Любить иных – тяжелый крест…

Что такое любовь в жизни человека? Какой она должна быть? Как мы должны понимать и принимать это чувство? Где та суть, та сердцевина, которую должен видеть человек? Как сделать так, чтобы из хорошего и доброго чувства наша любовь не превратилась в тяжелую болезнь?

Я помню первое свое впечатление от Евангелия, которое я начал читать в сознательном возрасте, обучаясь в старших классах школы. И в первом моем прочтении Евангелия есть эпизоды, которые особенно запали мне в душу. Более всего меня поразили страдания Христа — страдания без вины виноватого. Для меня это был парадокс, который вызвал мое глубокое удивление. И тем своим умом я долго не мог понять, почему и зачем Христос это сделал. Что Им двигало?

Я был тогда совершенно нецерковным человеком, и эти вопросы для меня стояли остро, особенно в разрезе того, советского воспитания, которое имел я. Были в нем и хорошие примеры добровольной и героической смерти. Что первое приходит на ум? Александр Матросов, который своей грудью закрыл амбразуру. Ясно, что он делал это не ради памятников, не ради названных в честь него улиц и площадей. Он это делал из-за какого-то чувства к тем людям, которые были за его спиной. Он понимал, что если сейчас он этого не сделает, то смерть продолжит плясать на этой высоте и еще многих с собой унесет. Хорошо, это понятно...

Но Христос-то зачем это сделал? Ведь не было в этом такой жизненной необходимости. Ведь ничто же не угрожало. Вот Он умри, и Его смертью сейчас же другие будут жить, как во время войны? Но нет же, никто же не заставлял Его! Для меня это был глубокий вопрос.

Ответ же нашелся очень быстро. Я даже никого не спрашивал специально. Как-то в храме во время общения с батюшкой услышал простые и замечательные слова: «Господь по любви к людям это сделал». И во мне все встало на свои места, все успокоилось. По любви к людям… Сделал, потому что был и остается причастен к тем, ради кого Он умер.

Такое понимание глубоко тронуло мою душу. Я понял, что такая сострадательная любовь Бога к людям, ко мне, не может остаться безответной. Всегда же учили, если тебе кто-то что-то дал, надо сказать: «Спасибо». С самого раннего, самого маленького возраста учат детей и учат именно потому, что это нормально, это по-человечески — благодарить, отзываться таким же чувством. Воспитание благодарности в человеке начинается с фразы, которую мы все помним из детства: «Скажи дяде спасибо». И это «спасибо» начало тогда для меня приобретать смысл. Я начал понимать, Кто ждет этого «спасибо» и за что я это «спасибо» должен говорить. С этого момента началась моя духовная жизнь.

Понятно, что научиться любви сразу невозможно. Особенно если ты рядом примера такой любви не имел. Но если ты доверяешь, если ты веришь Христу, если для тебя Бог настолько реален, как реально все то, что тебя окружает, то это понимание не может не родить чувства благодарности к Богу и ответной к Нему любви.

Заставить себя любить невозможно. Можно только притвориться. Но ведь это неверно! И как-то нужно учиться не участвовать в этом притворении. В середине февраля будет удивительный «день притворства» — день всех влюбленных. К великому сожалению, этот день многих опять отдалит от настоящего понимания любви как чувства, вложенного в человека при его создании. Вспомним, что человек был рожден в любви Бога к человеку.

На мой взгляд, в притворстве участвовать нельзя, ни в чем и никогда, даже в мельчайших вещах. Притворство в любви настолько исказит и отравит в человеке это чувство, что он еще долго не сможет его себе вернуть. Часто можно слышать от светских семей: «Ребенок родился в любви». Или: «Не в любви родился». Это печальный знак, потому что, слыша такие высказывания, я понимаю, что для многих из нас чувство любви становится голосом крови, вскипанием крови. Любовь продолжает оставаться чувством какого-то полового влечения, но не чувством крестного пути.

Смотрите, какой возвышенный гимн любви написал апостол Павел: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится».

Эти свойства любви мы должны хорошо знать и соразмерять наши чувства с этими свойствами. Действительно ли это любовь или это, судя по симптомам, уже болезнь, а не добродетель, не здоровое ощущение жизни, а именно болезнь? Себя стоит всегда подвергать подобной ревизии и в свете Евангелия смотреть в самого себя.

Бывает так, что при всей моей любви к конкретному человеку я не имею от него никакого ответного чувства. Более того, я могу испытывать горечь и боль от этих взаимоотношений, но не хочу и не могу перестать любить. И в этой ситуации, как мне кажется, необходимо, чтобы и ты, и этот человек созрел для подобных отношений. Иными словами, нужно подождать. Конечно, очень хочется взаимности, но меня в таких моих желаниях останавливают мои детские воспоминания.

Там где я вырос, во дворе моего дома, росла черешня. Когда она созревала, была возможность ее съесть, не дожидаясь ее зрелости. И я начинал ее есть, но тот ужасный привкус горечи, который есть в неспелых плодах, останавливал. И потом, когда я начал анализировать свои поступки, то заметил, что с каждым годом своей жизни я все позже и позже начинал ее есть, дожидаясь все же периода ее полного созревания. И однажды, когда я уже созрел (я созрел, не черешня!), я научился есть не зеленую, а уже созревшую черешню. Кто здесь зрел долго: черешня или я? Скорее всего, я. Но при этом все эти годы я очень ее любил и по сей день люблю.

Мое отношению к людям, к требованиям в отношении их чувств ко мне точно такое, как к этой черешне. Еще не пришло время, еще не созрел человек. Нужно просто подождать. Сколько? А вот столько, пока созреет. Больно, очень горько. Иной раз это бывает так больно, что ты останавливаешься перед выбором. И в этот момент лукавый тебе шепчет: «Вот видишь! И поэтому любить вообще никого не надо!» Тогда ты понимаешь, если он начинает тебе шептать и задевать тебя за это, значит, ты оставил что-то в своей душе приоткрытой, что так сквозит, что так вымораживает твои чувства, что так выстуживает твое сердце. Ты что-то делаешь не то! А вдруг ты любишь этого человека для себя самого, вдруг ты уже в этой любви ищешь своего? И ты начинаешь искать ответ на этот вопрос. И ответ находишь с Божией помощью, и понимаешь, действительно ли это любовь открытая, готовая к самопожертвованию или нет.