Русские мифы о греческом православии

Правда ли то, что греки никогда не исповедуются, почему гречанки не покрывают голову в церкви, откуда у них в храмах скамейки, – о духовной жизни Греции, «мифической» и реальной, мы беседуем со священником Александром Носевичем, выпускником богословского факультета Афинского университета, клириком храма Святой Троицы в Афинах.

- Отец Александр! В Греции почти что в каждом храме мы видим скамьи, женщины приходят на службы с непокрытой головой, в брюках… Как эти отступления от традиции сказываются на духовной жизни греческого общества?

 - Действительно в греческой православной традиции в 20 веке из-за проникновения западной культуры произошли изменения: появились скамьи внутри храма (хотя, замечу, что стасидии в монастырях были всегда для долгих богослужений), женщины перестали носить косынки, могут в брюках зайти в храм. Но ведь западные влияния на Русскую Церковь намного глубже и серьезнее. Просто мы об этом сейчас фактически не задумываемся. В Греции эти внешние отступления не привели, слава Богу, к утрате главного – внутреннего осмысления православной веры.

Давайте не будем лукавить, русское богослужение – пышное, с излишествами. Греческое богослужение отличает простота. Эта же простота и единодушие наблюдается во взаимоотношениях прихожан и духовенства. В России священник или архиерей скорее представляют некую «касту», т.е. когда человек попадает в клир, это, как правило, отделяет его от прихожан. Здесь такого представить себе невозможно. Да, есть уважение к священному сану, но барьеров в общении сам факт священства не создает. Приходящий в храм – приходит в семью. Пускай он делает свои первые шаги не очень удачно, но это не повод его оскорбить или показать на дверь, что, к сожалению, нередко случается в России при всем нашем внешнем благочестии. Внешне – все благополучно, а внутри – иначе. Именно закрытость русской души – самая большая ее проблема. В Греции же было и есть понимание, я бы сказал сущностное, вещей, доступных в своей открытости и простоте.

 - В России, по статистике, существует огромный разрыв между людьми, считающими себя верующими, и людьми воцерковленными. А как в Греции?

 - Начнем с того, что Церковь в Греции пока имеет государственный статус и тесно сотрудничает с государственными и общественными структурами. Она официально участвует в жизни общества и имеет голос в оценке происходящих в Греции событий. К ее голосу прислушиваются, иногда вынужденно, и в государственном аппарате. Все – как некогда было в дореволюционной России.

Разница между людьми глубоко церковными и так называемыми «захожанами»  cуществует. Для Греции этот фактор усугубляется тем, что православие здесь – традиционная государственная религия, и принадлежность к нему хотя бы по факту крещения – очень высокая. Конечно же, далеко не каждый, кто считает себя верующим, является таковым по сути. Только в моменты  потрясений, катастроф, войн, эпидемий, бедствий люди в своем подавляющем большинстве серьезно задумываются о вопросах жизни и смерти. В повседневной же жизни они слишком заняты житейскими проблемами, общественными неурядицами, сиюминутными заботами. Церковь всегда и везде помогает людям не забыться окончательно в кругу непрерывной жизненной гонки. Продуманной системой праздников и постов она напоминает им об иной реальности, о жизни вечной. Храмы в Греции практически всегда открыты, особенно крупные приходы. Туда может придти любой желающий и обратиться к священнику со своей духовной проблемой, получить разрешение недоумений.

В повседневной жизни греки с глубоким уважением относятся к священному сану: уступают место в общественном транспорте, даже если клирик молод годами, могут прямо на улице, в магазине, в трамвае взять благословение. Проходя или проезжая мимо храма, многие крестятся. Повторяю, в Греции, как правило, храм – не есть неприступная крепость, к которой и приблизиться порой страшновато, но прежде всего – обитель Бога Живого, где каждый ощущает себя членом семьи, получает радость от общения с церковными людьми, а не утыкается в стену холодного равнодушия. Только так можно помочь человеку обрести внутренний покой и упование на исцеляющую духовные раны силу Духа Святого.

 - Какова в Греции традиция духовничества для воцерковленных людей? Сопоставима ли ситуация с Россией?

 - Греция в данном смысле находится в преимущественном положении, потому что в России традиция духовничества была искоренена в 20 столетии. Духовное преемство фактически пропало. Здесь же это преемство сохраняется с византийских времен. Кажущаяся нашему человеку дерзость подходить к Святым Дарам без обязательной исповеди – это на самом деле древнейшая традиция Церкви. Одно дело взять благословение духовника на Причастие и совсем другое – исповедоваться ему. Ведь даже отходя от исповеди и направляясь к Святой Чаше, человек не в состоянии удержаться от хотя бы мысленных грехов. А стоять половину Литургии, иногда – дольше, в ожидании исповеди и после бежать к Причастию – крайне вредно для того, кто пришел на встречу с Самим Господом. Во-первых: нарушается сакральность, теряется понимание исповеди как Таинства. Во-вторых: прихожанин фактически не присутствует на Литургии (а ведь каждое слово Литургии – крайне важно и действенно для души и сердца верующего!), постоянно думая о том, что сказать, как ничего не забыть и успеть причаститься. Получается, что два величайших события для пришедшего на Вечерю Господню – исповедь и Причастие воспринимаются как некая полуформальность, а не Таинства.

 - В России существует представление, согласно которому в Греции никто не исповедуется, люди подходят к Причастию, когда хотят. Это так?

 - Это не так. Духовник, руководитель духовной жизни человека (им может стать и настоятель общины, и иеромонах), знает все стороны жизни человека, подсказывает, как ему бороться с его страстями, как молиться. Исповедь совершается подробно и не наскоком. Именно духовник, регулярно исповедующий человека, определяет, как часто ему причащаться и дает на это свое благословение. Мы приезжая из России и находясь на богослужении в храме поражаемся, что нет, столь привычных для нас очередей к исповеди, взмыленных священников, спешащих всех накрыть епитрахилью. И поэтому когда мы видим, что люди спокойно и чинно, но не без южного темперамента, подходят к Чаше, то делаем выводы, что здесь исповеди вообще не существует. На самом деле желающий исповедоваться приходит в определенный день и час, когда принимает его духовник. Конечно, бывает и злоупотребление доверием священника, однако, у нас ведь тоже невозможно всех убедить поступать по совести. Особенно где-нибудь в соборе или в большом монастыре священник не может знать, исповедовался человек, приступающий к Святым Таинам или нет, он ему просто доверяет.

 - Благословение на причащение каждому дается индивидуальное?

 - Конечно. С настоящим духовничеством я познакомился в Греции. Поначалу тоже многое воспринимал критически. Но когда увидел реальную сторону духовной жизни греков, она меня потрясла. В Красноярске было так: приходит в храм порядка 200 человек на исповедь. Что священник может сказать всему этому количеству народа в течение часа-двух? Он должен осуществить колоссальнейшую работу: разобраться в тонкостях души каждого, понять, что его заставляет совершить тот или иной поступок, научить правильно жить. При этом любое слово священника – на вес золота. Как возможно в течение часа-двух полноценно исповедовать 200 человек? Поэтому проводят общую исповедь. Но перечисление грехов на общей исповеди еще не приводит к покаянию. Зачастую исповедь, это великое Таинство, мы низводим до полумагизма: человек пришел, сказал «виновен», его накрыли епитрахилью и все. Никакого духовного переворота в жизни человека не происходит после такой исповеди. Вот что самое трагичное.

 - А здесь происходит?

 - Отношения духовника и пришедшего на исповедь – это отношения отца и сына или отца и дочери. Важно, что духовник непременно обладает духовным опытом. Почему здесь не дают право исповедовать новорукоположенному иерею. Потому что при всей образованности, при всех уникальных своих возможностях он не обладает самым важным: опытом духовничества. Ему нужно еще многому научиться, напитаться церковным духом, стать подлинным проводником благодати Божией.

 - Какой канон относительно рукоположения действует в Греции?

 - Прежде всего, для рукоположения необходима рекомендация духовника. Духовник, как я уже сказал, это не случайный человек, у которого ты 1-2 раза поисповедовался, но тот, кто знает всю твою подноготную. Если духовник не поставит подпись к рукоположению, рукоположение невозможно (т.е. не формально поставит подпись, а архиерей пускай сам разберется, нет!). В первую очередь спросят, если что не так, с духовника: кого он воспитал. И спросят очень жестко. Здесь сохраняется традиция церковных судов, утерянная в России. И, естественно, духовник обязуется перед епископом, что кандидат в священники обладает всеми необходимыми качествами и не имеет никаких препятствий к рукоположению. Рукоположения, скажем, человека, который вступал в добрачные отношения или разведен, или женат второй раз, здесь исключены. Каноны соблюдаются строго. Ведь в жизни будущего священника абсолютно все играет огромное значение.

По мере того, как священник погружается в жизнь Церкви, духовник ходатайствует перед епископом о поставлении его в духовники. Необходима и подпись супруги, если кандидат – из семейных. Кроме того, требуется свидетельство двух человек, что кандидат действительно показал себя с достойной стороны. А также объявляется на приходе и в СМИ, иногда по радио, что такой-то избран кандидатом на рукоположение в священный сан, поэтому, если у кого-то есть претензии к кандидату, личное несогласие или недоумение, это заранее сообщается архиерею или в епархиальное управление. Если претензий к рукополагаемому нет, то его в назначенное время возводят в священный сан. Как правило, священническая хиротония на приходах в Греции – это целый праздник, особенно, если рукополагаемый выбран из местной общины.

 - Существуют ли возрастные ограничения для рукоположения?

 - До 30 лет в священника обычно не рукополагают. Все за очень редким исключением происходит согласно канонам, в русле древней церковной традиции. Кстати, в Греции вы не встретите священника на улице без подрясника, в мирской одежде. Это запрещено канонами и, если факт появления священника без надлежащего вида будет доведен до священноначалия, то такого нерадивого пастыря ждут серьезные неприятности и наказания. Кроме того, появление священника в общественном месте в штатском костюме непременно вызовет негативную реакцию у населения, а виновник станет объектом разговоров и кривотолков.

 - Через сколько лет после рукоположения священник получает благословение на духовное окормление паствы?

 - Обычно должно пройти не менее трех лет, прежде чем священник станет духовником.

 - Многие ли священники Элладской Православной Церкви несут послушание духовничества?

 - Процентов 80. Обычно рано или поздно человек достигает той степени духовного возраста, когда он способен стать духовником.

 - Сколько духовных чад приходится в Греции на одного духовника? Может быть, наши проблемы связаны с тем, что священник несет непосильную нагрузку?

 - На этот вопрос каждый духовник ответит по-своему. Все зависит от сил конкретного священника и людей, которые приходят к нему за исцеляющим словом Христовой любви.

 - Всегда ли исповедь проводится в Греции вне богослужения?

 - Да, исповедь никогда не бывает втиснута в рамки Литургии. Для ее совершения выделены определенные дни. Исповедь может длиться и час, и два, и три. А если понадобится, то и на протяжении нескольких дней человек может возвращаться к беседе с духовником. Но только не во время Литургии.  

 - У нас в храме мученицы Татианы при МГУ всегда существовала возможность придти в какой-то день и неспешно исповедоваться вне службы! Значит, это осуществимо и в России?!

 - При правильном понимании того, что такое исповедь, все возможно. Почему не исповедоваться заранее! Бывает предлог, мол, человек за день нагрешит! Но пока человек протолкнется от исповеди к Чаше, он уже согрешает и помыслами, и словами, и осуждением. И его исповедь становится условной. Поэтому нужно правильно расставить акценты в понимании духовной жизни и набраться мужества переосмыслить поступки и мысли, препятствующие ее нормальному развитию. 

 - Что дает человеку индивидуальная исповедь в сравнении с общей, все еще принятой в России? Почему она так важна?

 - Важно, чтобы человек, приходящий на исповедь, ощущал, что его исповедь –  это не суд, где его будут осуждать или оправдывать, не место казни или «галочки» для соблюдения проформы, но величайшее Таинство. В этом Таинстве ему, раздавленному страстями и израненному грехами, подается исцеляющая благодать, дар Святого Духа. На исповеди он, измученный укорами совести может получить подлинное успокоение и отдохновение от бесконечной борьбы с собой и своими пороками. В неспешной обстановке, при всецело доброжелательном отношении священника, который не переминается нетерпеливо с ноги на ногу, а располагает временем выслушать кающегося, человек переступает барьер страха, внутреннего стеснения раскрыться во всей глубине своего покаяния другому человеку, облеченному в священный сан. Он доверяется ему, как отцу, который поймет его и поможет разобраться во всех затруднениях и сомнениях, поддержит его в добре, подскажет, где корень и источник его злоключений и страданий. Не нужно бояться выслушать человека! Однако для этого элементарно требуется немного времени, которого, при всем желании, при общей исповеди у священника нет.

 - Что из литературы, переведенной на русский язык, наилучшим образом раскрывает подлинную духовную жизнь в Греции?

 - Такой литературы сейчас немало. Конечно, основополагающий для любого христианина, а тем более для пастыря, – опыт Святых Отцов. Из современных переводов я бы отметил замечательное издание творений старца Паисия Святогорца, сочинения митрополита Иерофея (Влахоса), проповеди отца Константина Статигопулоса, жития митилинских мучеников, поучения преподобного Космы Этолийского.