что эта тайна существует. Святой Иоанн Златоуст говорит о том, что каждый из нас получил много от Бога не в награду за труды, но как чистый дар Его человеколюбия. То, что мы получили больше заслуженного, стало возможно благодаря Любви. У меня есть долг по отношению к тому, что я имею, и этот долг может помочь мне любить.

Чудо, свидетелями которого мы являемся, заключается в том, что даже бедные могут помогать тем, кто беднее их. Вы знаете, что умственно отсталые люди, которые научились рисовать вместе с нашими волонтерами, сейчас продают свои картины, и, благодаря их пожертвованиям, мы смогли открыть школу для детей в Африке. Даже инвалиды и заключенные помогают другим, и это доказательство того, что христианская жизнь – предложение для всех.

- Среди нас есть люди, которые заняты разными служениями, но у них нет общины. Возможно ли служение не в форме общины?

- Конечно. Я считаю, что люди, которые служат бедным вне общины, - выше меня, потому что надо быть сильным духом, чтобы одному творить добрые дела. Но мы рады, что вы узнали другой христианский путь, который объединяет людей вместе и дает большие возможности духовного роста.

- А что объединяет вместе?

- Общину объединяет молитва, дружба с Богом, друг с другом и с бедными.

- Что первично: община или служение?

- Думаю, что главное – быть христианами. Когда между людьми появляется доверие, уважение, дружба и общее дело, то образуется община.

- В общине существует планирование, менеджмент?

- Да, мы планируем с большой фантазией, но главная цель – спасти душу.

- Какие ближайшие планы у Общины?

- Ближайшие планы – жить в молитве и дружбе с бедными и друг с другом. Не было бы наших столовых, школ и домов для стариков, если бы не было нашей дружбы с Евангелием и между нами.

 

И последнее

 

Алессандро Салакконе (Фото: Калиса Патлусова)

Алессандро Салакконе (Фото: Калиса Патлусова)

Настало время прощаться. Мы выходим из скромного и уютного общежития Общины святого Эгидия,Адриано и Алессандро провожают нас до автобуса, который отвезет нашу группу в аэропорт. Звучат последние, но очень важные вопросы:

 - К нам, в православные молодежные движения приходит много людей, но в течение полугода многие уходят. Как вы поддерживаете интерес к Общине, ведь вы мало пишете о себе в СМИ? Предпринимаете ли вы что-либо, чтобы люди оставались с вами?

 - Среди начинающих есть те, кто сначала стал ходить на молитву, а потом присоединился к служению бедным. Бывает и наоборот – сначала человек стал служить, а потом пришел к молитве. Здесь самое главное заключается в том, что в Общине они нашли дружбу. Мы проводим Евангельские встречи, куда приходит большое количество людей разных возрастов, все знакомятся, многие начинают дружить. Самое главное – это личные отношения.

 По нашим наблюдениям, синдром выгорания часто возникает там, где слабые отношения, где дружба страдает или отсутствует. Еще, конечно, надо поддерживать энтузиазм, иначе он иссякает. Совместное чтение Евангелия – лучшее средство поддержания дружбы, энтузиазма и настроения!

Важно и то, что каждый, кто приходит в Общину, должен встречать кого-то, кто о нем заботится. Например, в храме, на молитве, важно позаботиться о тех людях, которые впервые пришли в наш храм. Конечно, среди пришедших есть люди, не желающие общаться, но такая возможность у них должна быть обязательно. У нас есть специальные волонтерские команды, которые следят за порядком в храме и оказывают внимание прихожанам, их около 35 человек. Но и всем нам на духовных беседах объясняют, насколько важно оказывать внимание. Потому что если вся Община не живет единым духом дружбы, то никакая специальная команда не спасет.

 Мы подводим итоги. Я сделала для себя вывод, что наши каникулы в Риме стали полезным семинаром по изучению дружбы и любви. В моей памяти отношения между членами Общины святого Эгидия останутся одним из примеров настоящей дружбы, основанной на неподдельном уважении к ближнему. Дружба не приемлет никакого обмана, даже такого хитро завуалированного, как сарказм или ирония (то, что на сленге называется «стёб»). Она зарождается именно тогда, когда начинаешь видеть образ Христа в том, кто рядом с тобой. И мы, православные паломники из разных храмов Москвы, не только общались с членами Общины и посещали христианские святыни в Риме, но и учились дружить. Мы пытались заботиться друг о друге с любовью и уважением. И спасибо всем за эту учебу и заботу.