Константин Кинчев: Просто поговорить о жизни

Константин Кинчев в представлении не нуждается. Перед встречей со знаменитым рок-музыкантом холл Центрального дома журналистов был заполнен поклонниками — от школьников-подростков до людей возраста их родителей. Еще бы — на песнях группы «АлисА» выросло уже не одно поколение.

Константин отвечал на вопросы два часа, и «снял» лишь один…

Перед началом встречи в заполненном «под завязку» зале негромкий ровный гул пришедших, обычная организационная суета: журналисты проверяют работу диктофонов, фотографы — свет, и не испортит ли кадр стоящая на столе бутылочка минералки. На многих — шарфы с символикой группы. Наконец, появляется сам «виновник» в сопровождении игумена Иоасафа (Полуянова). После молитвы «Царю Небесный» и бурного приветствия объявлен регламент: это не лекция, не проповедь, не концерт и не творческий вечер — это просто разговор, от сердца к сердцу. По словам отца Иоасафа, «встреча с человеком — это всегда встреча со Христом». А цель такой встречи — вместе попытаться найти ответы на вопросы, возникающие в душе у человека.

С самого начала диапазон вопросов был чрезвычайно широк: от политики до предпочтений в музыке, от технических подробностей работы над новым альбомом до борьбы со страстями, кризиса среднего возраста и воспоминаний детства. Сыпались вопросы каверзные, наивные, бытовые. На все Константин отвечал терпеливо и настолько подробно и развернуто, насколько сам вопрос это позволял. После почти каждого его ответа раздавались аплодисменты, а иногда — смех.

 

Манера его общения со слушателями — честная, искренняя, доверительная, с юмором. В глаза бросалось полное отсутствие у Константина Кинчева т. н. «звездной болезни», таких ее проявлений, как надменность, желание учить и быть гуру для окружающих. Одновременно чувствовалось, что музыкант, конечно, великолепно владеет аудиторией, но при этом не любит слишком личных вопросов.

 «В меня верить не надо, — предупреждает герой вечера, — мне надо верить очень осторожно». Для многих поклонников такие встречи — свободного формата и без четкого регламента — редкая возможность пообщаться с любимым музыкантом лицом к лицу, «за жизнь».

Поскольку спросить можно было обо всем, поклонники пользовались возможностью разрешить свои недоумения, возникающие иногда при знакомстве с творчеством Константина Кинчева и «Алисы». Одна девушка спросила о смутившем ее жесте «коза», часто употребляемом Кинчевым на концертах — мол, жест сатанинский, как это все совмещается с Православием? На это Кинчев ответил, что когда он на концерте поет о чем-то «отрицательном» — то делает «козу», а когда поет о чем-то положительном — то другой жест, внешне похожий на «козу», а на самом деле — один из вариантов благословляющего жеста, который встречается в иконографии. «Но меня почему-то всегда фотографируют либо так (изображает «козу»), либо так (вскидывает руку в жесте, похожем на нацисткое приветствие)», — замечает рок-звезда.

Другого вопрошающего заинтересовали кольца на пальцах музыканта. Отец Иоасаф, приглядевшись, высказывает авторитетное священническое суждение: «Богословских замечаний нет». На одном из колец Кинчева — череп в каске: по его словам — «это воин, который желает умереть за Христа, и хорошо бы в трудную годину быть к нему ближе». А рыба — древний христианский символ; как разъяснил священник, греческое слово «ихтис» расшифровывается как «Иисус Христос».

 

Был и такой вопрос: «Как можно совмещать Православие и некоторые черты славянского язычества?» Ответ — «Так же, как и в другие православные люди. Через ощущение себя на своей земле и одновременно причастным к великой Соборной и Апостольской Церкви. Не через суеверие и ритуалы, а через ощущение причастности к земле и к тому, что на этой земле происходит».

 На традиционные вопросы о муках творчества Кинчев ответил, что «муки творчества возникают тогда, когда приоритеты еще не расставлены. Когда же они расставлены — то творчество оказывается на периферии. Приходит импульс — я его записываю, не приходит — занимаюсь чем-то другим». Говоря о темах песен — «что на сердце лежит, то и отражается в песнях». Несмотря на то, что уже для нескольких поколений песни «Алисы» часто заставляют задуматься о смысле существования и других «проклятых вопросах», а кому-то даже помогают найти на них ответы, Кинчев не ощущает себя ни учителем, ни проповедником а «просто рок-звездой». По словам музыканта, он больше всего любит концерты, чувствует себя на них как дома и в периоды, когда их нет, скучает. На вопрос же «Как стать музыкантом?» Константин подробно рассказал, как он еще в детстве решил стать рок-звездой: «Всю жизнь я мечтал быть кем-то. Сначала я хотел быть Чингачгуком. Потом я хотел быть Джоном — одноногим Сильвером. А потом я поехал в пионерлагерь, а там у нас был продвинутый радиорубщик. Сам лагерь был маленький, без особого надзора — поэтому на побудку у нас играла песня «Святые» с третьего альбома «Black Sabbath». Приехав домой из этого пионерлагеря, я понял, что хочу быть Оззи Осборном. Но когда я понял, что Оззи Осборном мне не быть, то решил, что буду рок-звездой по имени Константин Кинчев. Мне было 14 лет, так все и началось».

 

Музыкант поделился с пришедшими своими мыслями и о многих непростых вещах — в частности, почему он считает монархию наилучшей формой управления Россией, «но на сегодняшний день это утопия». От разговора о монархии недалеко было и до более злободневных тем, явно занимающих его мысли. Например, почему у титульной нации нашей страны — русских, в отличие от всех остальных ее народов — «нет даже клочка земли, пусть где-нибудь на Колыме, я согласен» — который русский человек мог бы назвать своим, о разрозненности патриотических движений. В то же время Кинчев остерегался выносить какие-либо суждения об истории, и вообще не хотел никого судить — ни Троцкого с Колчаком, ни Папу Римского. Когда речь зашла об отношении к государству, то здесь он выразился емко: «Государство, вместо того, чтобы попытаться понять народ, закручивает гайки. Все мы знаем из физики, хотя бы из школы, что когда пару некуда выходить — происходит взрыв. Что же касается меня, то я всегда на стороне русского народа, к которому имею честь принадлежать».

 Были и неизбежные вопросы о том, что он в последнее время слушает/смотрит/читает. Кинчев кратко доложил, что посмотрел «Доктора Хауса» — «крепкий сериал, и образ Хауса очень интересный, вот только в Бога не верит»; прочел — «Братьев Карамазовых» — «прочитал и обломился, в 25 лет прочел — не зацепило, в 35 лет прочел — зацепило очень сильно, долго ходил под впечатлением, а сейчас опять нет»; а слушает уже много лет исключительно тяжелую музыку во всех ее проявлениях.

 

Что же касается самого главного, что есть в жизни христианина, — то здесь Константин был скромен, не давал однозначных ответов на вопросы, не учил, как жить и спасаться, а на все вопросы о собственной духовной жизни отвечал, что только Господь может судить, каков он как христианин. Но опыт человека, много лет живущего церковной жизнью, ценен сам по себе. «Я просто живу и ощущаю себя причастным к Великой Церкви, со всеми таинствами, ритуалами, послушаниями, аскезой. Мне все в Ней нравится. Другое дело, что я плохо работаю над собой. И послаблений себе массу даю, по собственной своей слабости. Я очень нехороший христианин». Что же касается плодов духовной жизни, то и здесь человек не может, по мнению музыканта, сам их оценить: «Ты думаешь, что наработал на арбуз, а на самом деле — на семечку от клубники. После смерти узнаем». На вопрос о том, удалось ли в жизни осуществить евангельский призыв «Оставь все и следуй за мной» Константин резонно заметил, что «тогда меня уже можно было бы называть святым. Вообще я топчусь на месте и не дерзаю брать на себя большего креста, чем несу сейчас».

В течение почти двух часов Константин терпеливо отвечал на все задаваемые вопросы, и в продолжение всего этого времени в зале сохранялась атмосфера открытости, душевности и теплоты. Вопрос был снят только один: «Занимаетесь ли Вы благотворительностью?». На него музыкант ответил: «Занятие благотворительностью должно быть анонимным, так что вопрос снимается».

Встреча с рок-музыкантом завершилась так же, как и началась, — после продолжительных аплодисментов — молитвой. Но если в начале «Царю Небесный» читал один игумен Иоасаф, то «Достойно есть» пел, неслаженно и поначалу неуверенно, целый хор голосов. Может быть, это и есть главный итог прошедшей встречи.

Фото: официальный фотоархив ПЦДРМ

Творческий вечер-встреча с Константином Кинчевым, лидером группы «Алиса», прошла 31 марта 2011 г. в рамках Общедоступного православного лектория в Центральном доме журналиста (Никитский бульвар, дом 8а), организованного Патриаршим центром духовного развития детей и молодежи при Даниловском монастыре.